MENU

Даже без денег вы можете сделать с сотрудником все, если пообещаете ему его фетиш – бизнесмен

1944 0

«Утром на йогу, потом на рынок, потом завтрак, потом в саду почикать розу, потом на обед, порядок в доме подвести, а потом так лечь, положить на себя ноутбук и с любовью шото фигануть деловое», – это пишет в ФБ одна дама. Зачем я это цитирую?

Затем, что так мечтают работать процентов 80 людей, пригодных для работы в бизнесе. Остальные 20 процентов наоборот – готовы работать по вашингтонскому, токийскому, веллингтонскому времени. 12, 16, 18 часов в сутки. В опенспейсах на 100 человек или по двое за простой советской партой. Сутки через двое. Сутки через сутки. Как угодно.

Только чтобы не видеть этого всего окружающего. Только чтобы пройти еще на уровень вверх. И никогда не останавливаться. Мой знакомый тимлид из IBM признался мне: «Я не чувствую себя лузером, только если у меня полная загрузка, так, чтобы нельзя было вздохнуть. Если я болтаюсь без дела хотя бы два часа, у меня начинается паническая атака».

Читайте также: "Деньги – это самый примитивный уровень мотивации, для самых низовых уровней", – бизнесмен

90 процентов работодателей уверены, что работнику нужна финансовая мотивация. При этом только 40 процентам работников она действительно нужна первостепенно. Это люди, которые испытывают затруднения с деньгами.

Обобщенно: денежная мотивация рулит для людей, у которых психоз на почве денег. Но вернемся к оставшимся 60 процентам работников – а что им нужно? Всем разное, и деньги тут не на первом месте. Работник хочет одного – чтобы у него не начиналась паническая атака. А что человеку дать, чтобы она не начиналась – здесь уже варианты. Одним – полную загрузку, другим – офис в особняке 17 века, третьим – загранкомандировки раз в месяц, четвертым – проект поамбициознее, пятым – успевать в садик за ребенком, шестым – деньги, деньги, деньги! Седьмым – глубочайшее почтение и похвалы руководства, восьмым – возможность поучать и пророчествовать, девятым – свободу и право на бунт, десятым – причастность к великому.

Партнерский бизнес взял программиста. Он не дотягивал даже до интерна. Но они возились с ним, поставили его на процессы, в которых он был хорош. Это был его звездный час. Он быстро стал джуниором, миддлом, синьором. Он рос не по дням, а по часам, росли самомнение и амбиции. Останься он в команде, он стал бы тимлидом. Но – у него была заветная мечта: Великая Компания. По типу, как 14-летние мечтают о Девушке месяца из «Плейбоя». Стеклянные перегородки, теннисные столы, макбуки валяются на креслах-мешках, кафетерии и рейв-вечеринки, медитация и дзен на газоне во внутреннем дворе и все такое. Он мечтал о Google, но в наших краях такое не растет, поэтому когда другая компания заприметила его, то за Google сошла и она.

Компания была токсичной сектой, и в ней был хорошо натасканный на наивняк эйчар-мозгоправ. Быстро выяснив, что манит великого синьора, эйчар раскатал перед ним именно эту картину: смузи в коворкинге и софт для приземления первых людей на Марс для НАСА. Есть контакт! Причастность к великому! Секта зацепила его этим иллюзорным крюком за обе жабры. И он вышел к ним: на меньшую зарплату, в меньший комфорт, на меньшую позицию – уменьшилось все. В это же самое время команда, из которой он ушел, скачком выросла в 10 раз. Люди, приходившие в нее из стеклянного коворкинга, услышав о великом синьоре, не верили и говорили: «Дааа? Сам пошел туда? От вас? Как странно. Это не может быть правдой».

Он быстро понял, что попал в ад. Но было поздно. Идея о причастности к великому улетучилась, а невыносимые условия во всем – нет. Усугубляло ситуацию то, что на конференциях он общался с людьми из старой команды. Их успехи были серпом по его «Я». Кончилось вот чем: он сбежал оттуда, как и все перед ним. Куда он пошел? В свою старую команду. И что команда? Они приняли его как сына, который ошибся. В этом всегда отличие команды от секты.

Читайте также: "Плохой" и "хороший" клиент – это категории из головы незрелого предпринимателя

Команда, как семья, способна понять и простить. Человек может ошибиться, но для родителей он все равно любимый, пусть и блудный, сын. Такой хеппи-энд – бонус к моему рассказу. Но я говорю вот о чем:

Этот пример – для не верящих в нефинансовую мотивацию. Даже без денег вы можете сделать с сотрудником все, если дадите, или просто пообещаете ему его фетиш – в любом из возможных видов.

Ну а о причастности к великому – это как планы стать космонавтом. Это проходит. При условии, что человек взрослеет. Лично мне всегда было интереснее быть причастным к своему собственному. Просто оно всегда побеждает.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Дмитрий ТОМЧУК


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости