MENU

Есть два варианта развития событий после решения Синода. Каждый из них выгоден Украине и опасен для РФ

5085 2

Завершился Синод Константинопольской церкви, от которого мы ждали томос об автокефалии. Томоса нет, но есть чрезвычайно интересное решение Синода, которое лишает РПЦ аргументов о "неканоничности" альтернативных православных образований. При этом одновременно, ограничивает пыл и амбиции наших иерархов. Патриарх Варфоломей, напротив, существенно усиливает свою церковь и при этом получает время на принятие окончательного решения.

Что содержит решение Священного Синода Константинопольского патриархата

Текст решения на английском языке опубликовал в Фейсбук архиепископ Евстратий (Зоря). Всего пять пунктов, которые в корне меняют баланс сил церковных организаций в Украине.

Что написано:

– в п.1 Синод подтверждает движение по направлению к дарованию автокефалии украинской церкви. Но не называет даты;

– п.2 говорит о том, что Вселенский патриархат восстанавливает ставропигию в Киеве, как одну из множества исторически существовавших ставропигий в Украине;

– п.3 снимает анафему с Филарета (Денисенко) и Макария (Малетича), восстанавливая их в священницком или епископском стане. Было восстановлено сопричастие их верных с церковью;

– п.4 Отменяет действие синодального письма, дарующего право Московскому патриарху хиротонизировать митрополита Киевского и подтверждает своё право на хиротонизацию иерархов киевской церкви;

– п.5 обращается с призывом к миру среди верующих.

На первый взгляд, всё понятно и прозрачно. Но Константинополь – это византийские традиции хитрой дипломатии. Потому есть смысл читать между строк. Он будет неприятен многим и даёт несколько вариантов развития событий.

Читаем смысл: что написано в решении Синода?

Начнём с пункта третьего о снятии анафемы. Она недействительна, а это значит, что Филарет и Макарий христиане, не отлученные от церкви, и им вернули епископский либо священницкий сан. Но и тут мы вспоминаем о хитрости византийской дипломатии: в обосновании говорится, что Константинопольский патриархат имеет право рассматривать обращения всех иерархов или священников всех автокефальных церквей. Но Константинопольский патриархат не признал этих людей патриархом (в случае с Филаретом) или предстоятелем (в случае с Макарием) церкви. Оба названы по имени и фамилии, без титулов и восстановлены в священницком сане, но не административном.

Читайте также: Беда, когда скрепы сыпятся: что останется от РПЦ после нашей автокефалии

Последнее предложение чрезвычайно занимательно. Слова "их верные (снова-таки – не паства, а верные) восстановлены в сопричастии с церковью" означает, что верующие признаются православными верующими Константинопольского патриархата. Приходы, как организация верующих – часть канонической церкви, первой в диптихе православных церков. То есть, читай по буквам — они к-а-н-о-н-и-ч-н-ы.

Теперь поднимемся выше, ко второму пункту. Там говорится о восстановлении ставропигии над Киевом и всей Украиной. Ставропигия – прямое подчинение церковных организаций (монастыри, школы, братства, даже отдельные приходы и т. д.) на определённой территории Синоду и предстоятелю церкви. Говоря простыми словами, это может быть представительство Вселенского патриархата, а может случиться по-другому – ставропигия будет устанавливаться над отдельными (либо всеми) соборами, монастырями, группами приходов, семинариями УПЦ КП и УАПЦ. Но и тут хитрость Византии – нет ни слова о признании церковной организации, церковной иерархии. То есть приходы каноничны, принадлежат матери-церкви, а вот епархии с их епархиальными управлениями… Во-первых, о них ни слова ни в одном из пунктов документа. Во-вторых, ставропигия – как раз независимость (и прямое подчинения Синоду) церковных организаций от местной епархиальной структуры. Ой, но ведь у нас и УАПЦ, и УПЦ КП имеют своих предстоятелей, свой синод и т. д. Какие предстоятели – читай выше – их восстановили в священстве и епископском статусе – духовном, но никак не церковно-административном звании. Пока что создаётся ставропигия (или ставропигии по всей Украине), руководить которыми будут представители Синода Константинопольской церкви.

И, наконец, пункт 4. Синод Константинопольского патриархата отменил своё послание 1686 года, наделяющего патриарха Московского правом хиротонизировать митрополита Киевского. То есть теперь хиротонизация предстоятеля Киевской митрополии (читай современной Украины, Польши и Беларуси) принадлежит исключительно Вселенскому Патриарху.

Пункт 5 – стандартные дипломатичные обороты с призывом жить в мире по заповедям Христовым.

Что мы имеем теперь

Сегодня с точки зрения Вселенского патриархата церковь пополнилась приходами УПЦ КП и УАПЦ. То есть, если раньше Константинопольская престол в своей статистике говорил о примерно 3 200 парафиях, то, начиная с сегодняшнего для, может говорить о возможности быстрого включения в состав церкви ещё как минимум 7000 приходов. Вселенский патриархат становится не только первой по авторитету, но и одной из крупнейших церковных организаций.

Церковная иерархия УАПЦ и УПЦ КП не названа незаконной, но и не признана. То есть теперь Синод Константинопольского патриархата и только он своим решением определяет структуру церковной организации в Украине. Если наши местные товарищи договорятся об объединении епархий – таковые могут быть признаны. Не договорятся – не страшно: могут быть созданы. Кстати, наши иерархи не являются членами Синода Константинопольского патриархата.

Наивысшими иерархами (с точки зрения административных прав) в Украине сегодня становятся экзархи, присланные Вселенским патриархом Варфоломеем. Они, конечно, не будут выпячивать сей факт, но в случае несговорчивости наших товарищей без проблем смогут применить административные меры воздействия.

Какие? А давайте подумаем. И Макарий, и Филарет сегодня де-факто являются (или стали) священниками Константинопольского патриархата. Это значит, что они обязаны проявлять послушание решениям иерархов церкви, Синода и патриарха. Непослушание в православном мире "лечится" ссылкой в монастырь (на Афоне как раз дефицит послушников), лишением сана или анафемой. Последнее, если такое случится, уже будет окончательным и бесповоротным. Отменить такое решение может попробовать разве что РПЦ "в пику Константинополю". Но в таком случае такое решение будет обменяно на очень большие уступки со стороны киевских иерархов.

Все дальнейшие посвящения, назначения предстоятелями епархий или митрополии лежат в ведении исключительно Константинополя. Он может сам назначить, может созвать собор на месте. Ведь, отменив решение 1686 года, Синод вернул условия существования Киевской митрополии 17 века – подчинение Вселенскому патриархату.

Таким образом, РПЦ уже де-факто потеряла свой статус в Украине. Её приходы находятся на канонической территории другой церкви. Патриарх московский отныне не имеет права хиротонизировать предстоятеля украинской церкви. Точка. А вот переход украинских приходов РПЦ в лоно другой канонической церкви лёгок как никогда – просить о ставропигии для отдельного прихода. Теперь вместо московского патриарха или его "смотрящих" подчиняешься (до окончательного решения украинского вопроса) Синоду Константинопольской церкви – первой в диптихе православных церквей.

Вилка развития сюжета

Вначале рассмотрим алгоритм создания поместной церкви. Первая его часть идёт по сценарию, который описывали украинские власти – как церковные, так и светские. Формально для этого всё сделано:

– Подтверждён статус территории страны в качестве канонической территории Вселенского патриархата. Формально мы вернулись к статусу Киевской митрополии 17 века.

– Москва лишена права хиротонизировать митрополита Киевского.

– Не подтверждён статус церковной административной структуры – то есть оставлена возможность для создания таковой с нуля (решением Синода Константинопольской церкви) либо по решению местного собора (которое всё равно утверждается Синодом).

– Назначены экзархи, которые в отсутствие признаваемой церковной иерархии формально (с точки зрения канонического права) являются иерархами с наивысшим статусом на территории Украины.

– Восстанавливается (создаётся) ставропигия, которая при благоприятном ходе процессов является лишь административным центром, которая может выступить органом, имеющим право собрать собор украинской церкви. При неблагоприятном развитии событий она же может стать ядром создания церковной организации "с нуля", оставляя за бортом амбиции украинских церковных иерархов.

Москва, с формальной точки зрения лишена возможности влиять на процессы создания поместной церкви и, с точки зрения канонического права не имеет права (извините за тавтологию) вмешиваться – это не её территория.

После проведения собора украинская поместная церковь без дополнительных решений является частью Вселенского патриархата. Ведь собор созван по решению экзархов и патриарха, на канонической территории, организатором была учреждённая ставропигия в Киеве (либо ставропигии в Украине – если будет решение создавать несколько). Поскольку церковь создаётся как часть Вселенского патриархата.

При неблагоприятном развитии событий – упорстве в амбициях местных иерархов, создание церкви происходит посредством "собирания по приходам". Ставропигиями объявляются монастыри (после консультаций с настоятелями), соборы, церковные школы, семинарии, отдельные приходы. После с нуля создаётся административная структура – епархии с обновлённым набором иерархов.

Мне могут возразить, что предстоятели УАПЦ и УПЦ КП не пойдут на такое. Пойдут по одной простой причине: им будет очень сложно объяснить своей пастве, почему ещё вчера стремясь под крыло Константинополя, они вдруг передумали. Да и конфликт с Вселенским патриархатом (при существующем конфликте с РПЦ) грозит похоронить надежды на признание любой другой православной церковью. Хотя нет – Москва будет готова "передумать" при условии "покаяния раскольников" и демонстративного "послушания".

Фактически, данный алгоритм обозначает, что Константинопольский патриархат отстраивает структуру, перенимая управления отдельными приходами. Русская православная церковь не может противостоять этому, поскольку всё происходит в рамках канонического права на канонической территории Константинопольского патриархата. Более того, переход приходов РПЦ или даже целых епархий в поместную церковь, которая "в будущем может получить томос" – это одно, а переход в подчинение канонической церкви, первой в диптихе, самой старшей православной церкви – совсем другое дело.

Читайте также: Вселенский патриарх взялся за последнюю преграду на пути к автокефалии

Далее вопрос дарования томоса об автокефалии. Здесь имеем два варианта.

Вариант 1. Всё идёт по плану

Этот вариант предусматривает спокойное проведение собора, учреждение церкви, которая изначально, по определению будет каноничной. Ведь приходы уже каноничны и они просто создают административную структуру. Выборы предстоятеля утверждаются Синодом Вселенского патриархата, сам предстоятель хиротонизируется митрополитом (либо патриархом – зависит от решения собора). Этой новосозданной церкви, точнее её предстоятелю, в обозримом будущем (возможно, даже до выборов президента) даруется томос об автокефалии.

Вариант 2. Варфоломей берёт джек-пот

Церковь будет в любом случае, а вот томос – не факт. Точнее он будет в обозримом будущем. Но "обозримое" может означать несколько дней, месяцев или даже столетий, что по церковным меркам является "лишь мигом".

В таком формате патриарх Варфоломей получает в управление одну из крупнейших церковных организаций. При грамотном развитии, параде переходов парафий из УПЦ МП (РПЦ) она может стать самой крупной в мире. Судите сами – от 10 до 16 тысяч приходов в Украине и ещё 3200 в остальных странах мира. Дальше можно говорить с Лукашенко о Беларуской церкви. Причём идти тем же "византийским" путём – формально территория современной Беларуси является частью исторической Киевской митрополии в границах 17 века (за исключением некоторых северо-западных районов страны). Лукашенко может спокойно разрешить присутствие вселенского патриархата и даже повторения фокуса со ставропигией. А дальше, думаю, объяснять не надо – работа с отдельными священниками при негласной поддержке светских властей. Это ещё 1,5 тысячи приходов. В результате РПЦ сжимается до 14-16 тысяч приходов, а Вселенский патриархат разрастается до 20-21 тысячи. Бинго!

Такой вариант, кстати, выглядит наиболее пугающим для Москвы. Поскольку быстрое получение автокефалии не усиливает Варфоломея, не позволяет быстро оторвать приходы, например, в Беларуси и, возможно, в Молдове. А создание мощной украинской церкви – процесс долгий. То есть РПЦ получит время перегруппироваться и попытаться сохранить максимальную долю сегодняшнего влияния.

Возникает ещё один вопрос: а не посчитает ли Варфоломей такую ситуацию более выгодной. Точнее, не посчитает ли такую ситуацию более выгодной Эрдоган. Вселенский патриархат зависит от позиции светских властей Турции, которая стремится усилить свои позиции в регионе. Для турецких властей возможность разыгрывать религиозную карту в Украине (имея полное влияние на мусульман – крымских татар) может оказаться слишком сильным соблазном. Ведь самая сильная (не уважаемая, а сильная) православная церковь в мире – имеет очень большой политический вес в Восточной Европе и на Балканах – зоне интересов Турецкой республики.

Минус для Эрдогана – удержание Украины в рамках Вселенского патриархата потребует изменения законов Турецкой республики. По крайней мере, отмены нормы, что патриархом может избираться гражданин страны, представитель греческого меньшинства. Это означает, что в перспективе, в случае излишнего давления на церковь, может быть избран новый патриарх из граждан любой другой страны, который просто уедет из Турции, подальше от назойливой власти.

Опасен ли "Константинопольский вариант" для нас? Не думаю, что слишком. Турки вряд ли смогут создать систему спайки церкви и светской власти – Эрдоган таки исламист. То есть будет сотрудничество, но не "второй МИД". Украина, в силу своего масштаба всё равно получит значительную самостоятельность и, возможно, наши иерархи будут играть важную роль в первой по старшинству православной церкви мира. Неплохая перспектива. Но ужасная для тех, кто мечтает о "своём маленьком патриархате".

Таким образом, имеем два варианта, каждый из которых выгоден Украине. И каждый из которых чрезвычайно опасен для РПЦ или, если быть точным для российского государства, поскольку бьёт по идеологическим мифам внутренней и внешней политики, в перспективе уменьшает влияние на огромные регионы (не только Украину).

Какой вариант выберет Варфоломей – увидим в ближайшее время. В любом случае, Патриарх Константинополя, проявив византийскую хитрость уже оставил многих "в дураках".

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Игорь ТЫШКЕВИЧ


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  

Новости