MENU

Atlantic Сouncil: Почему война России с Украиной, возможно, никогда не кончится

8577 0

Министр иностранных дел России Сергей Лавров выступает на заседании Совета Безопасности ООН во время обсуждения миротворческих операций. 72-я Генассамблея ООН, Нью-Йорк, 20 сентября 2017 года.

Недавно президент России Владимир Путин попросил создать миротворческую миссию ООН для отправки в восточную Украину. Домашний потребитель услышал «песнь о мире», но Путин не был мотивирован стремлением к дружбе и согласию.

Его предложение подобно тому, как действовала Россия до 2008 года, когда поддержала введение миссии наблюдателей ООН в зону грузино-абхазского столкновения и миссии ОБСЕ в Южную Осетию в дополнение к собственным «миротворческим» силам. Но вместо того, чтобы стать причиной становления прочного мира, эти шаги послужили прелюдией к тому, чтобы Россия укрепила свое присутствие в конфликтных регионах Грузии.

В Донбассе Россия посредством военной силы создает непрекращающийся неразрешимый конфликт. Война оказывает сильное давление на правительство в Киеве, снижая потенциал его усилий по реформированию страны и евроатлантической интеграции. Но если или когда Украина, Россия и поддерживаемые Россией сепаратисты достигнут долговременного соглашения о прекращении огня, максимум, что на выходе получится  - это временная передышка.

Киеву  и Западу следует ожидать перехода конфликта во вторую фазу. Такой вывод можно сделать, проанализировав события в Грузии, которая в 2008 году стала объектом вторжения России и с тех пор является театром нескончаемых военных действий.

Читайте также: Украине ничего не мешает упразднить Москву, Московское царство и как следствие – РФ

В Грузии Россия перешла от тактики применения грубой силы к ведению подрывной деятельности. Это связано с действиями на «границе» с территорией Грузии: установкой пограничных столбов, ограждений и заборов из колючей проволоки вдоль пограничных линий, отделяющих оккупированные территории Грузии от остальной части страны. Процесс был начат вскоре после войны, но активизировался с  2013 года. Несколько раз российские солдаты и осетинские милиционеры переместили границу вглубь территории Грузии.

Возводя осязаемые барьеры, Россия придает абхазскому и осетинскому сепаратизму постоянный характер, ослабляя грузинское государства. Это явным образом взращивает ростки сомнений относительно жизнеспособности идеи его европейского будущего.

Поскольку Украина и ее союзники продумывают возможность создания нового формата использования миротворческих миссий, важно помнить, что присутствие миротворцев не остановило вторжение России в Грузию в 2008 году. Также как присутствие Миссии по наблюдению от Европейского союза не остановило расширение аннексированных Россией территорий и оккупацию грузинских земель.

Маловероятно, что Украина окажется в лучшей ситуации при достижении аналогичных договоренностей. Москва настаивает на узком мандате для миссии ООН по поддержанию мира, который исключает присутствие наблюдателей на украинско-российской границе, через которую Россия имеет свободный доступ на Донбасс. Такой вариант зеркально отразит ситуацию в Абхазии и Южной Осетии.

Россия будет настаивать на том, что любое соглашение о прекращении огня гарантировало ей обладание постоянным правом вето в отношении решений по Украине, как это было с Грузией. Как только горячая фаза войны закончится, Россия, скорее всего, попытается подорвать суверенитет Украины, используя методы, подобные, пусть и не идентичные, тем, которые она использует в Грузии.

Читайте также: Минский переговорный процесс практически умер, как и позорное Минское соглашение, – Небоженко

Во-первых, это будет означать продолжение кампании за международное признание аннексии Крыма, ведь Москва последовательно борется за признание Абхазии и Южной Осетии в качестве суверенных государств. В обоих случаях Россия не имеет большого успеха, но Крым может стать  другой историей. Россия, убедившись, что не может поколебать общую позицию Брюсселя по Крыму, обратилась к европейским партиям и политикам.

Марин Ле Пен, занявшая второе место на президентских выборах в этом году, заявила, что «сожалеет о том, что крымский референдум не был признан международным сообществом». Кристиан Линднер, лидер либеральной Свободной демократической партии Германии – вероятно, член следующей правящей коалиции Германии - также призвал к более мягкой позиции по проблеме Крыма, хотя и не выступил с официальным признанием.

Во-вторых, Россия, возможно, будет проводить политику де-факто аннексии Донбасса, перебирая на себя действительный контроль над территорией, но не провоцируя международную реакцию, которая последует за полноценной аннексией. Укреплив, свое военное присутствие, Россия создаст постоянный очаг для подрыва правительства в Киеве. Она постоянно делала это в Абхазии и Южной Осетии, когда подписывала соглашения о «союзе и интеграции» в 2014 и 2015 годах, соответственно.

В целом эти меры означали бы наступление второго этапа войны России с Украиной. Как и в Грузии, Россия будет использовать ненасильственные средства для оказания давления на правительство в Киеве с конечной целью срыва евроатлантической интеграции страны.

Украина и ее западные партнеры не должны повторять ошибок, допущенных в ходе российско-грузинского конфликта. Во-первых, санкции, введенные в отношении России в ответ на незаконную аннексию Крыма,  должны быть сохранены, даже если на Донбассе наконец установится прочный режим прекращения огня.

Россия не показала себя честным посредником в любом постсоветском конфликте. Поэтому ответственность за поддержание мира на Донбассе не может быть возложена на международные институты, в отношении которых у Москвы есть право вето. Россия ранее блокировала решение о продлении миссии наблюдателей ООН в Грузии и мандатов ОБСЕ для конфликтных регионов Грузии. Лучшим вариантом может стать применение  миротворческих сил под эгидой ЕС. Чтобы избежать повторения того, что произошло в Грузии, любое соглашение по поддержанию мира должно обязательным образом касаться района украинско-российской границы.

Более того, не может быть разнобоя в позициях Вашингтона и европейских столиц в отношении Крыма. У Москвы, по-видимому, есть лучшие перспективы добиться успеха в стараниях  получить признание аннексии Крыма, чем это было в случае Абхазии и Южной Осетии, учитывая обстановку на полуострове и готовность некоторых западноевропейских политических партий принять в расчет геополитические интересы России. Нынешние западные правительства – в особенности правительства Франции, Германии и США -  должны укрепить существующий режим санкций против России, пока имеют власть сделать это.

Словом,  Украина и ее партнеры должны сделать все возможное, чтобы Россия не получила свободу действий на  Донбассе. Для них это означает пребывание на единых позициях в отношении миротворческих миссий, санкций и непризнания аннексии Крыма. Грузия очень хорошо знает, что ошибки стоят слишком дорого.

Оригинал на Atlantic Сouncil

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости