MENU

Игры на выживание в оккупированном Луганске

1492 3

Моя знакомая – типичный для Луганска работодатель новой формации, наделенный полномочиями и практически безграничными возможностями.

О каждом новом сотруднике она стремится знать все. Но не для того, чтобы улучшить жизнь сотрудников или сдружиться с ними. Причина предельно прозаична – зная все, людьми легче манипулировать.

Информация, которую она знает о людях похожа на вывернутый наизнанку носок – это худшее о человеке: откуда его выгнали, где у него не сложилась карьера, кем он так не стал и где о нем, возможно, говорят плохо. Каждого взятого на работу сотрудника она видит тем неудачником, который мог бы искать работу годами, если бы не эта вакансия. И буквально с каждым складываются странные отношения – раболепия и позволения быть себе признательной за стабильную зарплату.

Читайте также: Как брошенный пес: жизнь в оккупированном Луганске

Манипулирование чистой воды, когда один зависим и бесправен, а второй хорошо понимает это и дергает за невидимые рычаги. О каждом вскользь говорится, что человека достали из грязи и отмыли, и пусть будет признателен за это. И слыша это о коллегах, складывается странный микс чувств – страха за свое место, желания доказать свою нужность, стремления прыгнуть выше остальных и дальше.

Это и культ руководителя с ее безграничными полномочиями, это и страх сокращения, и страх снова остаться без средств к существованию. Интриги не хуже "Игры престолов", когда каждый стремится донести на остальных, оболгать, чтобы выставить себя лучше. Процветают конкуренция и поощряется стремление приблизиться к руководителю. Все знают, что в первую очередь на работу берут своих родственников и друзей – в ком уверены и кто будет доносить на остальных. В каждом сотруднике руководитель получил потенциального доносчика и наушника, который выполнит любую, в том числе личную просьбу, чтобы не потерять работу. Каждый "ничейных" или случайный человек в коллективе – первый претендент на сокращение, потому что за ним никто не стоит, а, значит, от него нет ни личной пользы, ни защиты.

Правда, мы проходили уже все это? Доносы, слежку, анонимки. Все по старой схеме работает снова, потому что работы нет. Нет той работы, за которую будут платить. Дав человеку возможность жить здесь, с него требуют беспрекословного подчинения. О нем вытаскивают все грязное белье, чтобы запугать его. И коллективом управляет не доверие и желание работать лучше, а страх и подозрительность, недоверие и поиск вшей. Лучшими оказываются не лучшие работники, а лучшие доносчики и нужные люди. Кто-то дарит подарки, кто-то выполняет десяток личных просьб. Да, так было всегда, вероятно.

Читайте также: Как я заглянула в мирное прошлое

Мы просто забыли о том, что бывают ситуации, когда выхода нет. Мы отвыкли от того, что работу можно искать годами и умолять ее дать нам. Мы забыли о том, что бывает иначе. Мы отвыкли доверять и работать в удовольствие, на результат.

Мы изменились. И сейчас кажется, что иначе уже быть не может никогда. Анонимки, звонки, страх, манипулирование. Благодарность в конвертах за рабочие места, за возможность жить дома и работать в "ЛНР".

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Ольга ЧЕРНЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини