MENU

Реальность, которую боятся признать, – закон о статусе оккупированных территорий

4316 0

Уже более трех месяцев я и наша небольшая команда юристов занимаемся разработкой этого законопроекта. О том, что такой закон нужен, я начал говорить еще год (!) назад на всех уровнях – начиная от президента, премьер-министра, профильных министерств и международных организаций. Не встретив поддержки и понимания (а разрабатывать такой закон без участия силового, экономического и социального блока крайне сложно), мы начали заниматься разработкой этого закона сами, самостоятельно привлекая к работе заинтересованные стороны – начиная от общественных организаций, министерств и заканчивая Советом Европы.

Мы достаточо далеко продвинулись, и уже совсем скоро будем готовы публично представим свое видение. В ближайшее время я постараюсь подробно и доступно объяснять, что мы делаем, как именно, какие у нас подходы, а главное – зачем это нужно.

Я убежден, что Закон о статусе оккупированных территорий по праву является историческим, и он должен дать ответы на четыре главных вопроса.

Политико-правовой статус территорий

Мы считаем, что в рамках правового поля Украины мы должны четко определить, что Российская Федерация осуществляет эффективный контроль (оккупация) над территориями Автономной Республикой Крым, городом Севастополь и отдельными районами и административно-территориальными единицами Донецкой и Луганской областей. В частности, наш закон должен обозначить точную дату оккупации каждой из этих территорий и возложить на Кабинет министров обязанность определить перечень и границы этих административно-территоральных единиц. (О тонкостях статуса оккупации в международном праве я расскажу в последующих постах).

Читайте также: У чому суть дебатів довкола законопроекту щодо тимчасово окупованих територій

Принятие этого закона в дальнейшем может стать серьезным подспорьем при рассмотрении наших исков в Международном суде ООН и ЕСПЧ. Помимо этого, он может стать частью правовой базы, которая в дальнейшем обяжет Российскую Федерацию нести ответственность за нарушение норм Женевских Конвенций.

Права граждан

Это один из самых чувствительных вопросов, поскольку, согласно международному законодательству, даже если эффективный контроль над оккупированной осуществляет страна-оккупант, и, соответственно, несет всю ответственность за нарушение прав граждан на этих территориях, это не снимает обязательств по соблюдению прав человека со страны, территорию которой оккупировали.

Иными словами, несмотря на то, что ответственность за нарушение прав человека в Крыму, и ОРДЛО несет Российская Федерация, у Украины все еще остаются обязательства перед своими гражданами, проживающими на этих территориях. Это т.н. позитивные обязательства, в которые, помимо прочего, входят также социальное обеспечение и обеспечение товарами, необходимыми для выживания, право на свободу передвижения и т.п. (О том, как мы видим процедурно этот вопрос - в последующих постах)

Выборы

Законом будет установлен запрет на проведение каких-либо выборов на временно оккупированных территориях. При этом лицам, сохранившим за собой гражданство Украины, обеспечивается избирательное право в случае их официальной регистрации на подконтрольной территории. В этом случае они подпадают под действие отдельного Закона о возобновлении избирательного права перселенцев, разработкой которого мы сейчас занимаемся совместно с Ольгой Айвазовской, IFES, ГО "Свідома Україна". При этом мы считаем, что деоккупация не является единственным условием проведения выборов на вышеуказанных территориях – закон предусмотрит четкий перечень условий и обстоятельств, при наступлении которых можно будет провести выборы. (О том как мы видим этот аспект – в последующих постах)

Торговля

Нам кажется правильным разделить импорт и экспорт с оккупированных территорий, поскольку отношение к этим двум категориям должно быть разным.

В группе экспортируемых товаров мы должны четко отделить поставку товаров т.н. первой необходимости (essential supplies) от коммерческой деятельности. Дело в том, что в рамках наших международных обязательств мы не можем прекратить поставку товаров, необходимых для выживания. Их объем и категории должны быть четко определены.

Что касается импорта, то к этому вопросу надо подойти холодно и без спекуляций. В идеале импорт товаров и услуг с оккупированной территории должен быть прекращен. Кабинет министров должен разработать план по его минимизации с указанием конкретных сроков и ответственных. Что касается экспорта на оккупированные территории, я считаю (это мое личное мнение, о котором я сейчас пытаюсь спорить с экспертами), если это не касается сырья, и есть возможность обеспечения прозрачных и легальных продаж, то почему бы и нет? Это наш рынок, и продавая свои готовые товары, мы обеспечиваем работой наших граждан, и деньги получает наш бюджет. Мы можем прекратить поставки

Это не популизм, не фашизм и не желание пиариться. Мы сейчас не будем говорить об очевидном абсурде торговли в ситуации войны, о справедливости, совести и патриотизме. Давайте прагматично.

Совершенно очевидно, что импорт с оккупированных территорий прямо или опосредованно поддерживает финансовую стабильность режима по ту сторону баррикад. Нужно быть либо наивным, либо глупцом, чтобы полагать, будто ОРДЛО отпускают товары на территорию Украины без всякой финансовой выгоды для себя. Помимо этого, очевидно, что предприятия, находящиеся по ту сторону линии столкновения так или иначе взаимодействуют с оккупационным режимом, косвенно признавая юрисдикцию террористических организаций, а, значит, и финансируя их деятельность.

Таким образом, перед нами стоит выбор: финансировать терроризм (а по факту – поддерживать оккупацию) или предпринять все возможные меры, чтобы свести зависимость от импорта с оккупированных территорий до нуля. Учитывая, что Украина сама обратилась в Международный суд ООН с иском против России по факту финансирования терроризма, выбор очевиден.

Скажу сразу, это самый сложный вопрос закона, поскольку, очевидно, что за ним стоят реальные интересы. У меня есть опасения, что именно этот пункт будем самым большим препятствием для принятия закона об оккупированных территориях. Историческая справедливость, права граждан и необходимость урегулирования жизненно важных аспектов взаимодействия с оккупированными территориями могут быть поставлены в зависимость от коммерческих интересов украинских чиновников, политиков и финансово-промышленных групп.

Читайте также: Деокупція Донбасу: потрібні закони про амністію та колабораціонізм. Що вони мають передбачати

И последнее. Сегодня в парламенте уже зарегистрирован один Законопроект о статусе оккупированных территорий авторства моей коллеги Оксаны Сыроед ряда других народных депутатов. У нас нет расхождений в общей оценке ситуации, самого факта оккупации Российской Федерацией и ее ответственности. Противоречия лежат в области соблюдения прав человека, соответствия международным нормам права и политико-правого механизма разрешения ситуации в случае деоккупации.

Сейчас этот законопроект обсуждается специально созданной рабочей группой. В случае, если мы придем к общему знаменателю, мы готовы объединить наши команды и идеи.

Между тем, наряду с нами этот законопроект анализировали ряд уважаемых международных организаций – Международный Комитет Красного Креста, Global Rights Compliance, Право на Захист, Управление Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев, Восток-СОС, Крым-СОС, Danish Refugee Council, а также эксперты Совета Европы.

Думаю, в нынешнем виде у документа крайне мало шансов быть принятым Верховной радой. Я могу ошибаться. Но если нет, нам нужна альтернатива, которая объеденит всех депутатов и общество. Именно над ее разработкой мы и работаем.

Мустафа НАЙЕМ


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости