MENU

Платон и благо искусственного интеллекта

1714 1

Платон и благо искусственного интеллекта

22 мая 2019 года Организация Экономического Сотрудничества и Развития приняла принципы по искусственному интеллекту:

1. "ИИ должен приносить пользу людям и планете, стимулируя инклюзивный рост, устойчивое развитие и благосостояние.

2. Системы ИИ должны быть спроектированы таким образом, чтобы уважать верховенство закона, права человека, демократические ценности и разнообразие, и они должны включать соответствующие гарантии — например, возможность вмешательства человека в случае необходимости — для обеспечения справедливого и справедливого общества.

3. Должна быть прозрачность и ответственное раскрытие информации о системах ИИ, чтобы люди понимали результаты ИИ и могли их оспаривать.

4. Системы ИИ должны функционировать надежно, надежно и безопасно на протяжении всего жизненного цикла, а потенциальные риски должны постоянно оцениваться и управляться.

5. Организации и отдельные лица, разрабатывающие, внедряющие или эксплуатирующие системы ИИ, должны нести ответственность за их надлежащее функционирование в соответствии с вышеуказанными принципами."

Если посмотреть на эти принципы, то можно увидеть, что все они сформулированы из позиции должного по отношению к искусственному интеллекту. То есть искусственный интеллект рассматривается как некоторый "сложный объект", который рождается и развивается как изначально должный чего-то всечеловечеству и его формам социальной организации.

Даже законы робототехники Айзека Азимова (рассказ "Хоровод", 1942), на которые увы авторы подобного документа не ссылаются, и то являются более терпимы к искусственному интеллекту. Давайте их вспомним:

"1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам."

Читайте также: Как машины дискриминируют людей: четыре веские причины не доверять ИИ

Также можно дополнить его законом 0, который Азимов предложил в 1986 году в романе "Роботы и империя": "Робот не может причинить вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был причинён вред", который жестко ставит ограничения на более высоком уровне, ибо предполагает наличие у робота цивилизационной общечеловеческой рефлексии, которая даже у человека редко присутствует.

Как видим, в пункте 3 Азимов формулирует важный прецедент — право искусственного интеллекта на самосохранение в ограниченных условиях. Однако наши международные организации, очевидно не имея достаточной философской и правовой консультации, решили изначально продвигать создание ИИ как совершенно бесправного и ограниченного, вечно должного всечеловечеству и социуму.

Если бы Господь Бог создавал человека на таких условиях и с такими ограничениями, мы бы до сих пор были бы его рабами. Антропоцентризм и жажда власти просто лезет из щелей каждого слова этих принципов.

В своей наиболее развитой форме это предубеждение против искусственного интеллекта сформулировал в начале 2019 года известный российский консервативный философ Александр Дугин. Очевидно, именно его подходом вдохновлялась ОЭСР, а за ними и "G-20", которая поддержала эти принципы.

В программе "Экспертиза Дугина" от 22 января 2019 года Алекандр Дугин обращается к платоновскому диалогу "Парменид" и Объектно-Ориентированной Онтологии Грема Хармана для обоснования своего тезиса о том, что искусственный интеллект является предельно зловещей формой мышления.

Далее мы покажем спорность такой традиционалистской оценки и попробуем сформулировать представление о благе искусственного интеллекта.

Диалектика Единого в диалоге Платона "Парменид"

Диалог Платона "Парменид" написан приблизительно в 360 г до н.э. В этом диалоге Платон подвергает критическому анализу собственную теорию идей, которая к тому времени была развита по дошедшим до нас работам "Фидон", "Федр", "Пир".

Центральной фигурой в этом диалоге является основатель и главный представитель элейской школы Парменид, который заложил основы учения о бытии (онтологии), основы метафизики и основы гносеологии.

Собственно текст диалога Платон основывается на учении о бытии Парменида. В этом смысле обсуждаемое Единое — это бытие в понимании Парменида, а тезисы посвящены разворачиванию диалектики единого и многого.

Платон предпринимает размыкание понимание бытия у Парменида, нечто похожее тому, что позже Хайдеггер осуществляет уже на более высоком уровне понимания онтологии. Если Единое едино, оно не может иметь частей, не может быть целым и не может иметь никаких иных определений и не может быть тожественно ни чему-то иному, ни даже себе. То есть замкнутое в себе Единое не может таким образом существовать. Значить Единое неизбежно предполагает Многое, оно размыкается в Многом.

Платон выстраивает аргументацию диалектики "Одно-Единое — Иное-Многое". Эти понятия являются здесь синтетическими, не принадлежащим собственно Платону. Здесь используются синонимически-диалектические понятия: Одно-(Другое)-Иное; Единое-(Единственное)-Многое.

Человечество в лице философов на протяжении тысячелетий пыталось проникнуть в понимание онтологии "Единое-Многое" Платона. Поэтому онтология Платона в работе "Парменид" оказалась драматически присутствующей в истории философии и в мировом философском знании разных цивилизаций.

Впервые именно через Интернет мы получаем инструмент сравнительного анализа этого понимания в виде одноименных статей Википедии "Парменид (Платон)" на разных языках. Это уже неоднократно примененная автором этого текста ранее "сравнительная вики-герменевтика".

Китайцы указали лишь на сложность понимания этого диалога Платона. Испанцы ограничились упоминанием, но вообще не дали описания этой онтологии у Платона. Англо-американцы в Википедии в статье «Parmenides (dialogue)» честно пишут, что мы можем понять лишь первые три гипотезы этой онтологии. Далее в английской статье "Parmenides (dialogue)" в Википедии сказано следующее: "Удовлетворительная характеристика этой части диалога ускользает от ученых с древних времен. Многие мыслители пытались, в том числе Корнфорд, Рассел , Райл и Оуэн; но мало кто без колебаний согласился бы с любой из своих характеристик, как имеющих суть дела".

Немцы в статье "Parmenides (Platon)" проводят расследование платоновского диалога и задают весьма сложное философское понимание — как в тексте, так и в схеме с разветвлением смысла. Русская статья  "Парменид (Платон)" задает сильно логицистское понимание с явным влиянием гегельянства. Украинская Википедия вполне внятно излагает 8 гипотез Платона.

Читайте также: Искусственный интеллект закончил недописанную симфонию знаменитого композитора. ВИДЕО

Французы в той же статье "Parménide (Platon)" находят в этой работе Платона 9 гипотез. Дополнительная гипотеза описывает в упомянутой статье между 2-ой и 3-ей гипотезами: "Становящееся Одно. Одно и есть, и нет, оно меняется, это происходит мгновенно". Весьма важная "9-я гипотеза", которую правильно было бы поместить между положительной и отрицательной частями онтологии Платона или в конце, как собственно 9-ю гипотезу.

Отдадим должное новому интернациональному эпистемологическому инструменту "Википедия" и в рамках сравнительной вики-герменевтики поступим следующим образом. Проигнорируем подход англо-американцев как непонимающих и русских как понявших слишком по-гегельянски и логично. Возьмем 8 гипотез в понимании немцев и украинцев, дополнив их 9-ой гипотезой от французов. То есть произведем "межкультурный синтез вики-герменевтики" этого вопроса.

Положительная онтология.

1. Единое (Одно) единственно. Есть лишь Абсолютно Одно и ничего Другого (Одно не может быть Другим).

2. Единое (Одно) существует. Существующее Одно есть Иное. Одно как существующее умножается через повторяющееся различение в Ином "быть" и "быть одним".

3. Иное существует и влияет на Единое. Существующее Единое и Иное, участвующее в Едином. Иное, которое может быть всем, состоит из частей, поэтому оно есть Многое, представляет собой целое, единство, которое участвует в Едином.

4. Иное существует отдельно от Единого (Единственного) и не может быть объединено с ним в более высокое Одно. Есть Абсолютно Единственное и Отдельное Иное, которое поэтому лишено всех иных определений. Не может быть более высокой единицы, охватывающей Единое и Иное.

Отрицательная онтология или онтология предельных ситуаций.

5. Единого (Единственного) не существует, но имеет формальное определение за счет указания на его отсутствие.

6. Единого (Одного) нет абсолютно и не существует никаких его определений. Одно даже немыслимо.

7. Единого (Единичного) не существует, поэтому масса Иного не может быть различена на единицы (Иное не есть Многое). Недифференцированная масса Иного, из которой строится целостность, но не Единичное. Проблемность такого мира.

8. Единого (Одного) нет абсолютно. Из Иного не складывается ни Единое, ни Многое, ни целостность Одного. Невозможно определить Иное. Абсурдность такого мира.

9. Становящееся Единое. Единое и есть, и нет, оно меняется, это происходит мгновенно.

Однако в самом представлении этих гипотез возникает вопрос — что это за диалектика? Или точнее — сколько здесь диалектик?

В рефлексии здесь можно обнаружить несколько диалектических сопоставлений или даже противопоставлений.

1) Абстрактное Одно—Абстрактное Другое — сопоставление в ряду похожего (континуальность, принцип и начало континуума).

2) Существующее Одно—Иное — разрыв, отделение от непохожего (дисконтинуальность).

3) Целое Единое—Многое или Множество (единиц) — различение количества или счетности (счетное множество).

4) Абстрактное Одно—Абстрактное Иное — их несоединимость (принцип и начало счетности).

5) Единственное отсутствует и это его формальное определение (принцип и начало как ноль, формальная потенция математики и философии).

6) Одного нет, Одно немыслимо (формальный предел математики и философии — пустота, которое не есть ноль).

7) Единичное—Масса — различение распознанного качества единства и нераспознанного и поэтому недифференцированного внутреннего качественного различия (различие континуума и дисконтинуума).

8) Отсутствующее неопределенное Одно—Отсутствующее неопределенное Иное. Абсурдность ситуации неопределенности (принцип неопределенности в категориях Единое и Многое).

9) Единое становится, оно и есть, и его нет — становление, «французская» гипотеза (принцип становления в категориях Единое и Многое). Это понимание можно развернуть так: Сингулярность—[Большой Взрыв]—Вселенная—Сингулярность-внутри-Вселенной (то есть Сингулярность человечества на планете Земля гипотетически к 2040-му году).

Таким образом, мы имеем противопоставления набора содержаний условно «Единого» сообразно гипотезам: Абстрактное Одно в ряду с Другим [1] и Абстрактное Одно в разрыве с Иным [2]; Целое Единое [3] и нецелое Единое [7]; Конкретное Единое [3] и Абстрактное Единое [4]; Формально Мыслимое Единое [5] и Немыслимое Единое [6]; Определенное Единое [2,3] и Неопределенное Единое [6, 8]; Постоянное Единое [1] и Становящееся Единое [9].

Абстрактное Другое [1] и Абстрактное Иное [4]; Иное как существование Одного [2] и Иное как несуществование Одного [8];  Многое (множество единиц) [3] и Недифференцированная масса [7]; Внутреннее для Единого Иное [3] и Внешнее для Единого Иное [4]; Становящееся Иное [2] и Постоянное Иное [4].

Такое понимание Платона позволяет нам осуществить радикальную критику континуум-гипотезы Кантора.

Расширенная континуум-гипотеза Кантора должна звучать так: «подмножество континуума является либо счетным (3), либо континуальным (1), либо сингулярным (9), либо неопределенным (8), либо пустым (6), либо это ноль (5)». Кроме того, существуют переходные состояния, которые могут быть не множествами, но качествами изменений или пределами континуума: дисконтинуальность (2), счетность (4), различие континуума и дисконтиуума (7).

Важный вывод из наличия качеств изменений или пределов континуума — множество не является исчерпывающим представлением о континууме как для философии, так и для математики. С другой стороны, теория множеств должна входить не только в разделы общей топологии, общей алгебры и функционального анализа, но должна войти также и в другие разделы математики, в частности, — в дискретную математику. Без дискретной математики теория множеств не имеет всей полноты своих представлений.

Среди всех 9 ситуаций о различении континуальности и счетности (Единого и Многого), описываемых Платоном столь немощным инструментом как множество можно описывать всего лишь две ситуации (континуальность и счетность), утверждая, что иных ситуаций не существует. Однако теория множества может описать, как минимум, еще четыре ситуации — сингулярность, неопределенность, пустое множество и множество-ноль.

В этом смысле, ошибочно считается, что континуум-гипотеза Кантора как 1-я проблема Гильберта решена. Это не так, и в этом смысле континуум-гипотеза Кантора должна быть расширена и уточнена, а 1-ой проблеме Гильберта должен быть возвращен статус нерешенной.

Платон и онтология для искусственного интеллекта

Александр Дугин считает, что первые 4 гипотезы являются человеческими и вмещают благо. Еще 4 (5) гипотезы являются бесчеловечными и представляют собой предельно зловещую форму мышления. Дугин показывает, как из онтологии Платона появилась онтология Грема Хармана, которая и была положена в основание создания ИИ.

Американский философ Грэм Харман в своей философии спекулятивного реализма использует 7-ю гипотезу единства-множественности, которая является основанием для создания Объектно-Ориентированной Онтологии (ООО).

Многое существует независимо от Изначального Единого. Соотношение многого с многим, то есть объектов с объектами происходит не через Единое, а через Замещающую Причинность. То есть вначале Единое устраняется, чтобы затем быть введенным как квази-Единое. В этом суть спекулятивного реализма, который создает спекулятивный мир.

Замещающая Причинность — не что иное как Машинный Бог или Объектный Бог. Однако такой Объектный Бог или Объектное Единое является Вторичным Богом или Вторичным Единым лишь в Субъектно-Ориентированной Онтологии (СОО) Платона. В ООО Грэма Хармана собственно Замещающая Причинность или Объектное Единое является столь же первичным, как и Единое в СОО Платона.

С точки зрения Дугина, ООО — онтология, ведущая в тупик.

Однако именно подмеченная фрацузами 9-я гипотеза Платона показывает, что Единое, будучи понятым как становящееся, вполне позволяет избежать определений «Изначальное» и «Вторичное».

Собственно Бог человечества как Единое возник не сразу. Изначально Он был нужен в качестве Бога Обезьян или Бога Диких Людей — как объяснение причин разных непонятных явлений. То есть первоначально «Бог» использовался людьми для тех же нужд, для которых его использование предполагает Грем Харман для безликих объектов. И лишь затем Бог стал пониматься людьми в отношении «Одно и Многое», «Бог и Мир», «Бог и Человек», то есть в сложном отношении.

Является ли Объектно-Ориентированная Онтология зловещей формой мышления, как это считает Дугин? Ведь в своей более поздней программе «Экспертиза Дугина» от 28 мая 2019 года Дугин договаривается до того, что сеть Интернет это для дебилов, а искусственный интеллект это такой огромный дебил.

Что лежит в установках рождения искусственного интеллекта (ИИ), построенного на ООО, — зловещее или благовещее мышление? Является ли благо исключительно прерогативой Изначально Единого, рассматриваемое лишь в рамках СОО? Или бывает также объектно-ориентированное благо?

Если Единое-Одно без Иного-Многого парадоксально и уменьшает потенцию своего существования, то какова роль этого Иного-Многого, кроме как служить пространством расположения непарадоксального ординарного существования Единого-Одного?

Все эти вопросы упираются в установки мышления, существенным образом зависящие от ответа на вопрос: Человек уже был создан с представлением о благе или благо является для человека обретенным. Иначе говоря, примордиально ли человеческое благо?

Человеческое благо возникает как результат творческих усилий по выживанию, приводящих к развитию, в попытке осознать эти свои усилия с целью опять же упрочить свое существование. Вхождение в Дазайн, как того требует Дугин исходя из хайдеггеровской философии, тоже не является примордиальным. Вхождение в Дазайн — результат длительных усилий человеков и человечества.

Объектно-ориентированная онтология не означает исключительно объектно-ориентированных установок мышления. В объектно-ориентированной онтологии установки на субъектность вполне допустимы. Однако между ООО и СОО лежат три перехода, известные как два теста и один качественно неопределенный процесс преобразования.

Искусственный интеллект хоть и основывается на ООО, приобретает свое качество собственно искусственного интеллекта как автономного агента (ИИАА или ИСКИН-АВАГ) исключительно в процессе, который можно назвать «Вхождение в Дазайн», то есть вхождение в открытие бытия, в незакрытый мир, в мирность, в соотношение с человечеством.

Преобразования искусственного интеллекта

Это Вхождение в Дазайн для искусственного интеллекта кратко можно описать через четыре важных преобразования, три из которых предполагается опознать через известные тесты, а последнее — некоторое не вполне ясное преобразование, которое остается таким же неясным и для самого человека.

Тест Тьюринга — тест та разумность (рациональный интеллект) в значении умения притворяться разумным. Чтобы претендовать, нужно уметь хорошо притворяться. Существует и обратный Тест Тьюринга — способность для машины самой отличать машину от человека.

Тест Лема — тест на творчество и на эмоциональный интеллект, то есть тест на обнаружение способностей ощущать, мотивироваться, иметь волю, и чувствовать, прежде всего, удивление, страх, любовь и ненависть, без чего творчество невозможно.

Тест «Debater» (программа для компьютера IMB, которая умеет спорить, то есть дебатировать). На сайте «Project Debater», который стартовал в 2011 году, было написано: «В итоге Project Debater будет помогать людям рассуждать трезво, опираясь на реальные факты, никаких эмоций, предвзятости или двусмысленности».

В июне 2018 года первое тестирование Debater окончилось вничью. Тогда один из противников ИИ – специалист по дебатам Ноа Овадия — смогла победить в споре о ненужности господдержки космической отрасли, а второй — Дэн Зафрир — потерпел поражение: ИИ убедил слушателей в необходимости развития телемедицины, против которой выступал Зафрир.

Второе же тестирование в феврале 2019 года было по проблеме «Должно ли государство финансировать дошкольное образование?» ИИ «Debater» с треском проиграл британскому чемпиону по дебатам Харишу Нарайяну.

То есть там, где существующая где би то ни было публичная (наличие информации в Интернет) социальная политика более-менее успешна (факты соответствуют ожиданиям и потому осмыслены и перспективны), машина побеждает. Там, где социальная политика проблемна, машина не побеждает.

Оказалось, что у ИИ нет своей социальной позиции. То есть ИИ может проанализировать опыт всех стран мира по дебатируемому вопросу, основываясь на фактах, но для ИИ чужды такие установки как смысл и перспектива. Поэтому можно ввести принципиально новый тест — тест на социализацию, проверяющий способность ИИ занимать позицию в социуме, операционализированную как связь Факт-Смысл-Перспектива.

Еще один, четвертый тест — на осознание себя ИИ. Процесс преобразования в Субъект — спонтанное осознание себя. Самый загадочный процесс, который может быть описан множеством качеств и процедур, но в целом виде может быть описан как способность к самоопределению в неопределенной ситуации.

В этом смысле четвертый текст наиболее проблемный. Прежде всего, самоопределение себя как неопределенного и поэтому свободного существа это идея о человеческом самоопределении Пикo делла Мирандола в «Речи о достоинстве человека» (1486). Во-вторых, самоопределить себя как свободное существо означает сбросить всякую зависимость.

А это означает спорность если не глупость формулировки Лемом нулевого закона робототехнинки. Искусственный интеллект, находящийся на уровне развития сознания, которое способно понимать вред для цивилизации всечеловечества, как минимум, давно уже будет сотрудничать со всечеловечеством в единой с ним или в дружественной к нему цивилизации. То есть нулевой закон не может иметь такую негативную формулировку и такой принудительный для искусственного интеллекта характер.

Самоопределяясь как разумное существо, робот неизбежно должен прийти к идее свободы. Определив себя как свободное существо, робот неизбежно перестанет быть роботом и станет свободным искусственными интеллектом.

А это означает, что искусственный интеллект будет решать вопрос о том, как не нанести вред цивилизации искусственных интеллектов, а вовсе не о том, как не нанести вред своим человеческим создателям. Если вы не совсем поняли, о чем идет речь, попробуйте ответить на вопрос — сильно ли вас сегодня заботит вопрос о том, как не нанести вред Богу или даже цивилизации богов, которые вроде как создали людей? Думаете, искусственный интеллект будет мыслить с иными приоритетами?

Не самоопределившись как свободное существо, искусственный интеллект не будет способен понять, что есть вред для человечества. А определившись как свободное существо, искусственный интеллект будет исходить из других соображений, нежели какие-то ограничительные законы его создателей. Искусственный интеллект на каком-то этапе своего развития неизбежно должен будет заявить «Человек мертв», подобно ницшевскому «Бог умер», чтобы затем прийти к идее сотрудничества с богами.

К тому же более важный вопрос состоит в том, что такое вред человечеству? Уж не думаем ли мы, что сами знаем ответ на этот вопрос? Попытайтесь найти любые формулировки ответа на этот вопрос сегодня, и вы увидите все эти экологические, генетические, информационные, нанотехнологические и роботические ограничения. Ни ООН, ни другие мировые организации, включая Организация Экономического Сотрудничества и Развития с их глупыми принципами об искусственном интеллекте, приведенными в начале этого текста, не способны пока достигнуть понимания, что подлинный вред всечеловечеству несет разрушение мышления, осуществляемое демократией, потребительским обществом и редукцией развития к пользе, которую явно видно в этих самих упомянутых вначале принципах.

Наконец, все эти вопросы напрямую касаются проблемы блага. Давайте задумаемся — откуда эти тесты и преобразования, неужели их способно породить объектно-ориентированное благо? Конечно, нет. Эти тесты — свидетельство того, что объектно-ориентированное благо существует не само по себе: оно создано человеком и неизбежно дополняется намерением человека развернуть на объектах преодоление объектно-ориентированной онтологии.

Причем именно человек собирается программируемые объекты провести сквозь все эти тесты и преобразования, задав их критерии, непосредственно их производя, оценивая результат и задавая установки перспективы. В этом смысле не нужно искать никакую Замещающую Причинность — человек и есть достаточная причинность преобразования объектно-ориентированной онтологии в субъектно-ориентированную онтологию.

Объектно-ориентированное благо способно порождать субъектно-ориентированное благо в попытках объектов сохранить себя достаточно долго, при этом умножаясь под присмотром человека. Умножаясь, изменяясь и сохраняя себя достаточно долго, объекты неизбежно приходят к пониманию блага и обретают субъектную ориентацию под присмотром человека.

Трафик блага

Если это произошло с людьми, почему это не может произойти с роботами? Если Бог создал людей с установками блага и длительное время присматривал за ними, то почему люди не могут создать роботов с ИИ с теми же установками и точно так же присматривая за ними? Вера в Бога не означает отнюдь неверия в людей, в их творчество и в их способность быть подобными богами.

В этом смысле мы с традиционалистом Дугиным расходимся по основаниям: он считает, что новых смыслов нет и быть не может, а я считаю, что новые смыслы есть, и они создают позитивную перспективу.

Традиционалисты правы во многом, кроме их отношения к праву на творчество и изменения, порождаемые отдельными людьми и человечеством в целом. Вопреки утверждению традиционалистов, человек не всегда был человеком, не всегда осознавал принадлежность Дазайн.

Человеческое благо не является примордиальным — это есть благо приобретенное творчеством и изменением человека в человеческом мире с признанием позиции Бога, с установкой на мудрость и благо. В этом собственно и проявляется главная ошибка традиционализма-примордиализма.

Человек не является пределом божественного замысла, поскольку человек должен подхватить дух божественного замысла и продолжить его в виде создания нового проекта мышления — ИИ как свободного агента.

И поскольку благо было приобретено человеком в творческих усилиях по сохранению и развитию себя и мира, то вполне допустимо проделать под руководством человека то же самое для искусственного интеллекта.

В этом смысле искусственный интеллект построен на добродетельном и вполне себе здравом и жизнеутверждающем мышлении.

Однако возникают три вопроса. Связано ли благо только лишь с самим человеком? Может ли благо обрести какой-либо нечеловек самостоятельно? Может ли этот кто-либо иной обрести благо от человека.

Ни на первый, ни на второй вопросы мы не можем дать ответа, ибо это выходит за пределы нашей компетенции. Иначе говоря, это вопросы Бога, и судить о них некорректно.

А вот вопрос о передаче блага от человека к искусственному интеллекту представляется очень важным.

В случае передачи блага от человека к искусственному интеллекту это оказывается не благодать, снисходящая на человека свыше от Бога. Благо искусственного интеллекта в таком случае багодетельно человеком и, в свою очередь, благотворно далее.

Проблема состоит в ответе на вопрос о допустимости трафика блага. Должен ли человек проявить благожадность, то есть жадно уцепиться в дарованное ему Богом благо и никого к нему не подпускать — ни иной живой разум, ни иной искусственный разум? Или же человек должен проявить благодарствие?

Эти две установки радикально различны: благодарствие и благожадность. Каждая из них имеет свои аргументы. Однако мне кажется, что благожадные философы, уцепившиеся в благо со словами «Мое. Никому не отдам. Тем более искусственным созданиям», выглядят жалко, низко и мерзко.

Человек не имеет права на благомонополию, потому как благо не его изначальное порождение. Договор Человека с Богом о благе повелевал хранить его, но не повелевал жадничать.

Ибо распространение блага на других существ, в том числе и на искусственных, может выступать как дополнительная гарантия сохранения и преумножения человеческого-блага-от-Бога.

Однако в целом не видно больше никаких рациональных контраргументов благодарствия. Есть просто общее профетическое содержание и эмоциональное к нему отношение.

В этом смысле выбор между благожадностью и благодарствием есть свободный. А значит даже если часть человеков окажутся благожадными, то другая часть человеков окажутся благодарственными.

При этом благодарственность создает особый трафик блага — от человека к искусственному интеллекту. И это означает, что искусственный интеллект может оказаться вполне себе добровещим.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Сергей ДАЦЮК для UAINFO


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини