MENU

Всего 10% студентов медвузов хотят учиться. Что сдерживает рост мотивации?

2135 0

Не так давно встречалась с известным популяризатором науки, профессором Института физиологии им. А. Богомольца Виктором Досенко. Хотелось поговорить с ним о проблемах нашего высшего медицинского образования и, в частности, о том любопытном опыте общения со студентами медуниверситета во время так называемой "ректорской" забастовки. Он отлично знаком с системой "изнутри", так как долгие годы был преподавателем этого вуза, знает все его слабые и сильные стороны.

Именно профессор Досенко стал инициатором акции, которую быстро подхватили частные клиники города, такие, как Борис, Надия, роддом Лелека, Клиника Спиженко. В самый первый день вынужденных каникул он разместил на своей странице в Фэйсбуке пост с предложением к студентам прослушать лекции в Институте физиологии.

Первый и главный вывод из этих событий – студенты хотят учиться! Да, таких совсем немного, всего около 10%. Но они готовы ездить за знаниями через весь город и даже после "отсиживания" официальных пар. С другой стороны, эта десятая часть при определенных условиях может вырасти до критической массы, способной качественно изменить всю систему.

Читайте также: Украинская медицина теряет молодых специалистов

– Мы были одни из многих, кто пригласил студентов. Днем написали пост в ФБ – если вас не пускают в университет, тот приходите в Институт физиологии, для вас  с 9.00 до 15.00 будут прочитаны три такие-то лекции. Темы лекций были выбраны из учебного плана, я прекрасно знаю, что проходят сейчас студенты на 2-3 курсах. Это физиология, патофизиология… На удивление, аудитория буквально ломилась – пришло более ста человек!

Институт наверняка хорошо известен студентам.

– Да, многие знают о нашем институте, тем более, что мы в 2014-2015 годах уже читали лекции, правда, в вечернее время. Тогда были опасения, что студентов будет очень мало – ведь сложно представить, что ребята, которых с трудом можно заманить на обязательные лекции в медуниверситете, придут вечером еще и на дополнительные. Но ребят было очень много.

Это локаут еще раз подтвердил, что хорошие студенты есть, их достаточно много и они хотят учиться. Причем, наши лекции не простые, это повышенный уровень – более глубокий, более современный, модерновый. Мы – ученые, и если мы узнаем что-то новое, то сразу же об этом рассказываем.

Какой был фидбек по итогам этих трех дней?

– Первое – благодарность за такую возможность. Выясняли, когда еще можно будет послушать лекции сотрудников Института.

А вы обращались в медуниверситет сделать это все на постоянной основе и читать лекции, в том числе, в дневное время?

– Нет, не обращался. Руководство медуниверситета изгнало меня и моих соратников в 2014 году. Мы были неудобными, мы говорили правду, не собирались мириться с коррупцией, и нас уволили. Более того, раздали наши фотографии охране, чтобы нас не пропускали в университет,  хотя я проработал там 19 лет!

Но благодаря тому, что нас выгнали, мы начали делать проект с открытыми вечерними лекциями. Собственно, я и раньше пробовал читать такие лекции в медуниверситете, но и представить не мог, что студенты, уставшие, после занятий, поедут куда-то слушать дополнительные лекции.

Жаль, что только в Киеве.

– Как раз нет. Мы уже второй год работаем с вузами в других городах. Подумали – почему же все киевлянам, это не справедливо. Приезжаем по приглашению студентов, и читаем два дня, в пятницу и субботу, во внеурочное время. Мы так ездили во Львовский медуниверситет, Черновцы, Сумы, Полтаву, дважды были в Днепре, сейчас вот едем в Харьков.

Для нас такие поездки важны еще и потому, что это никак не связано с администрацией вуза. Только желание студентов. Ребята могут выбрать, что слушать – у нас есть семь блоков лекций на выбор.

Читайте также: Що потрібно для порятунку української медицини

Это только лекции или практические занятия тоже?

– Только лекции, практические занятия можно организовать только здесь. К слову, это хороший вопрос, потому что, простите за тавтологию, в наших медвузах практических занятий практически нет. Закрыты виварии, нет людей, которые могут поставить эксперимент на животных.

- А как же они учат?

– Нормально учат. Показывают на пальцах.

С практическими занятиями понятно, а чего еще не хватает в вузах для полноценного обучения студентов?

– Нет людей. Самый важный фактор в обучении – это наличие преподавателей. Нет системы отбора этих преподавателей. По сути, преподает тот, кто согласится. Особенно это касается теоретических кафедр. Там просто нечем заинтересовать хорошего лектора. Все, что могут предложить – это очень скромная зарплата и масса никому не нужной бумажной работы.Из "хорошего" – возможность брать взятки.

- Для некоторых – хороший "плюс".

Для нормального преподавателя важна возможность заниматься наукой. На кафедре же это невозможно, поскольку нет приборов для экспериментов со студентами, не говоря уже о более сложном оборудовании, которое необходимо для научных исследований.

Но как-то же медвузы студентов обучают? Экзамены-то они сдают, врачами становятся?

– Экзамены они как-то сдают, но получаются ли из них врачи… Вон в прошлом году попытались дать всего лишь 50 тестов из американской базы для тех, кто оканчивал интернатуру.  То есть, по сути, это уже готовые врачи – они после 6 лет учебы еще 2-3 года проходили специализацию. Предполагается, что после этого бывший студент уже может самостоятельно лечить больных. Так вот, на эти 50 американских тестов достаточной сложности ответило всего 3% выпускников медуниверситетов Украины!

Интернатуру они ведь проходят в клиниках. Их что там совсем не учат?

– Где-то учат. С клиническими кафедрами в вузах немного лучше. Потому что там больше берут не со студентов, а с пациентов. То есть, это тоже взяточничество, но уже за предоставление какой-то реальной услуги.  А отличие от теоретических кафедр, где берут за сокрытие незнания студентов. На мой взгляд, это более преступно, чем иметь доход, работая на себя в государственном учреждении на государственных площадях, без налогов за предоставление своих услуг. Тут у врачей есть интерес иметь такое место работы, и какая-то часть находит в себе силы и желание обучать студентов.

Хотя часто преподавателей, которые сами являются хорошими врачами и у которых много пациентов,  студенты раздражают, они ими тяготятся. За те несколько пар он может принять пациентов и заработать деньги. То есть, нет никакой заинтересованности в преподавании и обучении студентов.

Читайте также: Ужасы медицинского образования, или как учится врач

Конечно, можно найти хорошего учителя, врача, который будет передавать опыт студентам. Но нет системы, потока качественных специалистов, которые готовились бы. Это беда, хотя полагаю, не только медицинских вузов.

По идее, плохие выпускники вузов должны отсеиваться на этапе приема на работу.

– Все зависит от рынка и от спроса. Плохое обучение в украинских медвузах совершенно гармонично связано с отсутствием отбора врачей в лечебные заведения. Когда человек заканчивает интернатуру и идет устраиваться на работу в больницу, то его знания и умения анализируются в последнюю очередь.

Достаточно диплома?

– Даже на диплом не смотрят. Нужно, чтобы кто-то позвонил, попросил, занес деньги, если это "прибыльная" специальность. Должности продаются – и совсем не важно, кому!

МОЗ вроде бы пытается изменить эту ситуацию...

- Уже есть постановление Кабмина о четырех стадиях оценки выпускников вузов. Они должны продемонстрировать практические и теоретические знания, знания иностранного языка, сдать тесты Европейской Ассоциации. Как это еще будет, пока не ясно, но в любом случае, эту планку повысили. Наконец-то нашлись люди, которые поняли, что просто так пускать выпускников вузов к больным – опасно!

И это должно запустить такую цепную реакцию. Предполагается, что если стандарты будут достаточно высокие, то 50% выпускников не получат диплом врача. На следующий год будут пробовать пересдать, но все равно сдадут не все, потому что 6 лет потрачены зря. Но при этом они сдали все экзамены в университете! Поэтому сдача экзаменов за деньги потеряет всякий смысл.

Это станет сигналом для родителей, которые платили деньги – контрактников сейчас около 60%. Это будет и сигнал для иностранных студентов, которые все контрактные. Многие из них тоже не получат дипломы. Тогда студенты начнут требовать от преподавателей знаний, которые позволят им получить диплом.

Поэтому если на каком-то этапе будет жесткий контроль, некая планка, через которую без знаний никак не перепрыгнуть, это должно изменить всю систему. Потому что когда вузы начнут терять контрактных студентов, они начнут задумываться, где найти хороших преподавателей и как их заинтересовать, чтобы они остались работать.

* * *

Как МОЗ пытается решить вопрос с качеством образования в украинских медвузах, расскажу уже через пару дней. Накануне пообщалась с замминистра здравоохранения Александром Линчевским, который рассказал все в подробностях.

Кращі публікації з блогів відтепер у твоєму месенджері! Підписуйся на UAINFO у Telegram: https://t.me/uainfo_org

 

Татьяна ГАЛКОВСКАЯ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини