MENU

Информационно-психологическое обеспечение убийств оппонентов Путина за рубежом

536 0

После аннексии Кремлем АР Крым и вероломного военного нападения на восток Украины, произошло существенное усиление информационно-подрывной деятельности Кремля против безопасности Европы и США с использованием роспропаганды (технологий информационно-психологического воздействия) не только с территории России, но и за ее пределами, через различные информационные ресурсы-сателлиты, функционирующие на российские средства в других странах.

Правовая и организационная основа

Многие зарубежные исследователи неоднократно отмечали: «В настоящее время Российская Федерация ведет «наиболее удивительный информационный блицкриг … в истории информационной войны», следуя реваншистской внешней политике, которую высшие дипломатические и военные руководители считают огромной угрозой для безопасности, как Европы, так и Америки».

За пределами России для ее президента Владимира Путина внутренние и внешние российские информационные ресурсы, являются главным инструментом осуществления реализации внешней политики. Прийти к этому выводу можно в ходе изучения положений Концепции внешней политики Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 30 ноября 2016 г. N 640), в которой установлены базовые принципы, приоритетные направления, цели и задачи внешнеполитической деятельности России.

Президент РФ в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства (ч. 3 ст. 80 Конституции РФ): осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации (п. «а» ст. 86 Конституции РФ); своим указом утверждает Концепцию внешней политики РФ, в которой установлены приоритетные направления, цели и задачи деятельности российских СМИ за рубежом (пп. «к» п. 3, п. 9, п. 47).

Читайте также: Роспропаганда пытается фейкам втянуть Украину в ливийский конфликт

 Следовательно, президент РФ осуществляет руководство российскими СМИ, интернет и медиаресурсами за пределами России.

Одним из главных внешнеполитических приоритетов Кремля, является укрепление информационного воздействия российских медиа в глобальном информационном пространстве. Рассмотрим два основных положения данного документа, связанных с информационным обеспечением российской внешней политики.

В целях обеспечения национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации внешнеполитическая деятельность государства направлена на выполнение следующих основных задач: укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы (пп. «к» п. 3 Концепции внешней политики Российской Федерации).

«Россия добивается объективного восприятия ее в мире, развивает собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом, содействует усилению позиций российских и русскоязычных средств массовой информации в мировом информационном пространстве, предоставляя им необходимую для этого государственную поддержку, активно участвует в международном сотрудничестве в информационной сфере, принимает необходимые меры по противодействию угрозам своей информационной безопасности. В этих целях предполагается широкое использование новых информационно-коммуникационных технологий. Россия будет добиваться формирования комплекса правовых и этических норм безопасного использования таких технологий. Россия отстаивает право каждого человека на доступ к объективной информации о событиях в мире, а также к различным точкам зрения на эти события» (п. 47).

Стоит обратить особое внимание на то, что в п. 47 Концепции внешней политики Российской Федерации российские пропагандистские СМИ официально названы соавтором и подписантом данного документа — президентом России Владимиром Путиным эффективными средствами информационного влияния.

За 7 дней до подписания В. Путиным концепции внешней политики, 23 ноября 2016 года Европарламент принял резолюцию о борьбе с российской пропагандой.

«Депутаты предупреждают, что Кремль усилил свою пропаганду против ЕС с момента аннексии Крыма и ведения гибридной войны на Донбассе. Они отмечают, что «российское правительство использует широкий спектр инструментов и инструментов, таких как аналитические центры [...], многоязычные телеканалы (например, Russia Today), псевдоновостные агентства и мультимедийные службы (например, Спутник) [.. .], социальные сети и интернет-троллей, чтобы бросить вызов демократическим ценностям, разделить Европу, собрать внутреннюю поддержку и создать представление о несостоявшихся государствах в восточном соседстве ЕС. В резолюции подчеркивается, что ЕС должен противостоять кампаниям по дезинформации и пропаганде со стороны таких стран, как Россия, и негосударственных субъектов, таких как «ИГИЛ», «Аль-Каида» и другие насильственные террористические группы джихада».

Буквально на следующий день, комментируя принятие Европарламентом резолюцию о борьбе с российской пропагандой, Владимир Путин отметил: «Ну а тех наших представителей прессы, журналистов, которые побудили представителей представительного европейского органа принимать такие решения, хочу поздравить с тем, что они проводят, судя по всему, активно, результативно и талантливо свою работу».

Этим заявлением Владимир Путин, по сути, впервые публично подтвердил ведение Кремлем информационной войны против Европейского сообщества. Причем, исходя из оценок деятельности российских пропагандистов на информационном поле войны, Владимир Путин убежден в победе Кремля над всем европейским сообществом. Оценки высказываний В. Путина свидетельствуют о том, что его действия наполнены прямым умыслом, он умышленно информационную войну против Европейского Союза.

Он прекрасно осознает, что развязанная им информационная агрессия, является вызовом демократическим ценностям, направлена на разделение Европы, намеренно формирует в сознании зрителей представление о том, что бывшие страны Организации Варшавского договора и республики СССР, являются несостоявшимися государствами. В практическом аспекте Путин предпринимает в буквальном смысле все от него зависящее для того, чтобы обеспечить информационное преимущество России в информационном пространстве стран бывшего СССР и нынешнего ЕС.

Поэтому Владимир Путин назвал в Концепции внешней политики Российской Федерации российские пропагандистские СМИ – эффективными средствами информационного влияния.

Необходимо понимать, что информационная война, это в первую очередь, ведущееся в информационном пространстве противоборство смыслов, ценностей, а уж затем фактов, событий и обстоятельств.

Во всех современных войнах, информационное оружие, является первичным и наиболее эффективным оружием по соотношению в плане эффективности использования ядерных и неядерных видов вооружений.

Знаменитый военный теоретик Карл фон Клаузевиц писал: «Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами». Относительно информационной войны, формулируется дефиниция этого явления как продолжение политики информационными средствами для оболванивания населения в информационном пространстве.

Задачи информационно-психологических диверсий

Одними из основных компонентов информационной войны, являются информационно-психологические диверсии. Каждая информационно-психологическая диверсия направлена на решение конкретных внутри и (или) преступных внешнеполитических задач против законных прав и интересов личности, иностранных граждан и иностранных государств.

В отличие от устоявшейся в информационных науках дефиниции «информационно-психологические операции»,[11] по мнению автора информационно-психологическое обеспечение убийств граждан, следовало бы дать определение «информационно-психологическая диверсия».

Диверсия (от лат. diversio — «отклонение, отвлечение»).

Информационно-психологическое обеспечение убийств граждан направлено на решение следующих задач:

— дискредитация заранее «приговоренной» к убийству жертвы;

— разжигание розни и ненависти в сознании окружающих людей на уровне района, региона и (или) страны (в зависимости от масштаба деятельности заранее «приговоренной» к убийству жертвы);

— создание в обществе атмосферы нетерпимости и вражды к будущей назначенной жертве;

— формирование ложных версий убийства для сотрудников правоохранительных органов и широкого круга общественности в целях отвлечения внимания от настоящих заказчиков и соорганизаторов преступления;

— переключение общественного внимания на ненадлежащий объект, например с совершившего убийство агента-боевика и (или) сотрудника российских спецслужб на представителей заранее «назначенной» экстремистской, террористической, либо иной радикальной группировки, бандформирования, или маскирования под бытовой след;

продвижение заранее разработанных иных «альтернативных» версий совершения преступления с участием проплаченных пророссийских «экспертов»;

—  «отбеливание» настоящих убийц в совершении преступлений, как задержанных непосредственно на месте совершения преступления, так и подозреваемых в совершенных преступлениях;

— обеспечение информационного легендирования мероприятия.

Обеспечение информационного легендирования мероприятия, вид оперативной комбинации, осуществляемый перед запланированным активным мероприятием с целью сокрытия истинных исполнителей, целей и задач мероприятия и создания ложной мотивированной информационной версии мероприятия для отвлечения, либо изменения градуса общественно-государственного внимания к готовящемуся, или совершенному преступлению.

Например, за некоторое время до осуществления убийства, жертва по просьбе своего знакомого лица, из числа тайных российских вражеских агентов, либо используемого «в темную» российскими вражескими спецслужбами под наблюдение и видеофиксицию встречи со стороны агентуры (либо под камерами видеонаблюдения), встречается с назначенной жертвой под предлогом обсуждения каких-нибудь вопросов. Иногда на таких встречах по просьбе агентов влияния провоцируется конфликт. Затем после убийства (покушения на убийство), в интернете размещается видеозапись последней встречи убитого со своим знакомым с целью создания ложной версии преступления, отвлечения внимания следствия и общественности на негодный объект. На основе вброшенного видеоматериала выдвигается версия о том, что убитый был в конфликте с участником встречи и поэтому последний является наиболее вероятным заказчиком, либо исполнителем совершенного преступления.

Таким образом, осуществляется информационная попытка отвлечения внимания на негодные объекты от установления истинных исполнителей, организаторов и заказчиков преступления.

Представители российских пропагандистских СМИ, принимают активное участие в создании информационно-психологических диверсий, обслуживая преступные интересы врага под прикрытием представителей вражеских российских спецслужб и их многочисленных агентов.

Тысячи постановочных сюжетов российских пропагандистов, специально созданных для сокрытия истинных событий в ходе российско-чеченской, российско-грузинской и российско-украинской войн, резонансных тяжких преступлений, убийств политических и общественных деятелей внутри России, например убийства Бориса Немцова, в целях разжигания ненависти к назначенным жертвам, оправдания настоящих и обвинения назначенных Кремлем убийц, сформировали обширную практику информационно-психологического обеспечения убийств, к которым причастна официальная Россия.

В пункте 9 Концепции внешней политики Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 30 ноября 2016 г. N 640), закреплено: «Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится использование для решения внешнеполитических задач инструментов "мягкой силы", прежде всего возможностей гражданского общества, информационно-коммуникационных, гуманитарных и других методов и технологий, в дополнение к традиционным дипломатическим методам».

Читайте также: Россия возобновила расшатывание Одесской области

Это означает, что В. Путин привлекает к решению своих преступных задач, связанных с убийствами заранее назначенных «врагов» за рубежом, не только средства и технологии информационно-психологического воздействия (внутреннюю и внешнюю российскую пропаганду (в том числе информационных ресурсов и возможностей за рубежом)). В иностранных государствах В. Путин опирается на искусственно создаваемые им по его указаниям «институты гражданского общества».

Чтобы пресечь информационно-психологические диверсии Кремля, на территориях своих стран, США и Европейскому Союзу необходимо давно принять соответствующие законы и директивы о запрете на законодательном уровне деятельности всех разжигающих антиамериканскую и антиевропейскую пропаганду российских СМИ. В том числе СМИ финансируемых как официальными учреждениями России, так и российскими частными, либо аффилированными с Россией транснациональными компаниями и корпорациями. При этом на законодательном уровне необходимо установить уголовную ответственность за совершение информационно-психологических диверсий.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Юрий ШУЛИПА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини