MENU

Минимум конкретики и максимум пафоса – Кунадзе о совместном заявлении Трампа и Ким Чен Ына

1499 0

Ну вот все и закончилось, не успев толком начаться. А нам остается изучить коротенький текст Совместного заявления президента Трампа и председателя Ким Чен Ына, попытавшись понять, чего в нем не хватает.  

Но сначала, конечно, о том немногом, что в нем есть. 

"Президент Трамп обязался предоставить КНДР гарантии безопасности, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою… приверженность денуклеаризации Корейского полуострова".

"США и КНДР будут строить новые отношения на основе стремления народов двух стран к миру и процветанию; объединят усилия для построения… режима мира на Корейском полуострове. Кроме того, КНДР, "подтвердив свою приверженность положениям Панмунчжомской декларации от 27.04.2018, заявила о готовности вести дело к полной денуклеаризации Корейского полуострова". (Последний тезис любопытен тем, что, с одной стороны, отсылает к декларации, подписанной главами двух корейских государств, как бы включая Республику Корею в процесс примирения, а, с другой стороны, о ней не упоминает, поскольку КНДР ее суверенным государством не признает).

Единственное конкретное положение Совместного заявления – обязательство сторон осуществить поиск останков военнопленных и пропавших без вести и немедленную репатриацию уже опознанных останков. Правда, выполнить это конкретное обязательство трудно: на территории США захоронений северокорейских военнопленных никогда не было, а на территории Республики Кореи они находятся в ее ведении.

Читайте также: Трамп чудит по-своему – политолог

Что же касается захоронений американских военнопленных и пропавших без вести на территории КНДР, то они, скорее всего, давно уничтожены. 

В своем Совместном заявлении главы двух государств указали, что поручили госсекретарю США Помпео и высокому представителю КНДР безотлагательно провести переговоры для воплощения в жизнь результатов саммита. 

Все это, конечно, не более, чем общие слова, которые важны лишь тем, что написаны на бумаге. Перспективы денуклеаризации они не проясняют: что означает само это уродливое слово, не вполне понятно, какие американские гарантии безопасности КНДР способны убедить ее отказаться от ядерного оружия, и существуют ли такие гарантии в природе, никто не знает. Это вопрос будущих переговоров. Они будут долгими и трудными. И могут зайти в тупик в любой момент. 

Северные корейцы, наверняка, потребуют вывода американских войск из Южной Кореи и прекращения регулярных американо-южнокорейских военных учений. Первое, по-моему, совершенно нереально, со вторым дело темное. О прекращении военных учений в Совместном заявлении нет ни слова.

В своем интервью "Голосу Америки" после возвращения домой Трамп сказал, что их не будет, пока идут "честные переговоры". Но готовы ли США на такую уступку, не требуя ничего взамен?

По логике вещей, условием прекращения американо-южнокорейских учений мог бы стать отвод северокорейской артиллерийской группировки от линии фактической границы на дистанцию, исключающую удар по Сеулу. Шансы на то, что северные корейцы на это согласятся, боюсь, невелики. Так или иначе, учения только что закончились, так что время подумать об их отмене есть. 

Более серьезная проблема состоит в том, что на анонсированных в Совместном заявлении переговорах Помпео с северными корейцами американцы, кажется, не намерены всерьез обсуждать ни чудовищные нарушения прав человека в КНДР, ни похищения японцев, одно время практиковавшиеся северокорейской разведкой. Трампу подобные вопросы неинтересны, как, наверное, и сама денуклеаризация Корейского полуострова. Он будет всегда гордиться своей оплаченной сингапурцами встречей с Ким Чен Ыном как личным триумфом. А если госсекретарь Помпео не добьется успеха на порученных ему переговорах, то виноват в этом будет только он. 

Все сказанное не следует рассматривать как отрицание значения беспрецедентной встречи президента США с главным северокорейским начальником. С историческим визитом президента США Никсона в Китай в феврале 1972 года ее, конечно, сравнивать не приходится. Но на какое-то время она, несомненно, приведет к ослаблению напряженности на Корейском полуострове: стороны понизят градус воинственной риторики, а, может, и вообще попробуют от нее воздержаться, пауза в северокорейских ядерных и ракетных испытаниях продлится дольше, чем планировалось, оживятся экономические и гуманитарные связи, миллионы южных и северных корейцев будут лучше спать по ночам. 

Читайте также: Аtlantic Сouncil: Присутствие при разрушении?

Не исключено также, что, легализовавшись усилиями Трампа в мировой политике, северокорейский диктатор почувствует вкус к участию в ней, захочет узнать мир, займется фитнесом, сделает новую прическу, заведет модный прикид, проще говоря, научится быть обычным человеком, а не живым богом. Это пойдет на пользу его стране и всему миру. 

Другое дело, что, не встав на путь кардинальных внутренних преобразований политики, экономики, всей своей жизненной философии, Северная Корея рано или поздно вернется к опасным старым привычкам. Фактически сводя диалог с Северной Кореей только к вопросам денуклеаризации, мы пытаемся лечить всего лишь один из симптомов ее тяжелейшей цивилизационной болезни, а не саму болезнь. Стратегически это путь в тупик.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Георгий КУНАДЗЕ


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости