MENU

На Хэллоуин и к ведьме не ходи. Как судили украинских колдуний прошлого

1321 0

На праздник всех святых — Хеллоуин, который с недавних пор прижился и у нас, многие девушки наряжаются ведьмами. Этот образ таит в себе загадочность и сексуальность и воспринимается скорее с симпатией, нежели с ужасом и отвращением. Но вплоть до середины XIX века за колдовские чары украинская ведьма могла поплатиться мучительной смертью на костре. По крайней мере, так велел закон. 

Впрочем, украинские судьи не очень его соблюдали. Частенько вместо сожжения ведьму ожидало словесное порицание либо её и вовсе отпускали под честное слово не делать пакостей. Но откуда у нас такая лояльность к "сёстрам дьявола" и почему украинским ведьмам повезло гораздо больше, чем их европейским "коллегам", которых инквизиция истребляла десятками и сотнями на площадях городов и сёл?

Самый гуманный суд в мире

До 1840-х годов в судебной практике использовался кодекс "Права, по которым судится малороссийский народ". В нём, а именно в Артикуле 6 "О чародеях и волшебниках", было шесть пунктов, объяснявших, как судить нечистую силу в человеческом облике: "Кто бы, так мужеска как и женска пола, чародейством и волшебством упражнялся и заповедных наук учился, которыми бы злых духов призывал, или действительное с дьяволом обязательство имел, и кому своим чародейством вред учинил такового, по обстоятельному исследованию дела и по доказательствам, смертию казнить живаго сжечь, понеже он чрез то прямым богоотступником себе быть являет".

Однако на практике всё выглядело иначе. "Казнить смертию" судьи приговорили лишь 6% всех осуждённых, признанных ведьмами или колдунами. По утверждению историка Степана Билостоцкого, за всю историю на украинских землях в судах выдвинуто около 230 официальных обвинений в колдовстве, и только 13 человек предали смерти. Для сравнения: в средневековой Европе в период святой инквизиции казнили около 100 тыс. человек, больше всего — в Германии, около 50 тыс.

При этом "гуманизм" на наших землях вовсе не означал лояльность к нечисти. Наоборот, всякие злые умыслы пресекались. Однако украинский суд XV–XVII веков старался искать истинную причину поступков ведьмы, а не сваливать все её деяния на связь с Сатаной и прочими демонами, как это массово делали суды в Германии и Франции (вот уж прямо гордость берёт за наших служителей Фемиды того времени). 

На метле. Романтическое представление об украинской ведьме, XIX в.

Более того, в Украине существовала чёткая градация "чёрных" и "белых" ведьм. Последние врачевали людей, и даже если что-то пошло не так и пациент скончался, хлебнув поданного ведьмой отвара или настойки, судьи принимали во внимание тот факт, что намерения колдуньи на самом деле были благими, а значит, судить её строго нельзя. К тому же рассмотрение дела всегда начиналось с того, что в суде обвиняющий должен был пристально посмотреть подозреваемой в лицо и чётко произнести: "Ты ведьма!" На такое мало кто решался. Второй момент — поймать на горячем человека, который занимался колдовством, было трудно.

Читайте также: Американцы в этом году потратят рекордные $2,6 млрд на конфеты к Хэллоуину

Таким образом, если на Западе к ведьмовству относились крайне жестоко и могли наказать женщину просто за зелёный цвет глаз, то в Украине и судьи, и даже церковники чаще всего отмахивались от чародеек.

Вот яркий пример. В 1753 году Кременецкий суд рассматривал дело некой Орышки Лиманчихи, помогавшей избавиться женщине от нежелательной беременности. В ходе следствия выяснилось, что Лиманчиха — ведьма. Она без всякого принуждения призналась, что таки да, ведьма, и ещё ребёнком обучалась у четырёх опытных ведьм, как вызывать дожди и бури, насылать порчу на скот и людей. В красках колдунья описала шабаши, куда летает голая на берёзовой палке по четвергам. За такие признания Орышку по закону должны были сжечь. Однако местный судья то ли трезво рассудил, что обвиняемая немного не в себе, то ли побоялся с ней связываться (мало ли что, вдруг действительно порчу нашлёт), но Лиманчиха отделалась лёгким испугом: суд ограничился строгим предупреждением относительно употребления ведьмовства в будущем и отпустил ведьму восвояси.

Или ещё. В 1765 году в селе Годуновка на Сумщине некий Алексей Литвин нашёл на ржаном поле "закрутки" — пучки связанных волос на стеблях. Было ясно, что кто-то "попортил" его урожай, ведь есть хлеб, собранный с такого поля, нельзя. Бедный крестьянин не знал, что делать. Помочь вызвалась односельчанка Матрёна, сказав, что она мастер по "раскруткам". Матрёна провела обряд, пошептав что-то над пучками волос, Алексей с облегчением вздохнул, собрал урожай и был счастлив. Но вот незадача: очень скоро у Алексея умерли сразу несколько детей. Подозрение пало на Матрёну: раз хлеб испекли из сначала "закрученного", а потом "раскрученного" урожая, значит, ведьма плохо справилась со своей задачей. Не подействовала её магия. Так зачем вообще бралась? Из-за такой профессиональной халатности случилась трагедия! В суде Мотря также отделалась лёгким испугом, но колдовать ей строго-настрого запретили.

Впрочем, иногда случалось, что разъярённые односельчане, не найдя управы над ведьмой в суде или в церкви, устраивали ей варварский самосуд.

"Ведьма, скачущая задом наперёд на козле". Альбрехт Дюрер, гравюра, 1500 г.

Сохранилась жуткая история о том, как в начале 1740-х годов в селе Обуховка на Миргородщине начался массовый мор скота. Крестьяне были в отчаянии: в их хлевах каждый день дохли кони, коровы, козы, гуси. Стали думать-гадать, в чём причина. Вдруг кто-то вспомнил, как однажды кобыла войта вернулась с пастбища с выстриженной гривой. А кто выпасал сельский скот в тот день? Вивдя Москаленчиха! Не иначе как баба задумала неладное и, "поделав" что-то на кобыльей гриве, навела порчу на скот всего села. Люди жаждали правосудия. Но как доказать, что Вивдя виновата? Почесав репы, крестьяне додумались искать правды у знахаря, жившего отшельником на соседнем хуторе. К нему отправили делегацию. Прибыв на "место преступления", знахарь, предварительно угостившийся самогоном местного изготовления, тщательно изучил все обстоятельства дела и пришёл к выводу, что Вивдя действительно виновата, — да, это она навела мор на скот. Люди взяли соседку "под арест" и повели к сотнику. Но тот заниматься мутным делом не захотел и направил их к священнику, дескать, это его специализация. Церковник также бабушку пожалел и отпустил после исповеди. Тогда крестьяне, не удовлетворённые такой лояльностью, решили Вивдю сжечь. Они выкатили на перепутье большую бочку, поместили туда несчастную старуху, облили дёгтем и подожгли. Пепел закопали, а чтобы Вивдя не могла мстить с того света, в могилу вбили осиновый кол. Всё по правилам!

Сжечь к чертям

Не всем украинским ведьмам в официальных судах везло одинаково. С некоторыми из них расправлялись очень жестоко.

Первой известной нам жертвой человеческих предрассудков на украинской земле была Настаська Чагровна. В 1171 году любовницу галицкого князя Ярослава Осмомысла в результате боярских интриг объявили ведьмой и сожгли на костре. Осмомысл был бессилен помочь своей пассии, а возможно, и вовсе поддался убеждениям, будто Настаська околдовала его злыми чарами, и, осерчав, с радостью смотрел на костёр. История умалчивает об обстоятельствах этого дела.

Чуть больше известно о самом громком украинском деле с участием судебных чиновников — охоте на ведьм гетмана Ивана Брюховецкого. В 1667 году он сжёг сразу шесть колдуний, среди которых была жена гадячского полковника. Этот случай напоминает преследования и расправу в Западной Европе. Негодование Брюховецкого можно понять: он и его беременная жена тяжко захворали и едва не попали на тот свет. К тому же ребёнка жена во время болезни потеряла. Выздоровев, Брюховецкий и его подчинённые каким-то образом "узнали", что дитя похитили колдуньи из утробы матери, воззвав к злым духам в облике котов и мышей. А сам он выжил, лишь благодаря тщательной молитве святых отцов. Живи гетман в наши дни, он, конечно, знал бы, что вместе с женой стал жертвой какого-то вируса. И что даже банальный грипп несёт высокий риск выкидышей на ранних сроках беременности. Но в эпоху Брюховецкого медицина была не столь продвинутой, как средневековое ведьмоведение. Потому тёмные предрассудки сыграли роковую роль в судьбе шести несчастных женщин.

Первая среди нечистых. Галицкие ведут на костёр любовницу князя Ярослава Осмомысла Настаську Чагровну. Клавдий Лебедев, рисунок

Или ещё пример. В 1634 году во Львове рассмотрели дело, по которому трёх женщин — Еву Гробарку, Доротею Смоличку и Еву Питлоху — обвинили в использовании всякого зелья и участии в шабашах. Они признали вину только во время жестоких пыток. Особенностью таких процессов было то, что на следующий день после пытки обвиняемая должна была уже добровольно подтвердить свои слова, сказанные в момент мучений. Если же она отказывалась от прежних показаний, допросы устраивались повторно. Ева Гробарка нашла в себе силы отказаться от показаний. Женщина отчаянно пыталась объя­снить, что призналась в преступлении из-за невыносимой боли: ведь она подвергалась пыткам девять раз вместо предусмотренных правом трёх. Судья таким нарушениям со стороны следствия возмутился, виновные понесли административное взыскание. Но Еве это не помогло: вместе с остальными участниками процесса её отправили на костёр. 

Или как не вспомнить случай, произошедший в 1720 году на юге Волыни, где в то время бушевала эпидемия какой-то заразы. Жители города Красилова были уверены, что мор на них наслала ведьма, заподозрили в этом Проську Каплунку (если верить церковным записям, бабушке в то время было более ста лет). Местный управляющий велел закрыть женщину в тюрьме. Её держали там пять дней, пока местная власть разыскивала компетентного эксперта, который подтвердил бы подозрения. Пока шли поиски, дети и внуки Проськи то ли уговорили управляющего, то ли подкупили его, но бабушку он отпустил. Родственники вывезли её подальше из города. Но вот незадача: вскоре объявился тот самый эксперт в лице какого-то уважаемого знахаря. Он подтвердил: Каплунка — ведьма, мор — дело её рук. Да как же вы могли отпустить опасную преступницу! Разъярённая толпа отыскала беглянку и вместе с её зятем привезла на перепутье двух дорог. Здесь, на этом символическом дорожном "кресте", Проську закопали в землю по самые плечи. Сверху набросали хвороста и подожгли. Толпа внимательно, не скрывая радости, наблюдала за тем, как горит синим пламенем их обидчица. Когда огонь угас, а от Каплунки остался лишь пепел, зятя заставили привезти с мельницы жерновой камень, которым завалили место казни. Он ещё долго стоял на том месте как напоминание, что колдовать нельзя и всякая ведьма, которой взбредёт в голову наслать на город болезни и другие бедствия, умрёт такой же страшной смертью.

Преследовать ведьм в Российской империи официально запретили в 1775 году, а год спустя такое же решение принял сейм Речи Посполитой. Несмотря на это последний официальный судебный процесс над ведьмой состоялся в 1829 году в городе Липовце на Брацлавщине (ныне Винницкая область). Примечательно, что в ведьмовстве крестьянку Екатерину Мартыновскую обвинил местный священник, за что-то повздоривший с ней. Служитель Господа показал в суде под присягой, что одичавшая Катька вдруг страшно преобразилась во время ссоры и неистово бросала в него солому и капустные листья. По мнению священника, таким образом женщина пыталась навести на него порчу. Правда, суд посчитал подобное обвинение чушью, экспрессивную женщину оправдал, а батюшке посоветовал старательнее молиться, не заниматься ерундой и держаться подальше от женщин, особенно в моменты их гнева.

За всю историю на украинских землях в судах выдвинуто около 230 официальных обвинений в колдовстве, и только 13 человек предали смерти

Не все женщины — ведьмы и не все ведьмы — женщины

Магия в Украине, как и в Европе, в целом считалась женским делом. Около 72% обвиняемых на колдовских процессах были женщинами из низших сословий — крестьянками и жёнами ремесленников, хотя изредка в числе ведьм попадались даже жёны священников.

Но людской расправы не избежали и некоторые представители сильного пола. Так, в 1738 году в селе Гуменец Львовской области свирепая толпа во главе с местным священником разорвала на части шляхтича Михаила Матковского. А не надо было наводить порчу на людей и скот!

В принципе, ведьмой могли признать любую женщину от мала до велика, несмотря на её возраст или социальное положение. Но чаще всего это были женщины среднего и старшего возраста. Зато к мужчинам-ведьмакам относились с некоторой данью уважения, относя их к числу всевозможных знахарей и друидов. Считалось, что ведьмак, если даже снюхался с чёрной магией, контролирует безудержную злую силу ведьм-женщин и хоть немного, но имеет над ней власть.

Читайте также: Страшно вкусный Хэллоуин: пять необычных рецептов для тематической вечеринки

Интересно, что если у ведьмы были дети, то к ним относились по-разному, в зависимости от пола. Девочек побаивались, поскольку считали, что дочь от рождения перенимает магическую силу матери. А вот мальчиков всячески презирали и вообще не считали полноценными людьми, а лишь слабым ведьминым отродьем, обречённым на вечные несчастья за грехи матери.

Существуют ли ведьмы в наши дни? Конечно! Правда, теперь они предпочитают именоваться ведуньями, магами, экстрасенсами, хотя нередко с гордостью называют себя "наследственными ведьмами". Некоторых даже в популярных программах по телевидению показывают. Говорят, отбоя от клиентов у них нет: график приёма расписан на полгода вперёд. Ну а кто из нас хотя бы раз в жизни не слышал пресловутое "А ты к бабке сходи!", она и рожу какую-то заговорит, и венец безбрачия снимет, а то и порчу куриным яйцом выкатает. Вот только теперь, в отличие от ведьм прошлого, за своё колдовское творчество всех этих бабок и ведуний на костре не сжигают.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Ростислав КАМЕРИСТОВ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини