MENU

Вопрос, что будет после Путина методологически не верен. Это вопрос бездельника, лодыря

5002 0

"Россия после Путина".

Так называется заметка в "Атлантик" (в журнале – не путать с "хазой" из "Бриллиантовой руки"). Автор рассуждает о том, что случится с Россией после смерти Путина. Не сейчас, конечно, не сейчас – через сто двадцать лет. Статья кончается цитатой из Дмитрия Орешкина, что Путина заменит не либерал, а кто-то еще хуже. И что нужно надеяться, чтобы президент в понедельник возник из десятидневного небытия in St.Petersburg. В общем – цитата из другой гайдаевской классики – "чтоб вы у нас здоровеньки булы!".

Песня с лейтмотивом "Если не Путин, так кот?" не нова, но не стареет. Не в силу своей высокой актуальности. И не в силу риторичности самого вопроса – история на этот вопрос уже много раз отвечала: незаменимых нет.

А в силу того, что интеллектуальные усилия оппозиции (неважно – какого она цвета) дальше фантазий на эту тему не идут. На кого заменить? Кого посадить? В смысле – на трон. Когда тот освободится. Навального? Или – Ходорковского? Благо, и опыт такой у нас уже есть – с импортом начальника страны из Цюриха. Или вообще – Квачкова-Стрелкова? А может, лучше Медведева-Кудрина и искать не надо? Или, скажем – Прохорова-Касьянова? Тоже ведь люди с опытом...

В таких интеллектуальных упражнениях и проводим мы время: гадаем, что и кто будет , когда его не будет. Занятие не слишком обременительное. И по-своему приятное. Как ночные страшилки в спальне пионерлагеря. Когда подрастающее поколение развлекало себя на сон грядущий пугалками. Что-нибудь про тетечку с золотой ручечкой. А кто поначитанней – так и пересказами Эдгара По. Вот так и мы рассуждаем о политических перспективах. И страшно, и приятно, и гражданская скорбь – тут же... И – житейская мудрость – "Предвижу всё...".

В основе этих наших политических бдений лежат вещи, для власти чрезвычайно приятные. Наша полная уверенность, что от нас ничего не зависит и что куда колесо катится, туда оно и прикатится. Психологи называют это внешним локусом контроля. Более бытовые названия – фатализм, подчинение судьбе: будет то, что будет, а что я могу сделать?

И в этом есть своя правда: Я, то есть один человек, в самом деле, сделать может не очень много. В отличие от МЫ, в котором участвует много людей и которое поэтому может сделать гораздо больше. Особенно – когда это МЫ организовано и заточено на действие.

Но и когда МЫ не организовано и ни на что не заточено, всё равно именно МЫ делает (делаем) всё то, что происходит в нашей жизни. МЫ приводим правителей к власти. МЫ отказываемся их контролировать и при необходимости укорачивать, не желая тратить свои силы ещё и на это. МЫ кричим: "Да здравствует!..". МЫ маршируем. Или – не маршируем. МЫ принимаем предложенные ими нам правила игры. Или – не принимаем. МЫ им верим. Или – не верим. Подчиняемся или не подчиняемся. Ну, и так далее. Власть – это союз людей во власти и остального общества, когда общество (то есть МЫ) добровольно или не слишком добровольно делегирует власти определенные полномочия.

Поэтому вопрос, что будет (после Путина или даже при Путине) методологически не верен. Это вопрос бездельника, лодыря. Который сам ДЕЛАТЬ ничего не собирается и размышляет о том, что с ним СЛУЧИТСЯ. Но случится с ним всё равно то и ровно то, что он сам сегодня делает или не делает.

Поэтому методологически верная формулировка вопроса не "Что будет?", а "Что будет, если я (МЫ) буду (будем) делать то-то и то-то?". Например – "Что будет если ничего не делать?".

Впрочем, вопрос "Что будет, если ничего не делать?" – это как раз вопрос совершенно риторический. Ответ на него хорошо известен. Ничего хорошего не будет. Потому что (и каждый отлично знает это на своем личном опыте) хорошее нужно сделать. Само по себе, из ничего хорошее не получается. Человеку может везти или не везти, обстоятельства могут быть благоприятными (вроде высоких цен на нефть) или неблагоприятными. Но и благоприятными обстоятельствами нужно воспользоваться. Иначе потом останется только вздыхать – что же это я ничего не делал, когда были такие возможности?

Возможности же делать есть всегда. Просто не всегда мы их видим. И не всегда – хотим видеть. Часто нам приятней не видеть – меньше мороки.

Сегодняшнееи время (впрочем, как и любое время) – время неограниченных возможностей. Возможностей готовить завтрашний день. Чтобы он, этот самый завтрашний день получился не как всегда, а таким, каким мы хотим.

В чем эта подготовка состоит конкретно? Пожалуйста – очень конкретно: подготовка начинается с чистки голов. С объяснения, в каком состоянии мы находимся, куда движемся и куда хотим двигаться. Конечно – объяснения тем, кто больше других способен понять. Чтобы самые способные понять затем объяснили понятое тем, чья способность к пониманию поменьше, но тоже не полностью атрофирована. И так далее.

Понимание своей ситуации – главное. С него начинается всё остальное. И в частности – изготовление России. Такой – какой ей положено быть. После... ну, вы сами знаете, после кого.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини