MENU

Даже невиновным нужна защита, или Как не превратить свидетеля в подозреваемого

2386 0

Рекомендации юриста

"Я не я и корова не моя". Адвокаты часто это слышат от своего клиента, когда тот рассказывает о своей причастности к совершению преступления. И, к сожалению, не всегда вслушиваются в слова подзащитного, даже если это только его правда.

Стоит быть очень внимательным к деталям в рассказе клиента, ведь в некоторых случаях свидетель может моментально превратиться в подозреваемого. Так почему даже невиновным нужна защита? Об этом пишет юрист Станислав Борис специально для НВ Бизнес.

Новый подход в подготовке к допросу. Во время защиты свидетеля в уголовном производстве нам повезло столкнуться с очень интересной ситуацией, где мы еще раз убедились, что всегда нужно внимательно слушать своего клиента, ведь только он знает всю правду и является главным источником фактов.

Клиент обратился к нам сразу после обыска, когда работники НАБУ пригласили его на допрос в качестве свидетеля. Таких допросов было пять. Клиент был уверен в своей непричастности к совершению преступления, поэтому изъявил желание рассказать правоохранителям все известные ему обстоятельства. Однако для собственного спокойствия он задействовал нас для сопровождения во время допроса, а также для возвращения изъятого при обыске имущества.

Читайте также: Спасёт ли НАБУ лояльность к новой власти?

Детективы НАБУ, по сравнению с другими правоохранительными органами, проводят допросы более агрессивно и контролируемо. Например, адвокату запрещается конфиденциально общаться с клиентом. Мотивирует такое решение детектив тем, что право на безусловное конфиденциальное общение есть у подозреваемого или обвиняемого, а свидетель может только воспользоваться правовой помощью, что в понимании правоохранителя является исключительно молчаливым присутствием адвоката. Не пренебрегают детективы угрозами и запугиванием. Зачитывают комментарий к статье Уголовного Кодекса о предоставлении заведомо ложных показаний свидетелем. Пытаются убедить, что адвокат не несет никакой ответственности и верить ему не стоит. Все эти препятствия свидетелю с адвокатом удается преодолеть благодаря хорошей предварительной подготовке.

Допросы прошли достаточно спокойно, ведь клиент был хорошо подготовлен нами. Под подготовкой свидетеля следует понимать не старую модель: "Говорите вот это, а об этом молчите…", а полноценное воспроизведение перед свидетелем всех возможных сценариев хода допроса. Мы прогнозировали как можно большее количество вопросов, которые ему будут задавать правоохранители, и четко объяснили клиенту все его права и обязанности. Также накануне допроса два наших адвоката провели ему жесткую имитацию.

Выслушать клиента ради его же безопасности. Нам удалось вернуть часть имущества, которое было изъято при обыске. Однако за ряд других документов и вещей нужно было побороться. Мы ознакомились с материалами уголовного производства, доступ к которым упорно не давали. Было крайне важно предварительно их изучить и проработать с клиентом.

Здесь и понадобилось умение слушать. Читая постановление о признании вещественными доказательствами документов, которые были изъяты во время обыска, клиент трижды поменялся в лице и сказал: "Этого документа у меня не могло быть…" Как это часто и бывает, в протоколе обыска документы описаны кратко, без детализации и плохим почерком. При осмотре в кабинете в "папке синего цвета" детектив обнаружил документ, который должен был стать ключевым доказательством в уголовном производстве.

Чтобы дополнительно защитить клиента, мы обратились с апелляционной жалобой на решение следственного судьи об аресте изъятого имущества во время обыска. Аргумент об отсутствии в протоколе обыска документа, который в дальнейшем признан вещественным доказательством, был одним из десятка нарушений, возложенных нами в основу апелляционной жалобы на решение следственного судьи об аресте. При рассмотрении апелляционной жалобы принимал участие и клиент. Судья подошел к рассмотрению с очень "интересной" стороны.

– Послушайте, вы утверждаете, что у вас этого документа не изымали вообще, верно? – обратился Председательствующий к клиенту.

– Да, я абсолютно уверен в этом, – ответил клиент.

 – Ну если у вас его не изымали, так чего вы переживаете?! – возмутился судья.

– Мы волнуемся, так как по меньшей мере в трех документах указано, что у моего клиента изъяли это доказательство, – отметил я. – Протокол осмотра, постановление о признании вещественными доказательствами и в оспариваемому судебном решении – это три сильные основания для волнения.

Читайте также: На новый скандал вокруг НАБУ и его директора Сытника лично обратил внимание Трамп

Это уголовное производство на самом деле особой сложности. Поэтому судьи побоялись становиться на нашу сторону, и решение судьи первой инстанции оставлено без изменений. Как всегда, в нем не было отражено, почему коллегией судей отклонены наши аргументы. Это потому что невозможно оправдать попытку легализации доказательства правоохранителями.

На этом мы не остановились, ведь молчание обеспечило бы клиента сообщением о подозрении. Результатом наших усилий стал официальный ответ прокурора в этом уголовном производстве. Он отметил, что по результатам проверки материалов обыска и просмотра видео изъятия имущества установлено, что действительно упомянутый документ не был изъят у клиента. И указал о том, что в ряде процессуальных документов были допущены описки.

Работа продолжается и вскоре мы ожидаем закрытия уголовного производства.

Эта история позволяет утверждать, что защита свидетеля во время допроса нужна и может быть эффективной. Оперативная работа адвоката помогает быстро вернуть ваше имущество, а открытое и эмпатическое общение с клиентом является гарантией положительного результата.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Станислав БОРИС


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини