MENU

Люди, стрелявшие в наших отцов

4483 0

В современной Беларуси существуют жертвы двух сортов. Высшая категория – это жертвы нацизма и участники войны. И жертвы репрессий, которые могут оставаться неустановленными и погребенными как забитый во время эпидемии скот — в братских могилах, а по сути, ямах.

13 июня Палата представителей Беларуси приняла во втором чтении поправки в закон «О противодействии экстремизму», которыми вводится уголовная ответственность за публичную реабилитацию нацизма.

Принятие подобных новшеств по версии бывшего министра МВД Игоря Шуневича (уроженца Луганской области) связано с ситуацией в «некоторых европейских государствах». Как он заявил журналистам: «Считаю важным отметить, что это явление и проблемы возникли не в нашей стране. Это обусловлено недавними событиями в некоторых европейских государствах, взявших курс на поддержку неонацистских настроений. В интернете распространяются псевдоисторические публикации, искажающие события прошлого, оправдывающие нацистских преступников и их пособников…»

Хотя министр не назвал прямо эти страны, но у меня нет сомнения, что под одной из таких стран Шуневич подразумевал именно Украину (от прямого ответа на вопрос журналистов министр ушел). Большинство белорусских чиновников всех уровней живёт российскими сказками о «бендеровцах» (именно так, через «е») и нацистах, захвативших власть в Киеве.

За пропаганду или оправдание нацизма, за отрицание преступлений или возвеличивание нацистских деятелей (к которым, наверняка, будет отнесен и Степан Бандера), а также за распространение нацистской символики будет введено уголовное наказание до 5 лет.

Нововведение заключается и в том, что под «нацистской символикой» будут пониматься не только свастики и тому подобное, но и символика других структур, виновных в преступлениях во время Великой отечественной войны. Этот пункт вызывает большие вопросы, так как по нему под запрет может попасть любая символика, которую использовали во время войны. А, как известно, многие подразделения использовали свои национальные символы, запрещенные в СССР. В том числе и национальный белорусский бело-красно-белый флаг, и даже российский «андреевский флаг» и прочие.

Не сложно догадаться, что подобная «борьба с нацизмом» вызвана совсем иными причинами, чем реальная опасность нацизма в Беларуси. Ведь даже сам Шуневич насчитал (при всём недоверии к подобной милицейской статистике) всего около 3000 (т.е. около 0,03% от всего населения) граждан Беларуси с неонацистскими взглядами, в число которых он включил и футбольных болельщиков некоторых клубов. При этом по утверждению главного милиционера в основном это: люди, ведущие маргинальный образ жизни, алкоголики и наркоманы, а также уже находящиеся за решёткой.

Похоже, что страх нынешней белоруской системы перед возрождением нацизма связан не с этой горсткой маргиналов, а именно с пересмотром роли Советского Союза в начале второй мировой войны и ролью в этом лично товарища Сталина.

Читайте также: Путинизм погрузился в дрему

К сожалению, закон «О противодействии экстремизму» никак не касается преступной идеологии коммунизма, большевистских преступников (памятники которым по-прежнему стоят во всех крупных белорусских городах и чьи имена увековечены в названиях улиц, площадей, учреждений, станций метро…) или советской символики. И когда того же Шуневича спрашивали, не нужно ли по примеру европейских стран расширить действия закона и на пропаганду сталинизма и наказывать и за отрицание преступлений большевизма, поклонник ходить на парады в форме НКВД ответил однозначно: «Нет».

В 2017 году во все белорусские министерства была разослана резолюция форума «Большевистский террор. Право на установление истины», под которой свою подпись поставили более 1000 человек. В ней белорусские политики, деятели культуры и простые граждане потребовали открыть архивы КГБ (в отличие от Украины, в Беларуси эти архивы по-прежнему недоступны исследователям) и запретить пропаганду сталинизма и отрицание репрессий. Естественно, ответ бы так же предсказуем: «Нет».

И в целом это неудивительно, так как в последние годы в Беларуси наблюдается реабилитация Сталина, идущая от самого первого лица государства — товарища Лукашенко.

19 августа 2017 года главный белорусский чиновник рекомендовал директору Института льна Академии наук Беларуси: «Ты должен управлять сталинскими методами…». Что это за методы мы отлично знаем. Цена им – миллионы человеческих жизней. А в этом году, выступая на субботнике в музее «Линия Сталина» (да, такой государственный музей с бюстом «отца народов» существует прямо под Минском!), заявил, что имя Сталина заслуживает возрождения.

Именно 2019 год стал годом коренного перелома в отношении Лукашенко (а за ним и всех его чиновников) к месту массовых расстрелов жертв репрессий «Куропаты». Именно они стали одним из символов возрождения независимой Беларуси во время перестройки. Именно вокруг Куропат все последующие 30 лет объединялись национальные белорусские силы и в том числе силы, противостоящие диктатуре Лукашенко. Поэтому неудивительно, что для него это место стало не только символом крушения так любимого им Советского Союза, но и белорусского национального сопротивления его власти. И за все 25 лет своего правления он ни разу не посетил Куропаты.

Но в 2018-19 годах началась спецоперация по «национализации» Куропат и одновременно по ограничению их территории (земля в этом районе представляет лакомый кусок для разного рода застройщиков). Сначала в охранной зоне памятника 1-й категории, вопреки всем протестам общественности, был построен ресторан, где рядом с символом одной из величайших катастроф Беларуси проходят пьяные гулянки с фейерверками. Возможности владельцев этого заведения оказались настолько могущественными, что им удалось добиться пересмотра изначальных границ, которые были ими нарушены при строительстве (что подтверждала прокуратура). 

Читайте также: Le Point: Будет ли Путин в Кремле в 2030 году?

Потом в Куропатах был установлен официальный памятник, на котором, если бы не настойчивость белорусского историка Игоря Кузнецова, даже не было указано, что это за Мемориал. Только после его требования появилась табличка «Жертвам политических репрессий». Но по-прежнему в Куропатах не увековечено ни одно имя из тысяч пострадавших там, и государство не делает ничего для восстановления этих имён. Сам Лукашенко заявил, что пока он президент, новых раскопок в Куропатах не будет.

В 2019 году началась операция по «благоустройству» Куропат, кадры которой облетели весь мир. Во время неё были самым варварским спилены десятки крестов, установленных активистами в память жертв репрессий. По периметру памятника был установлен забор. А недавно Лукашенко заявил, что поле около Куропат, где изначально планировалось устроить Мемориал и музей сталинских репрессий, будет отдано под некий выставочный центр. Всё это при том, что вопреки всей имеющейся информации, в том числе и от руководства КГБ, Лукашенко неоднократно заявлял, что «неизвестно, кого там расстреливали».

Таким образом, в современной Беларуси существуют жертвы двух сортов. Высшая категория – это жертвы нацизма и участники войны. Места захоронений советских солдат до сих пор раскапываются специальными отрядами, проводятся экспертизы, т.е. делается всё, чтоб установить их личности и перезахоронить их с почестями. О чём с гордостью рапортуют государственные белорусские СМИ. И жертвы репрессий, которые могут оставаться неустановленными и погребенными как забитый во время эпидемии скот — в братских могилах, а по сути, ямах.

При этом начинают поднимать головы молчавшие почти 25 лет коммунисты — поклонники «немецкой версии», утверждающие, что в Куропатах покоятся жертвы Холокоста. Происходит то же самое, что с Катынью, где преступления Сталина и чекистов признаны на высшем уровне, а различные «отрицатели» продолжают утверждать лживую советскую версию.

В 2018-19 годах Куропаты стали объектом десятка нападений вандалов, виновных в которых всесильное КГБ и МВД так и не смогли найти. А на защитников Мемориала наезжали на автомобилях, ломали им руки, нападали, избивали. На них милиционеры заводили десятки административных дел и наказывали штрафами и «сутками».

И выходит, что эти жертвы репрессий и их потомки не защищены от лжи и надругательства со стороны нынешних поклонников большевистской идеологии. Отрицать преступления Гитлера – до пяти лет тюрьмы. Отрицать преступления Сталина и их масштабы – добро пожаловать в государственные СМИ на первые страницы. За прогулку по центру города с портретом людоеда Гитлера – тюрьма, а за участие в массовых акциях с портретами людоеда Сталина – даже не дадут штрафа.

И, к сожалению, здесь не может быть какого-то равновесия. Сталинисты жаждут реванша и открыто об этом говорят. Примером тому всё новые памятники Сталину в России. Если коммунистическая идеология, унесшая жизни миллионов наших близких и соотечественников, не будет приравнена к нацистской и запрещена, то рано или поздно памятники Сталину будут стоять в каждом городе. И можно не сомневаться, что, как пел Борис Гребенщиков: «люди, стрелявшие в наших отцов, строят планы на наших детей».

И только полная и решительная декоммунизация гарантия того, что этим планам не дано будет осуществиться.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Дмитрий ДРОЗД


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини