MENU

The New York Times: Администрации Трампа пора вооружить Украину

3182 0

Российская оккупация восточной Украины привела к очень жаркому лету. В августе ОБСЕ зарегистрировала от 1 000 до 1500 нарушений перемирия в ночное время, подавляющее большинство из них было совершено руководимыми Россией войсками. Украинских солдат и мирных жителей продолжают ежедневно ранить и убивать. Хотя атаки после 1 сентября прекратились, в этом месяце Москва организовала огромные военные учения на Западе России, в Белоруссии и Калининграде, которые вызвали опасения еще более масштабного нападения.

После вторжения в Украину три с половиной года назад президент России Владимир Путин создал тактический реостат, позволяющий по желанию усилить жар, а затем охладить ситуацию, когда США и Европа дадут отпор. Таким образом, он надеется держать Украину в перманентном дестабилизированном состоянии, подпитывая внутреннее недовольство неспособностью Киева покончить с оккупацией, выигрывая время, чтобы вернуть России влияние, которое она потеряла, вторгшись в Украину,и путем запугивания вынуждая ее вернуться в российскую сферу влияния.

Читайте также: Почему США необходимо решить проблему российской агрессии против Украины

Пропутинская настроенность президента Трампа делают его наименее вероятным ответом на злоключения Украины. И все же его администрация тихо разрабатывает политику, которая сможет пробить лед – если Трамп согласится.

Она начинается с единства, царящего в ряду старших советников Трампа – вице-президента Майка Пенса, госсекретаря Рекса Тиллерсона, министра обороны Джеймса Маттиса и советника по национальной безопасности Герберта Макмастера. Они разделяют общее мнение о том, чем является российская оккупация восточной Украины: это грубое нарушение базовых норм международного поведения, которые при содействии Соединенных Штатов были установлены после Второй мировой войны. Нельзя допустить, чтобы одна страна изменила границы другой посредством силы.

Ненормально, когда одно суверенное государство диктует  другому, с какими странами или организациями создавать союз. Россия не может решать будущее Украины. Администрация Трампа справедливо полагает, что в случае, если США не будут противостоять действиям, попирающим эти принципы, международный порядок, созданный Америкой, будет ослаблен.

Администрация привлекла умного, многоопытного дипломата Курта Волкера в качестве куратора политики в отношении Украины. Он сменил Викторию Нуланд, которая до него жесткими приемами чинила отпор Кремлю на дипломатическом поприще. Назначив Волкера спецпредставителем, Госдепартамент атакует со своей стороны: каждый второй дипломат посылает Москве сообщение о том, что Вашингтон по-прежнему сосредоточен на прекращении оккупации и не намерен занимать позицию игнорирования.

НАТО никуда не денется. Администрация Обамы содействовала созданию режима почти непрерывного присутствия сил альянса в воздухе, на суше и на море – включая войска США – вдоль западного фланга России для недопущения нападения на ее наиболее уязвимых соседей. Она  также организовала многомиллиардные инвестиции – Европейскую инициативу по страхованию – для финансирования расширенной деятельности. Несмотря на то, что Трамп критикует НАТО, нынешняя администрация поддерживает оба направления.

При всей этой политической преемственности своевременным восклицательным знаком стало бы одно резкое изменение: адресованная единогласная рекомендация команды высших чиновников снять ограничения на предоставление Киеву оборонных вооружений смертельного действия, особенно противотанковых орудий.

Этот вопрос активно обсуждался в администрации предыдущего президента. Сторонники запрета утверждали, что любая военная эскалация сыграет на руку Москве, предоставив возможность повысить ставки и применить в  Украине гораздо более смертоносное оружие. Они опасались, что оснащенная оружием Украина перейдет к активным военным действиям, переоценив свои возможности. Они знали, что Москва стремится разделить США с европейскими партнерами, большинство из которых выступают против поставок Украине летального вооружения.

Президент Барак Обама пришел к выводу, что США должны удерживать те, позиции, где они имеют преимущество: жесткие санкции, предоставление Украине экономической помощи, обучение ее  войск, поддержка усилий Киева по реформированию страны, в особенности в отношении борьбы коррупцией эндемического характера, и установка на жесткую дипломатию.

Читайте также: Никаких исключений и смягчения позиции США относительно российской агрессии против Украины

Так было тогда. В течение трех с половиной лет Москва подрывала все дипломатические усилия Соединенных Штатов и Европы по урегулированию кризиса. Вместо того, чтобы реализовать Минские соглашения – дорожную карту, разработанную для восстановления суверенитета Украины при обеспечении прав всех ее граждан, в том числе русскоязычного меньшинства, которую подписала Москва – Кремль омрачал простой смысл соглашения и уклонялся от своих обязательств.

На оккупированном востоке Украины сейчас размещен чуть ли не крупнейший танковый контингент в Европе. Десятки тысяч российских военных находятся на границе, которую контролирует Москва, что является серьезным напоминанием Киеву о том, что большая часть украинской территории по-прежнему находится под угрозой.

Помешать Путину снова поддать жару на востоке Украины – или, еще хуже, откусить еще один кусок страны – могло бы знание, что при этом его войска понесут серьезные потери. Канцлер Ангела Меркель, в свое время бывшая главным противником предоставления Украине оружия смертельного действия, теперь готова на это. Когда слушаешь ложь Путина год за годом, это приводит к такому эффекту. Предоставление Украине оборонительных вооружений – это идея, время которой пришло.

Оригинал на The New York Times

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости