MENU

Статус УБД для волонтеров: давать или не давать, а если давать, то по какому принципу

1822 0

Оксана ЧОРНА, фото из соцсети (https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10207959929009951&set=t.1049242601&type=3&theater)

Давать ли УБД волонтерам? Максим Музыка поднял интересную тему. Ну не он конечно был первый. Но его пост в череде споров о том кто такие Участники боевых действий стал для меня решающим.

Кто такие волонтеры. Люди, которые всяческим образом помогали, обеспечивали, снабжали армию, раненных, беженцев. Да, они это делали не за награды, зарплату или по принуждению. А в первую очередь по велению сердца. Они как добровольцы и добробаты, но только не стреляли. Участник боевых действий – это человек не просто непосредственно участвовавший в боевых столкновениях, но и обеспечивающий данный процесс. Т.е. если солдат подвозил БК на позиции или заправлял боевую технику, развозил еду или лечил других солдат и ни разу не стрелял, то он тоже участник боевых действий. Тоже касается командиров. Они не должны стрелять. Они должны командовать.

А что касается волонтеров. Они как бы тоже развозили еду, одежду, технику, иногда даже БК. Они лечили и спасали солдат. И вроде как обеспечивали военные действия. Т.е. по логике вещей они тоже участники боевых действий. И тут я полностью поддерживаю желание предоставить волонтерам, добровольческим бригадам медиков, волонтерским эвакуационным бригадам, аэророзведке и другим пособникам хунты такой статус.

Но как всегда возникает вопрос – кто достоин.

Нужен ли факт присутствия на передовой или ходатайство командира для получения такого статуса?

Возьмем к примеру волонтера, который привез два ящика гнилых помидоров и вывез несколько тон металлолома. Это конечно был передок. И он конечно рисковал. Но он как бы обогатился. Или экскурсионные поездки не передовую с целью сфотографироваться у вожделенного знака Счастье, Пески, Авдеевка...

Или возьмем Oleksii Tamrazov, которого я в живую ни разу не видела, но на машинах которого, только я одна вывезла несколько сотен раненных, десятки из которых,  возможно бы, стали 200-ми, если бы этих машин не было. А сколько других не менее важных задач выполняли и выполняют эти машины. Без каких-то условий или требований. Он их просто передал военным.

Или Анастасия Каменская (Anastasia Kamenska) и Дмитрий Корчевский – которые передали 5000 дол на покупку первого тепловизора и касок еще тем первым летом 2014 года. А потом еще десятки, если не сотни тысяч гривен.

Или например Дмитрий Дубровский, который ежемесячно перечислял мне по 30 000-40 000 грн и только благодаря которому автопарк батальона представлял собой хоть что-то вразумительное, т.к. я могла оперативно заказать любую запчасть или инструмент.

Или Владимир Гориславец (Vladimir Gorislavets) или Сергей Кучинский (Sergey Kuchinsky), которые брали на ремонт откровенные автотрупы и тратя свое время и деньги по сути выполняли функции рембата.

Сразу возникает вопрос – значит УБД нужно давать тем, кто дал больше денег?

А вот например девочки из моего отдела в Институте экономики и прогнозирования. При тех мизерных зарплатах, которые сейчас получают в сфере науки, они ежемесячно передавали помощи военным на тысячи гривен. Для человека, которые получает 3-4 000 грн отдать треть своих доходов на армию – это поступок достойный не просто уважения.

А как учесть тех, кто дневал и ночевал у постели незнакомого раненного солдата. Кто давал приют семьям бежавшим от войны. Кто поддерживал вдов и сирот. Кто дежурит на вокзалах и вяжет носки, плетет маскировочные сетки и шьет флаги ... Да миллион капелек в море жизни армии.

Или тех, кто собирал тысячи людей в далекой Швейцарии, Италии, Польше и Канаде, в поддержку Украине. Кто пересылал горы медикаментов из-за рубежа. Кто создал международные благотворительные организации в поддержку армии. Svetlana Kostyleva, Yuri Giraffe Kubrushko

Кто упорно из месяца в месяц проводит реабилитации ветеранов из последних сил изыскивая финансирование Береза Бетула (Bereza Betula Alba)

Или тех кто переживает ад войны с каждым солдатом оказывая им психологическую помощь Valeriia Postrygan, Katerina Merzlikina

Или те, кто живя на передовой, приносили воду и еду солдатам, рискуя быть изувеченными своими же односельчанами. Патриоты Станицы Луганской, Счастья, Красногоровки – вас хоть и мало, но вы целой армии стоите.

А те Донетчане, которые передавали координаты вражеской техники и предупреждали об обстрелах.

Все они как по мне участники боевых действий. Каждый внес огромный вклад в снабжение армии, в нашу победу, в то что каждый из нас остался жив.

Теперь вопрос как это юридически зафиксировать.

Может по представлению командиров подразделений?

Читайте также: Популізм або Як хочуть пересварити волонтерів

В этом случае если бы я не пошла бы служить в 28 бригаду, я бы никогда в жизни не получила бы статуса УБД. Все мои награды и грамоты исключительно от 28 бригады. Хотя большую часть помощи я оказывала 20 батальону. Но так исторически сложилось, что единственным физическим подтверждением благодарности от 20 батальона (не от солдат, а именно от подразделения) была и остается розочка от солдата Василий Гаро. Тогда, на вручении наград волонтерам 20 БТРО он встал и официально мне ее подарил. Ну, да, отношения у нас как-то с офицерами 20-ки не сложились. А у скольки еще волонтеров не сложились отношения с офицерами подразделений, которым они помогали, что не умаляет важность их дел и благодарность со стороны солдат.

Читайте также: У Верховній Раді надумали зробити волонтерів учасниками бойових дій. Волонтери – проти

В общем я всячески за УБД для волонтеров, добровольцев и других пособников карателей.

Но что делать с механизмом? Как думаете?

Оксана ЧОРНАЯ, волонтер


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини