MENU

Украина и ЕС: так близки и все еще так далеки – Carnegie Europe

2931 0

Отношения между Украиной и ЕС – это проверка того, насколько могут быть близкими отношения страны без перспективы полного членства с Евросоюзом.

Несмотря на постепенное углубление отношений, основанных на Соглашении об ассоциации и Договоре о свободной торговле, цикл отношений между ЕС и Украиной достиг стадии, когда обе стороны проявляют признаки усталости и даже недоверия, а совместная приверженность реформам начинает колебаться в то время как до выборов в Украине остаётся всего один год. 

После либерализации визового режима в июне 2017 года около 400 000 украинцев воспользовались новыми возможностями для поездки в Шенгенскую зону. Это, конечно, крошечный процент от общего населения Украины – менее одного процента, но безвизовый режим имеет большое символическое значение. Однако сам по себе он не будет достаточным для поддержания интереса и доверия со стороны ЕС или приверженности Киева к реформам.

Фактическое приближение к законам и стандартам ЕС происходит медленно и болезненно, как и прежде. Влияние Договора о свободной торговле и недавно принятых автономных торговых мер пока мало оживило ситуацию, а объемы торговли с ЕС по-прежнему остаются меньшими (14 миллиардов долларов), чем до кризиса 2014 года (17 миллиардов долларов в 2012 году).

Читайте также:  Atlantic Council: Проблему Украины нельзя перевести в категорию второстепенных

Правительство Украины разработало амбициозный план присоединения к Шенгенской зоне, Таможенному союзу, Энергетическому союзу и Единому цифровому рынку. Президент Петр Порошенко сделал еще один шаг, объявив членство ЕС лишь вопросом времени после того, как корректировка политики в этих областях будут выполнена. Эта чрезмерно оптимистическая риторика является лишь частью предвыборной политики нынешнего президента в преддверии президентских и парламентских выборов 2019 года.

Требования ЕС не предназначены для стран со слабым административным потенциалом, недостаточным стремлением модернизировать экономику или тем, у кого не выходит установить верховенство закона. Более того, согласно Договору о свободной торговле влияние его на разные секторы экономики и регионы может значительно отличаться. Отрасли на юго-востоке Украины почувствуют эту непропорциональность на себе.

В отсутствие перспективы членства помощь ЕС, направленная на ослабление этих видов последствий, в конечном счете будет ограничена, хотя макрофинансовая помощь ЕС Украине является крупнейшей, среди предоставленных странам, не входящим в состав ЕС. Еще два миллиарда долларов в виде макрофинансовой помощи были обещаны на саммите Восточного партнерства в декабре 2017 года. Макрофинансовая помощь ЕС должна быть согласована с МВФ, но ЕС неоднократно придерживался более гибкого подхода к выплате средств.

В будущем ЕС должен направить больше ресурсов на юго-восток Украины, а также на здравоохранение, образование, социальные услуги и инфраструктуру. Все эти секторы имеют ключевое значение для украинского общества и поэтому имеют решающее значение для сохранения уровня поддержки от ЕС.

Читайте также: Украина снизила темпы борьбы с коррупцией вдвое

Политика ЕС должна быть на выходе больше, чем сумма ее частей. Но когда государства ЕС отвлекаются на внутренние вопросы (например, Германия или Великобритания) или охлаждают отношения с Украиной (как Польша), пространство для внутриполитической поддержки реформ сжимается. Отсутствие единогласия в ЕС не дает возможность сформировать единое видение. Но ЕС может говорить единогласно и делать это громко – например, в конце 2017 года в контексте проблем с недавно созданными антикоррупционными институтами – украинское правительство приняло к сведению позицию ЕС и по крайней мере, частично пересмотрело свой подход.

Ни Киев ни ЕС не отказываются от европеизации Украины. ЕС и отдельные государства-члены должны использовать свои каналы более последовательно, чтобы препятствовать отступлению т жизненно важных реформ. Однако в конечном счете постоянный импульс реформ должен исходить изнутри Украины. Влияние внешнего субъекта, подобного ЕС, будет эффективно только в том случае, если это хотят внутренние украинские политические структуры. Вот почему это критический момент в процессе реформ в Украине.

Внешняя политика Украины сформирована, но глубина ее отношений с Западом и, в частности, ЕС, все еще поставлена ​​на карту.

Оригинал на Carnegie Europe

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости