MENU

Украинцы на Соловках: помнить и не допускать. ФОТОРЕПОРТАЖ

2985 0

С 2 по 11 августа 2011 года в рамках международных Дней памяти жертв Большого террора 1937-1938 гг. украинская делегация совершила поездку на Соловецкие острова в Республику Карелия. В состав группы вошли члены правозащитных обществ «Мемориал» им. Василя Стуса и «Просвіта», журналисты, бывшие политзаключенные, а также родственники репрессированных. Последние составляли большинство делегации. В столь далекие края они ехали чтобы почтить память близких, узнать, где именно они погибли и, собственно, за что же они заслужили строгий вердикт — расстрел.

Руководителем поездки был председатель Киевского общества политзаключенных и жертв репрессий Григорий Куценко. Он не по наслышке знает, что такое «красные» репрессии, поскольку является одним из последних политзаключенных СССР.

Эти ежегодные поездки или же Соловецкие паломничества осуществляются не так давно — с 1997 года. Именно тогда житель Карелии, исследователь и, конечно же, энтузиаст Юрий Дмитриев нашел вблизи города Медвежьегорск место расстрела Соловецкого этапа.

Итак, маршрут украинской делегации прошел по таким городам:

Санкт-Петербург — Петрозаводск - Медвежьегорск — Кемь — Соловки.

Первая остановка украинских паломников — Левашовская Пустошь.

Одно из крупнейших кладбищ Петербурга. Здесь захоронено около 45 тысяч невинно убиенных коммунистами в 1937-1954 гг.

На окраине Санкт-Петербурга нами был замечена надпись на заборе: «Сталину - слава!».

Кладбище «Левашовская Пустошь» оставалось секретным объектом КГБ СССР вплоть до 1989 года. Поэтому не удивительно, если кто-то из местных ещё до сих пор не узнал или просто не осознал трагических последствий эпохи Сталина.

Следующая остановка - карельская столица Петрозаводск. Здесь состоялась встреча украинской делегации с городским Обществом украинской культуры «Калина», которое возглавляет Лариса Скрипникова.

На встречу прибыла генеральный консул Украины в Санкт-Петербурге Наталья Прокопович, что не могло не сопровождаться официозом и в некоторой мере дифирамбами в честь нового руководства Украины, начатых им «реформ» и т. п. Интересно, понимают ли в России, что происходящее сейчас в Печерском и других «пещерных» судах положит начало новым «Соловкам»? Или все попадающие в Россию официальные лица уже давно привыкли говорить одно, а думать другое?

Несмотря на это, встреча прошла в довольно неформальной, даже можно сказать в семейной, обстановке. Скрипникова трепетно повторяла, что она каждый год с нетерпением ждет этой встречи, чтобы «поговорить со своими украинцами».

Позже из разговора с нею удалось выяснить, насколько безразличны до сих пор Украинскому государству собственные соотечественники за рубежём, с которыми заезжие гости не зависимо от рангов и полномочий могут разве что «поговорить», а о мерах по возвращению на родину речь вообще никогда не шла и до сих пор не идёт. Стоит ли в таком случае удивляться, что петрозаводской молодёжи украинского происхождения на этой встрече не было. В большинстве пришли люди старшего возраста, для которых — это не только осознание собственного происхождения, но и ностальгия по молодым годам.

Как объяснил нам Андрей Литвин, один из петрозаводских украинцев, тому что молодые украинцы не интересуются Украиной и в их планах напрочь отсутствует желание когда-нибудь вернутся в Украину существует несколько причин:

  • редко когда сами украинцы являются хорошим примером знаний о своей стране, уважения к ней и осознания своих корней;

  • экономический фактор (нет никаких программ, способствующих возвращению украинцев, и нет никаких гарантий, что у себя на Родине ты сможешь найти свое место под солнцем). В связи с этим на российской чужбине осталось уже несколько подряд поколений украинцев, и неизвестно, сколько ещё останется (пока их ещё можно считать «украинцами»).

К слову, Андрей Литвин, прожил в Украине всего лишь три года, но этого времени ему было достаточно, чтобы выучить язык, осознать свое происхождение и тут в далекой Карелии не забывать о своих национальных корнях и не давать это сделать другим. Его дочь, которая родилась уже в Петрозаводске, знает, что в ней течет украинская кровь, но переезжать на историческую родину в Украину не входит в её даже самые далёкие планы.

Следующим пунктом программы по пути жертв Большого террора 1937-1938 гг. стал Медвежьегорский район, а именно всемирно известное урочище Сандармох. Место, где нашли свое последнее пристанище свыше 9500 человек 58 национальностей, часть которых были заключенными «Соловецких тюрьм Особого Назначения» (СТОН). И важно помнить, что там были убиты лучшие представители украинской культурной элиты, например: Мыкола Зеров, Мыкола Кулиш, Валерьян Пидмогильный, Степан Рудницкий, Лесь Курбас, семья Крушельницких, Сергей Грушевский (историк, брат первого президента Украины Михаила Грушевского).

Ещё был и «Соловецкий лагерь Особого Назначения» (СЛОН), но о нём чуть позже.

Эта земля приняла сотни, тысячи государственных деятелей, рабочих, служащих, священников и обычных крестьян, которые по тем или иным причинам попали в немилость к сталинской государственной машине.

В этом негостеприимном лесу в Сандархоме возле памятника «Люди, не убивайте друг друга» прошла ежегодная церемония почтения памяти жертв политических репрессий. У холодного памятника появились свежие цветы.

Кроме того, участники украинской делегации зажгли и отслужили панихиду возле Казацкого креста «Убиенным сынам Украины». В 2004 году его установили своими силами активисты уже упоминавшегося общества «Калина» из Петразаводска.

После этого нас ждали в посёлке Соловецкий, где мы приняли участие в ежегодных международных мероприятиях «Дни памяти-2011».

Кроме украинцев там были поляки и представители питерского общества «Мемориал».

Возле знаменитого Соловецкого камня состоялся митинг, после окончания которого была проведена панихида о погибших земляках-украинцах.

Мы приняли участие в акции «Свеча памяти», проводившейся на Секирной горе (несколько километров от поселка Соловецкий). Там зажгли свечи в память тысяч душ, мучившихся на том месте.

Здесь, на «Секирке», расположен Вознесенский храм, который в 20-30-тые годы ХХ века был превращен в штрафной изолятор СЛОНа для провинившихся узников.

Людей наказывали за малейшее неповиновение, к примеру, за невыполнение трудовой нормы.

Здесь широко практиковались пытки.

Нам рассказали о т. наз. «лесенке»: человека привязывали к бревну и толкали с крутого склона по просеке рядом с высокой лестницей, спускающейся от Вознесенского храма к подножию горы.

Такое чтобы заключённых просто расстреливали, почти не случалось.

Не на казни сюда свозили людей, а на мучения.

Продолжение следует

Ганна ПЕРВАК  [info]ganna_pervak, UAINFO


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини