MENU

Грузинские уроки для Украины

2013 7

Постсоветская история Грузии соткана из войн, революций, протестов, политических конфликтов, которые возникают с завидной регулярностью.

20 июня, Грузия в очередной раз вздрогнула. Тлеющий конфликт вылился в кровавое противостояние в центре Тбилиси, в котором, по предварительным данным, ранено около 250 человек и более 300 задержанных. Конфликт имеет все предпосылки для дальнейшей эскалации, если не будут приняты правильные шаги к стабилизации ситуации и устранению конфликтогенов, породивших протест и насилие.

Было бы непростительной ошибкой прогнозировать развитие этого конфликта. Как минимум, исходя из двух причин: конфликт в активной динамике и недостаток релевантной информации.

Тем не менее, определенные выводы, достаточно неутешительные и, надеюсь, поучительные для нынешней грузинской власти уже на поверхности.

Читайте также: Хотя Грузия маленькая страна, она очень гордая и нам, украинцам еще есть чему учиться

Формальной причиной раздражения, перешедшего в стихийную массовую акцию, стало проведение в стенах парламента Грузии заседания Межпарламентской ассамблеи православия (МАП).

Межпарламентская ассамблея православия объединяет политиков из 25 стран мира. Основная цель организации – координация законотворческой деятельности, отвечающих интересам православия в обществе, защита духовных ценностей православия.

На самом же деле, организация,  не что иное, как инструмент «мягкой силы» Российской Федерации в странах, где распространено православие. С момента создания в 2004 году, ее Президентами являются депутаты Государственной Думы РФ Сергей Попов (2004-2018) и Сергей Гаврилов (с 2018 года). Финансирует деятельность МАП, в основном, российский бюджет, а члены МАП, как правило, весьма лояльны к политике РФ, в том числе и в вопросах конфликтов с ее участием.

Краткая фабула конфликта. Не успел Президент МАП Сергей Гаврилов занять место председательствующего в кресле главы грузинского парламента, как это вызвало бурю возмущения некоторых грузинских депутатов, которые физически сорвали заседание. Эскалация начала набирать обороты, попытки провести заседание в отеле, также не были результативными. Уже к вечеру разъяренная толпа предприняла попытку штурма парламента, который превратился в кровавое столкновение с полицией.

Ключевая компетенция конфликтолога-профессионала – прогностическая. Конфликт, необходимо, предусмотреть и предупредить. Если это не возможно, то максимально нивелировать его деструктивные последствия и добиться стабилизации ситуации, как основы дальнейшего урегулирования.

Но, что-то у грузинских коллег из Совета национальной безопасности Грузии (специалисты которого и должны этим заниматься), изначально пошло не так, несмотря на то, что вводные лежат на поверхности:

- 20 % территории Грузии оккупировано Россией;

- удельный вес участников боевых действий среди грузинского населения, пожалуй, самый высокий на постсоветском пространстве;

- уровень протестного потенциала, подтвержденный социологами, находится у «красной линии» (социальный взрыв, более чем возможен, триггером можем послужить незначительный инцидент из широкого диапазона рисков);

- политическая нестабильность, вызванная результатами президентских выборов 2018;

- конституционная реформа 2017 года, и судебная реформа 2019 не имеют широкой поддержки населения;

- попытки сближения с Россией действующей власти, значительной частью населения воспринимается крайне негативно.

Этих факторов уже достаточно, для понимания того, что накопленный протестный потенциал, рано или поздно будет канализироваться в каком-то направлении. Вариант антироссийских протестов один из самых вероятных, а проведение заседания МАП в грузинском парламенте – прекрасный триггер.

Грузины – нация экспрессивная, которая придает большое значение символам своей национальной идентичности. Народ, для которого посягательство на эти символы является кровной обидой, которая очень легко трансформируется в насилие. Таков уж ментально-культурный код этого прекрасного народа. 

Ассоциативный ряд, пусть и гиперболизированный было несложно спрогнозировать. Жители Грузии увидели в главном кресле своего парламента не Гаврилова, они увидели собирательный образ своего кровного врага, своего обидчика, который поставил страну на колени, а теперь в сердце грузинской демократии торжественно восседает, как на троне.

Дальнейшее развитие ситуации показало правильность вышеизложенных выводов.

Как следствие не подготовленности и не предвидения инцидента, началась карусель ошибок. Отсутствие наработанного кризисного инструментария привело к эмоциональной и контрпродуктивной реакции представителей власти.

Министр МВД отдает приказ о жестком разгоне митингующих (полиция действует нарочито жестоко, несоразмерно объективной опасности); спикер парламента уходит в отставку (должность, которая могла бы стать прекрасной «разменной монетой» в торге с оппозицией); Президент Грузии обвиняет Россию  в инспирировании протестов (ответ РФ – прекращение авиасообщения с 08.07). Не самый лучший фон для стабилизации ситуации.

Читайте также: В Украине Кремль будет повторять то, что делает в Грузии – Корчилава

Все это делается хаотично, без какого либо планирования динамики конфликта на несколько шагов вперед.

Избранная «стратегия» лишь усугубляет положение, повышает градус напряженности, вовлекает в конфликт новых участников (придавая ему статус межнационального) и переводит противостояние в позиционную плоскость, существенно расширяя его предмет и зону разногласий.

Как Грузия справится с очередным вызовом, покажет время. Экстраполируя ситуацию на украинские реалии, возникает только один вопрос – готовы ли мы справиться с подобной ситуацией?

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Сергей ОРЕШЕТ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини