MENU

Миссия МВФ. Чего ждут от Украины

1505 0

Этот визит ­–  часть работы. Нельзя говорить о том, что кто-то приедет с какими-то подарками, или во время визита будет принято некое решение. Визит –  это завершение определенного этапа консультаций между сторонами, изучение ситуации на местах и подготовка определенного решения. В этом плане я бы не переоценивал сам визит, а рассматривал бы его как инструмент коммуникации. Об этом в своем блоге на сайте "Новое время" пишет экономист, директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.

Если внимательно посмотреть на последние оценки Международного валютного фонда (последний раз большая миссия работала в Украине в апреле этого года и подготовила глубокий анализ того, что происходило в экономической политике в целом, давала панорамный вид нашей ситуации) то, если коротко, их наблюдения свелись к нескольким основным пунктам.

Читайте также: Atlantic Сouncil: Что в Украине стало лучше?

Первое, и самое важное. Украинская экономика оживает. В среднесрочном плане оценки МВФ являются позитивными. Это говорит о том, что мы, наверное, преодолели фазу падения. Сегодня идет восстановление украинской экономики, и это –  позитив, связанный, в том числе, с деятельностью Международного валютного фонда.

Краткосрочное восстановление –  это одно, но необходимо проведение структурных реформ для того, чтобы обеспечить долгосрочное экономическое развитие и рост. Это является очень важным, потому что МВФ, вся его логика заключается в том, чтобы прийти, помочь справиться с текущими проблемами, которые не дают возможность развиваться. Но во время этого периода, страна должна заложить дальнейшую основу для своего экономического роста.  

Основные моменты в отчете касательно Украины также сводились к тому, чего было не сделано из того, что было обещано во время предыдущих консультаций.

Начнем политических обещаний. Ключевой вопрос, который существует у МВФ, –  это способность страны, украинского государственного менеджмента стать действительно эффективными управляющими, преодолев ключевую проблему нашего общества – коррупцию.

Если мы внимательно посмотрим на деятельность МВФ, то миссия, которая приезжала к нам в апреле, подготовила очень интересный документ. В нем –  большое количество оценок того, как коррупция влияет на экономической рост, благосостояние и так далее, по всем экономическим параметрам. Разговоры с МВФ и появление такого документа для меня являются абсолютно четким сигналом в том, что МВФ боится недееспособности Украины именно в том плане, что коррупция влияет абсолютно на все, –   принятие политический решений, использование денег и так далее. Что это не вопрос отдельного человека, это наша системная проблема, без решения которой тяжело идти вперед.

Еще момент, на который МВФ деликатно обращает наше внимание, –  это пенсионная реформа. И здесь были непростые дискуссии с фондом. Идея правительства была на первом этапе повысить размер пенсий, но это приводило к увеличению дефицита Пенсионного фонда. И только на втором этапе этой реформы предполагалось провести какие-то изменения, которые сделают Пенсионный фонд сильнее, чтобы снизить его дефицит.  Со скрипом были достигнуты договорённости. Но мы видим, что пенсионная реформа пока находится в самом начале пути. Не до конца понятно, что будет дальше.

Читайте также: Фантазии о Бендукидзе и быстрых реформах

Второй момент, который волнует специалистов фонда, связан с земельной реформой. Для МВФ – это не просто продажа и купля земли. Предполагается, что если мы запускаем полноценную земельную реформу, то это приведет к созданию кадастровых регистров, потому что права собственности обеспечиваются не просто Конституцией, а обеспечиваются конкретными документами. Также это предполагает формирование соответствующей аграрной политики, когда государство дистанцируется от такого ресурса, как земля, и в этом плане надо как-то по-другому регулировать вопросы, связанные с сельскохозяйственным производством. Тут мы видим проблему, потому что вопрос купли-продажи земли технически сложный. Мы пока не можем сказать, как это механизм будет работать. Сегодня существует определенная позиция по таким социально-политическим моментам: кто-то выступает за продажу, кто-то против, и так зарабатывает политические очки. С другой стороны, давайте не забывать о том, что у нас значительная часть земли контролируется крупными аграрными холдингами, которые де-юре не являются собственниками, а де-факто их благосостояние зависит от того, как они контролируют этот ресурс. Здесь очень много внутренних проблем.

Еще вопрос, который поднимает МВФ, связан с приватизацией. Эта тема достаточно важна, потому что это, в определенной степени, завершение эпохи реформ, с одной стороны. Но с другой, это и некоторое количество денег, которые мы можем получить в бюджет. А с третьей стороны, это избавление государства от тех активов, которые являются «мертвыми» и фактически ничего не приносят. Зачем тащить лишнее, если можно сконцентрироваться на других функциях?

В целом, мне кажется, что проблема нашего сотрудничества с Международным валютным фондом в том, что уже давно закончился тот период, когда можно было завоевать симпатии МВФ правильными лозунгами или принятием каких-то глобальных решений. Теперь МВФ требует о нас бухгалтерской, четко выверенной работы по реализации обещаний.

Мы понимаем, что борьба с коррупцией, это не только и не столько обыски, громкие факты и имена. Это работа по доведению этих случаев до суда, и соответствующее наказание тех, кто действительно виновен в коррупции. Мы никак не может создать такой замкнутый, полный цикл борьбы с коррупцией. Сюда же относятся и вопросы, связанные с формирование антикоррупционного суда. Сегодня существует большие проблемы видения этого суда не только между разными политическими силами, но и между парламентом и Кабинетом министров.

Читайте также: В Украине не произошли перемены. Новая власть управляет по-старому

Давайте говорить честно: те задачи, которые сегодня решаются, они являются сложными для некоторых наших высокопоставленных чиновников в правительство. А ведь решение некоторых вопросов требуют лидерства. И для представителей МВФ очень важно понимание дееспособности власти, с которой они ведут диалог. И вот тут мы возвращается к нашим традиционным проблемам. Есть правительство, есть парламент, но говорить о существовании единого прореформаторского большинства не приходится. Мы видим, с каким трудом идут все эти голосования. Понятно, что с началом нового политического сезона будет все больше разговоров о выборах. А когда речь идет о том, что же выбрать: реформы или свое пребывания у власти, –  к сожалению, 90 % украинских политиков выбирают место, а не действия.

Значительная часть вопросов по реформированию тех или иных сфер связана с тем, что по ним нужно принимать целые законодательные пакеты. Мало принять один закон, скажем, о пенсионной системе. Нужно вносить изменяя в другие законодательные акты, которые имеют к ней отношение. И так во многих вещах. Любая реформа, как в фокусе, собирает в себя большой аспект проблем.

Пока тяжело давать прогноз относительно того, получит ли Украина до конца 2017 года новый транш по программе МВФ. Если брать по балансу плюсов и минусов, мне кажется, что мы скорее получим средства, чем не получим. Однако мы видим, что каждый следующий транш нам дается все сложнее, чем предыдущий. И к сожалению, если посмотреть нашу историю сотрудничества с МВФ после Революции достоинства, мы постоянно упираемся в решение ключевых моментов, которые мигрируют из одного документа в другой. Мы все время говорим про коррупцию, приватизацию, пенсионную реформу, а это, естественно, не повышает уровень энтузиазма у наших партнеров.

Игорь Бураковский


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости