MENU

Волошина: Аннексия Крыма началась задолго до появления российского спецназа

746 0

Представьте себе, что ваш родной город – тот уголок на карте, который вы любите, который окутан для вас личными воспоминаниями, – не имеет голоса. Вы живете в нем, но за него, да и за вас, решение принимает кто-то другой. Представьте себе, что за киевлян судьбу Киева постоянно решают жители Луцка, а за Луцк – львовяне.

Они ничего не знают о том, как живет ваш город, какие у него проблемы. Но голосуют. Вы же живете в нем, ходите по улицам, видите, как он меняется. Не всегда удачно. В основном даже совсем неудачно. Но вы ничего не можете сделать. Вы ничего не решаете. Сколько бы вы ни нашли единомышленников среди земляков – вы бессильны. Просто много лет назад ваших предков истребили, выселили и запретили возвращаться. Во веки веков. Но они вернулись. Вы вернулись. В родной чужой край, где память о вас искажена. Вы – меньшинство. Вас здесь не стояло, пишет Лариса Волошина для День.

Хотите знать, как это быть крымским татарином в Крыму? Представьте себя в роли бесправного жителя родного города, в котором вам разрешили жить, но не разрешили быть. "Разрешили" – это именно то унизительное слово, которое в отношении ваших воспоминаний, стремлений и надежд применяется постоянно. "Вам разрешили здесь жить", "разрешили вернуться", "вам разрешили, а вы неблагодарные – постоянно чего-то требуете", "никак не угомонитесь, хотя к вам были добры, вам разрешили".

Читайте также: Мы не можем забывать о тех, кто все эти годы вынужден жить по ту линию окопов – Казарин

Депортация 1944 года – это растянутый во времени геноцид. После лишения народа родины были годы голода, десятилетия запрета покидать места ссылки. А потом было возвращение. И снова годы восстановления, упорного труда и борьбы. Вам не доверяли. Те, кто жил теперь в ваших домах постоянно боялись, что вы начнете их выгонять. Но вы выдержали. Нашли уголок и построились на новом месте. Казалось бы. Все хорошо. Но решали не вы.

"Крымнаш" начался задолго до появления на полуострове российского спецназа. Он утверждался на крымской земле равнодушием, злобой и презрением к попыткам коренного народа вернуться и возродиться. В эти дни, когда мы почитаем память жертв Депортации крымскотатарского народа, давайте не забывать, что она является следствием аннексии полуострова Российской империей в 1783 году. Если быть откровенными, то Украина получила Крым в 1991 году уже оккупированным. И упорно не замечала этого. Об этом свидетельствуют постоянные притеснения крымских татар со стороны местных властей и пророссийских жителей полуострова, которые имели место все годы независимости. 2014 – это следствие 1944 года, который в свою очередь был следствием 1783.

Ненаказанное преступление всегда побуждает преступника возвращаться на место расправы. Так стоит ли удивляться, что сегодня мы чтим память погибших в Киеве, а не в Симферополе? Вспомним, как российский генконсул Владимир Андреев во время симферопольской премьеры фильма о депортации "Хайтарма" назвал крымскотатарский народ "предателями". Вспомним ежегодный вандализм по отношению к крымскотатарских памятным знакам накануне 18 мая, имевший место в украинском Крыму.

Сегодня будут много говорить о том, что "все мы – крымские татары". Но отсутствие статуса коренного народа в украинском законодательстве, неизмененная за годы новейшей оккупации Крыма Конституция – все это лучшее доказательство того, что громкими лозунгами продолжает вымащиваться дорога в бесправный ад. Все мы крымские татары? Тогда почему мы до сих пор разделяем боль на свой и чужой? Почему не делаем того, что хотели бы для себя?

Спикер Верховной Рады говорит о невозможности признания советского режима оккупационным, ведь "так хочет народ". Мнение народа можно увидеть в результатах соцопросов по поддержке политических партий. И она неутешительна.

До сих пор нет судебного решения о признании Депортации геноцидом. До сих пор ведутся упорные споры о Крымскотатарскоцй автономии в Крыму. А тем временем власти представили проект нового административно-территориального устройства Крыма, к разработке которого не были привлечены представители крымскотатарского народа. Только общественный резонанс среди крымчан на материке позволил выяснить, что в начальных документах предлагалось ликвидировать в Крыму районы, в которых крымские татары исторически имеют наибольшее влияние. К примеру, Бахчисарайский район, председателем которого до оккупации был политзаключенный, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров. Район, который официально заявил об оккупации и отказался снять украинский флаг с админздания. До сих пор нет проекта закона о порядке реализации прав коренных народов и нацменьшинств, хотя этого прямо требует принятый больше года назад Верховной Радой закон "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного".

Читайте также: Украине нужен свой миф о Крыме, и без крымских татар тут не обойтись – Казарин

Мы действительно все – крымские татары? Тогда почему мы не спрашиваем власть о демонстративном отсутствии коммуникации между президентом Украины и представительным органом крымскотатарского народа – Меджлисом? Почему украинские правозащитники не борются за право крымскотатарского народа на субъектность, как это делали Вячеслав Чорновил, Петр Григоренко и Андрей Сахаров? В последние десятилетия существования Советского Союза сложилась довольно интересная ситуация в диссидентском движении. Под каждой их петицией, призывом, открытым письмом или заявлением начали появляться десятки тысяч подписей.

Диссидентское движение из маргинальной кучки несогласных превратилось в мощную политическую силу, положения которой поддерживали тысячи советских граждан. Оказалось, что это крымские татары ставили подписи под антисоветскими выступлениями диссидентов. Так в СССР появилась мощная демократическая оппозиция, лидеры которой опирались на народ. На крымскотатарский народ. После этого Советский Союз пал. Потому что для воплощения любой идеи необходимо, чтобы ее разделяли массы.

"Мы все – крымские татары» станет реальностью только тогда, когда крымские татары в своей борьбе за родной Крым смогут опереться на украинский народ. Когда появятся тысячи и миллионы, которые будут требовать восстановления прав коренного народа, пока сам народ борется за Украину в оккупированном Крыму. Должна возникнуть синергия. Вот тогда империя будет преодолена, а ее жерты – упокоены. Все жертвы. Вернуть Крым крымским татарам — вот какой должна быть основная стратегия деоккупации полуострова. Для того чтобы повторение геноцида стало невозможным, а его последствия были преодолены — жертвы и их потомки должны получить право на решения, как того требуют международные конвенции. А пока этого не произошло, мы все, даже те, кто искренне сочувствует представителям коренного народа, действуем в логике "вам разрешили". Разрешили радоваться, как мы раз в год в рамках государственного официоза делаем из себя крымских татар.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube

Лариса ВОЛОШИНА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини