MENU

Новый доклад по "Боингу" MH17: что он значит для Украины и как им воспользоваться

2239 0

Вчера, 24 мая, международная Совместная следственная группы по расследованию катастрофы малайзиского "Боинга" выступила с докладом. В своем материале Игорь Тышкевич рассуждает о том, почему пресс-конференция прошла именно в мае, кто выигрывает в результате, где здесь украинский интерес и как нам не упустить шанс

Основная тема, ради которой члены следственной группы собирали журналистов на вчерашнюю пресс-конференцию, – происхождение ЗРК "Бук", из которого был произведён выстрел по мирному лайнеру. Выбор времени и озвученные тезисы говорят о том, что пресс-конференция является частью большой игры, где Украина лишь одна из площадок. Но одновременно с тем информация Совместной следственной группы открывает ряд возможностей для нашей страны. Быстрая и адекватная реакция позволит создать площадку для дальнейших успешных политических комбинаций. Простое наблюдение или желание "под шумок" попросить немного больше денег от ЕС и США, наоборот, приведёт к большим проблемам.

Базовая ситуация – рост противоречий

Очередной комплексный доклад JIC (Joint Investigation Team – Совместной следственной группы) по рейсу MH17 запланирован на конец лета – осень 2018 года. Проведение отдельной пресс-конференции по одному факту ранее не было присуще следователям по данному делу. Тем не менее, если учесть озвученные данные, мероприятие логично, своевременно и просчитано. Для того, чтобы это понять, стоит оценить внешнеполитическую ситуацию вокруг РФ.

1. После выборов Путина внешние игроки, в первую очередь США и ЕС, рассчитывают если не на коррекцию внешней политики России, то, по крайней мере, на большую активность в поиске компромиссов. Вместо этого Кремль затягивает время по украинской тематике, меняя Владислава Суркова, работает над скорейшей реализацией газовых проектов в Германии и Турции, активизирует контакты с КНДР (за месяц прошли встречи министров иностранных дел, приём в российском МИДе посла КНДР, две встречи специальных представителей). Наконец, МИД РФ активизирует работу оси Иран–Турция–Россия в рамках астанинского процесса и выходит с совместным заявлением по сирийскому вопросу.

2. Российская Федерация пытается найти точки соприкосновения со странами ЕС, минуя США. В частности, сосредотачивает усилия на экономических вопросах, расширении потенциала снабжения ЕС углеводородами (как через "Северный поток", так и через Турцию). На фоне отложенных консультаций Волкера и Суркова (либо того, кто займёт место советника Путина по Украине) заявляет о найденных компромиссах по украинскому вопросу (национальный состав миротворцев) после встречи Владимира Путина и Ангелы Меркель.

3. США продолжают наращивать санкционное давление на Россию на фоне перманентного внутреннего политического кризиса, где постоянно появляются все новые сюжетные повороты в противостоянии Дональда Трампа с Демократической партией. Естественно, это не позволяет вести сбалансированную и последовательную внешнюю политику.

Читайте также: Малайзийский "Боинг" сбили "Буком" российской бригады – вывод следствия

4. Вопросы экономического, политического влияния, урегулирования кризисов всё ярче демонстрируют разногласия между старой Европой и США. Страны ЕС, частично солидарные с Америкой в вопросах давления на Россию, имеют собственное видение проблемы, собственные интересы и склонны демонстрировать собственную политику. Типичный пример – несогласие с выходом США из ядерной сделки с Ираном и попытка разработать меры, нивелирующие американские санкции в отношении Тегерана. Инициатива США по переносу посольства в Израиле вызывает достаточно резкую реакцию в Европе. И, наконец, диалог о формировании европейских сил безопасности, которые будут существовать параллельно с НАТО, ослабляет позиции Вашингтона на континенте. Из этой же оперы противоречия между США и Германией по поводу "Северного потока-2". Наиболее яркими примерами последнего являются санкции против "РУСАЛА" и позиция по "Северному потоку". При этом Вашингтон стремиться использовать различные поводы для усиления давления на РФ (либо угрозы усиления): начиная с войны в Украине и заканчивая вопросами кибербезопасности.

На фоне этой внутренней турбулентности Запада мы видим активизацию боевых действий на Донбассе. С одной стороны, это привычная практика Кремля повышать ставки перед переговорами, с другой, своеобразный ответ на действия США по расширению военно-технического сотрудничества (и помощи) Украине.

При чём здесь пресс-конференция по МН-17

На этом фоне проходит неожиданная пресс-конференция следственной группы с двумя противоречивыми посылами:

– с одной стороны, следователи однозначно говорят о том, что ЗРК "БУК", сбивший пассажирский лайнер является штатным вооружением 53 бригады войск ПВО России. При этом показывают весь маршрут транспортировки установки на Донбасс.

– с другой подчёркивают, что они не готовы назвать ответственных за крушение "Боинга": ни персоналий, ни хотя бы их государственную принадлежность.

Ключевым в данном случае являет то, что однозначно как доказанный факт говориться об использовании вооружения, принадлежащего Вооружённым силам Российской Федерации, для уничтожения гражданского лайнера на Донбассе. Это создаёт предпосылки для изменения риторики в диалоге по оси ЕС–США, ЕС–РФ и США–РФ. В частности:

1. То, что оружие, которым были убиты граждане Нидерландов (страны, входящей в ЕС), принадлежит РФ, позволяет Вашингтону ставить вопрос о дополнительном политическом давлении на Москву со стороны европейских государств.

2. Использование кейса МН17 создаёт предпосылки к возврату к обсуждению возможностей экономического (вне санкций) сотрудничества России и европейских стран, в том числе по "Северному потоку". Как минимум, "кейс малазийского "Боинга" даёт США дополнительные аргументы при обсуждении усиления присутствия американской продукции на европейском рынке углеводородов.

3. Факт того, что граждане ЕС убиты из российского оружия (принадлежащего российской армии) позволяет частично нейтрализовать риторику пророссийских партий в Европарламенте и парламентах стран ЕС (как минимум в Нидерландах, Италии, Германии и Франции).

4. Пресс-конференция даёт формальный повод для расширения антироссийских санкций со стороны США и делает весьма вероятным ужесточение санкций со стороны ЕС.

5. Результаты пресс-конференции позволяют Вашингтону начать формирование группы государств для давления на Россию в Тихоокеанском регионе – выход на азиатские страны, которые в массе своей были достаточно осторожны в вопросах антироссийских санкций.

6. В украинском вопросе РФ оказалась в проблематичной ситуации. Если раньше любая эскалация на Донбассе списывалась (формально) на реакцию "местных жителей", то теперь есть задокументированный (не Украиной) факт присутствия российских войск в регионе. Это позволяет ставить под сомнение тезис Кремля о "независимых армиях" так российских оккупантов и коллаборантов ОРДЛО. Проще говоря, на фразу о реакции "народных республик" может пойти фраза вроде "в 2014-м там были ваши войска – факт. И сегодня они есть. Доказать это публично – вопрос времени и желания".

Где здесь интересы Украины?

Пресс-конференция и озвученные факты создают возможности для украинской дипломатии.

Читайте также: Расследование катастрофы МН17: приговор тем, кто сидит в Кремле

Пока что "украинскую карту" будут продолжать разыгрывать без Украины:

– США намерены наращивать давление на Россию, стремясь получить выгоды сразу на нескольких площадках (от Ирана до Донбасса и поставок газа в Европу);

– при этом Вашингтон получил возможности склонить к такой же политике страны ЕС. Тем самым усиливая своё влияние на континенте.

Но одновременно с этим в самой Европе поднимается тема Украины и войны на востоке. Естественно, в связи с докладом, а не активизацией боевых действий (увы, но Донбасс давно ушёл с "первых полос" европейской прессы). Гибель мирных граждан ЕС – важная тема.

Ключевым является то, что впервые не Украина, а международная следственная группа однозначно утверждает (публично и документально): техника российской войсковой части была доставлена на Донбасс, использована "по назначению" и вернулась на место постоянной дислокации.

То есть "чужими руками" мы получили утверждение "российская армия действует в ОРДЛО" – есть разница между утверждениями украинских дипломатов (с которыми публично не соглашаются) и выводами международной следственной группы.

Исходя из этого у нас есть относительно небольшое окно возможностей усилить свою игру в противостоянии с Россией на фоне доклада JIC. Для нас критически важным является доказательство российского военного присутствия – это еще один шаг к тому, чтобы позиционировать РФ как участника конфликта на Донбассе, а не сторону-посредника, в которой она формально выступает до сих пор.

Для этого крайне необходимо уже в ближайшее время (речь идёт о днях):

– выразить согласие с предварительными результатами расследования (это сделал украинский представитель в JIT, но необходима официальная реакция МИД);

– использовать площадку ПАСЕ для фиксации в международных документах российского военного присутствия (имеется в виду присутствия регулярных частей, а не ЧВК); можно пытаться инициировать резолюцию Парламентской ассамблеи по сбитому "Боингу", тематика – любая (например, призыв к России содействовать следствию), главное, чтобы в данном документе был зафиксирован тезис "присутствия кадровых войск РФ на Донбассе";

– после этого в том же ПАСЕ (как и на других площадках) уже можно вновь поднимать вопрос о том, что Россия на Донбассе – оккупант, поскольку оккупация в её "чистом виде" означает контроль вооружёнными силами одного государства территории другого.

Это позволит дальше развивать тезис. В том же ООН, при обсуждении формата миротворцев ссылаться на документы ПАСЕ с утверждением что РФ – оккупант, то есть сторона конфликта.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости