MENU

На Востоке столкнулись еще два крупных государства

1667 0

Пока мир увлеченно обсуждает Иран, пожары на Амазонке и американо-китайскую торговую войну, в Северо-Восточной Азии все сильнее накаляются отношения между Японией и Южной Кореей. Об этом пишет Haqqin. 

Оценивая происходящее сейчас в отношениях между Сеулом и Токио, ряд влиятельных экспертов по региону вполне серьезно говорят об «азиатской шизофрении», поскольку иной термин в отношении японо-южнокорейского конфликта применить достаточно трудно. Две ведущие экономические державы мира, два союзника США по антикитайскому блоку в Азии сошлись в бескомпромиссном политическом и экономическом поединке.

И отступать не собираются, более того, повышают ставки, перейдя уже к методам военной дипломатии, проводя армейские учения на спорных территориях, что принято называть «демонстрацией оскала».

В экономической же сфере еще фееричнее – от торговых запретов до массовых компаний по бойкоту товаров, изготовленных страной-противником. Но гораздо серьезнее задержки в поставках материалов стратегического характера. Так, 1 июля Токио объявил о необходимости получения лицензий на экспорт в Южную Корею фторированного полиимида, фоторезиста и фтористого водорода – материалов, используемых при изготовлении чипов и дисплеев смартфонов. К слову, именно Япония производит от 70 до 90% трех упомянутых ключевых материалов. И в Корейском институте экономических исследований уже подсчитали, что 30-процентное сокращение их поставок приведет к снижению ВВП Кореи на 2,2%, около $35 миллиардов – все по-взрослому.

Читайте также: Спецслужбы Японии и Южной Кореи больше не друзья

Дальше – больше. 2 августа японский кабинет министров официально объявил о решении исключить Республику Корея из так называемого «белого списка» стран, на которые распространяются минимальные ограничения при покупке в Стране восходящего солнца высокотехнологичной продукции и технологий. Речь идет о 1200 наименованиях продукции двойного назначения, и их экспорт в Южную Корею не то чтобы полностью запрещается, а именно притормаживается. Теперь на каждую поставку будет требоваться особое разрешение специального органа – для любого отлаженного бизнеса это просто серпом по рейтингу.

И, как пик напряженности, выводящий конфликт уже на геополитический уровень, Сеул в ответ на экономический беспредел Токио ответил прекращением сотрудничества с японской стороной в самом деликатном, можно сказать - интимном вопросе, в обмене разведданными.

«Договор по обмену разведывательной информацией (GSOMIA) предназначен для обмена военной информацией на основании высокой степени доверия между двумя странами. У нас нет больше оснований для сохранения GSOMIA в контексте, когда Япония уже подорвала основы доверительных отношений с Южной Кореей, - заявил второй заместитель секретаря администрации южнокорейского президента по вопросам безопасности Ким Хён Чон. - Дальнейший обмен информацией будет осуществляться через США в соответствии с трёхсторонним соглашением 2014 года».

Официально свои действия Токио объясняет тем, что Сеул вышел у него из доверия. Дескать, есть основания полагать, что Южная Корея экспортирует товары двойного назначения в КНДР.

В этот, по меткому выражению главы отдела азиатских исследований в токийском отделении Университета Темпл Джеффа Кингстона, «вежливый вымысел», естественно, никто не поверил, поскольку более невероятной истории представить попросту невозможно. Начали искать другие причины, в том числе экономические противоречия. Безуспешно. Система сглаживания конкуренции между Токио и Сеулом отработана десятилетиями, мелкие конфликты, конечно, бывают, не без этого, но не до такой же степени.

Читайте также: Торговый спор между Японией и Южной Кореей достиг нового уровня эскалации

Буквально с лупой отсматривались последние политические контакты японцев и южнокорейцев, может, где-то здесь скрыта причина? Ничего не нашли, системы искусственного интеллекта в данном случае открыто спасовали.

Что и неудивительно. Поскольку причины конфликта искались в рамках традиционной логики. А в действительности же дело было в другом, в том, что конфликт произошел в сфере отчасти иррациональной, в сфере «двух Азий» - «экономической Азии» и «Азии безопасности», прекрасно описанных  Эваном А. Фейгенбаумом и Робертом А. Мэннингом.

Так вот, если «экономическая Азия» – это рациональность, прагматизм и вполне поддающаяся исчислению внешняя политика, то «Азия безопасности» – это то место, где вольготно чувствуют себя демоны истории и национализма. Здесь прошлое никуда не уходит и постоянно рядом, здесь никто никому не верит, а территориальный конфликт может возникнуть из-за груды камней в море, не имеющих абсолютно никакого значения.

В нынешнем случае главную роль сыграли демоны истории. Поскольку в реальности конфликт между Сеулом и Токио начался тогда, когда южнокорейский президент Мун Чжэ Ин заявил о пересмотре соглашения 2015 года с Японией, согласно которому Токио выплатил 1 миллиард йен (около $8 миллионов) бывшим «женщинам для утешения», узницам военных борделей, обустроенных японской армией на оккупированных территориях.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Игорь ПАНКРАТЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини