MENU

New Eastern Europe: Как Киеву и Брюсселю улучшить отношения?

1105 0

Саммит Украина-ЕС, прошедший 12 июля, показал украинцам реальность, которую ранее они не хотели признавать. Лидеры ЕС отказались включить слова из преамбулы к «Соглашению об ассоциации между ЕС и Украиной» о том, что Европейский союз признает европейские устремления Украины и приветствует её европейский выбор в совместное заявление, поэтому оно вообще не прозвучало. Источник Deutsche Welle сообщил, что твердо высказались против такой формулировки Нидерланды, косвенно их позицию поддержали Германия и Франция.

Позиция  ЕС в отношении Украины с 2003 года очерчена Европейской политикой соседства (ЕПС), которая не предусматривает потенциального членства. В то же время ЕС разрешил Украине доступ к некоторым своим инструментам, которые ранее предоставлялись только странам-кандидатам. Помимо Украины, по правилам политики соседства ЕС строит отношения еще с 16 странами на своих южных и восточных границах (включая Палестину).

Читайте также: Reuters: Тиллерсон: США могут решить проблемы и снять напряжение

Важно отметить, что политика соседства ЕС является результатом компромисса между государствами-членами Союза. Сегодня позиция влиятельных членов ЕС не направлена на изменение существующего подхода к восточным соседям, особенно касательно возможности их интеграции. Обзор ЕПС 2015 года подтвердил эту точку зрения. Не идет речи даже о долгосрочных перспективах перехода к политике расширения в отношении отдельных стран, для которых действует ЕПС. Тем не менее, последний обзор ЕПС подтверждает принцип дифференциации, который предполагает изменение отношений с некоторыми странами до того уровня, на который они нацелены сами. Например, ведутся переговоры о создании новых соглашений о партнерстве с Арменией и Азербайджаном (Москва дала на это свое согласие) взамен Соглашения об ассоциации. В 2013 году, когда Виктор Янукович попросил ЕС пойти на некоторый компромисс, такую ​​возможность даже не обсуждали. Учитывая, что подход изменился, Европейский союз объединяет усилия по преодолению нынешних кризисов в своём регионе. Однако ЕС не предлагает стратегического видения отношений с этими странами в долгосрочной перспективе.

Сегодня благодаря Евромайдану отношения между Украиной и ЕС стали намного лучше, нежели они были в 2013 году. Этой осенью в Брюсселе состоится следующий саммит Восточного партнерства. Очевидно, что разрыв в отношениях между ЕС, сторонами Соглашения об ассоциации (Украина, Грузия и Молдова) и теми, кто не подписывал соглашение, становится слишком большим, чтобы сохранить существующий формат инициативы. Именно по этой причине Украина, Грузия и Молдова имеют возможность разработать предложения о перспективах трансформации Восточного партнерства с учетом политической ситуации в самом ЕС и должны ею воспользоваться. Это даст им время, чтобы лучше подготовиться к выполнению требований интеграции.

Чиатйте также: Bloomberg: Экспорт угля в Украину – часть попыток Трампа противостоять России

Возможным решением для Восточного партнерства может стать переориентация отношений с Азербайджаном, Арменией и Беларусью на двусторонней основе в соответствии с принципом дифференциации. В то же время ЕС может усилить свое сотрудничество с Украиной, Грузией и Молдовой, разработав «План Маршалла» для региона. В отношении Украины такая инициатива уже перешла в стадию обсуждения. Кроме того, необходимо усилить роль сторон, подписавших Соглашение об ассоциации, в выполнении Плана внешних инвестиций ЕС и участии в работе Европейского фонда устойчивого развития (EFSD). Этого можно добиться за счет увеличения вклада в Фонд гарантирования EFSD стран-членов ЕС (таких как Германия и Польша), заинтересованных в укреплении экономик восточных соседей. Это приведет к увеличению частных инвестиций в их экономики за счет снижения риска потерь для инвесторов. Этим странам необходима обновленная инфраструктура, а также улучшение условий функционирования малого и среднего бизнеса.

В течение определенного времени политика ЕС в регионе основывалась на принципе «больше для большего». Это позволило провести некоторые необходимые реформы в обмен на доступ к соответствующим «бонусам» от ЕС. Самым последним из них был безвизовый режим, который с июня 2017 года действует во всех трёх странах, ранее подписавших Соглашение об ассоциации. Поэтому сейчас эта модель отношений исчерпала свою способность предоставлять больше, особенно в политическом аспекте. Это нужно понимать, отдельно учитывая тот факт, что ряд преобразований, связанных с внутриполитическими рисками и не имеющих глобальных целей, таких как перспектива членства, могут усложнить продвижение реформ и соблюдение норм и правил ЕС. Экономические возможности, растущие по мере продвижения реформ, должны заменить политические бонусы. Кроме того, ЕС должен продолжать поддерживать гражданское общество в этих странах и повышать свою роль во внутриполитических процессах.

Читайте также: The Washington Post: Вмешивались ли Соединенные Штаты в российские выборы?

 

Целесообразно увеличить участие стран «обновленного Восточного партнерства» в процессе принятия решений в самом ЕС касательно экономических и политических шагов Союза в регионе. ЕС долгое время подчеркивал необходимость расширения участия стран Восточного партнерства в этих процессах. Поэтому необходимо определиться с приоритетами и уровнем вовлеченности.

«Соглашение об ассоциации» является достаточно всеобъемлющим договором, и для выполнения своих обязательств Украине необходимо выполнить много «домашних заданий». К сожалению, в настоящее время она это делает неохотно, под давлением ЕС, других западных стран и гражданского общества. В декабрьском заявлении ЕС о референдуме в Нидерландах помимо болезненных слов для украинцев, подразумевающих отсутствие перспективы членства, были также и слова об ориентировании в отношениях с Украиной на антикоррупционные реформы, осуществляемые внутри страны. Однако в этой области по-прежнему нет большого успеха, поскольку страна заняла 131-е место (130-е в 2015 году) среди 176 государств в рейтинге Индекса восприятия коррупции Transparency International за 2016 год. Поэтому мечты о быстром членстве в ЕС должны быть заменены прагматичным подходом к использованию возможностей, предоставляемых инструментами ЕС для модернизации страны и укрепления её институтов.

Оригинал на New Eastern Europe

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости