MENU

Ливан теперь новая горячая точка на Ближнем Востоке?

596 2

Взрыв в порту Бейрута стал для ливанцев последней каплей. В итоге, правительство Ливана ушло в отставку. Какие причины и последствия такого решения

10 августа, правительство Ливана объявило о своей отставке спустя неделю после трагического взрыва в порту Бейрута, унесшего жизни более 160 человек, травмировавшего более 6 000 и оставившего без крыши над головой около 300 000 жителей столицы. Отставка, которую премьер-министр Хассан Дияб объявлял в экстренном обращении к нации, стала вполне ожидаемым событием.

Я бы выделил следующие основные причины отставки ливанского Кабмина.

Неспособность преодолеть экономический кризис

Премьер-министр Хассан Дияб и его молодая команда, состоявшая в основном из общественных активистов-антикоррупционеров, академиков, малоизвестных политиков и чиновников, не смогли совладать с той массой проблем, которая на них свалилась с первых дней у власти.

За последний год экономика Ливана обрушилась на около 20% ВВП. Объем внешнего долга достиг 170% ВВП. Один лишь банковский сектор потерял порядка $70 млрд за последние годы. 

Уровень бедности вырос до рекордных 30%, десятки тысяч предприятий малого бизнеса обанкротились во время пандемии. Впервые за десятилетия, в Ливане заговорили о реальной проблеме голода и продовольственном кризисе. 

Национальная валюта обрушилась на 80% с октября 2019 года, а в стране острая нехватка иностранной валюты, за которую страна закупает более 80% товаров из-за рубежа — все они импортные.

С этим завалом проблем, магического решения которых ожидали от правительства, Хассан Дияб не справился. Ему не хватило политического стержня, влияния, ресурсов и поддержки внешних игроков.

Заморозка переговоров с внешними кредиторами

Объявление дефолта в марте этого года стало для правительства Дияба главным их достижением. Это была вынужденная мера, на которую они решились пойти, но при этом нагнали на себя огромную массу негатива. 

Последующие переговоры с международными кредиторами по поводу реструктуризации долгов провалились: ключевые переговорщики из Минфина уволились со скандалом, а переговоры с МВФ были заморожены 3 июля. 

Это ударило по внешней легитимности премьер-министра, а в глазах населения он стал выглядеть ещё более беспомощным и слабым.

Разногласия внутри правящей коалиции

По мере обострения внутренней социально-экономической повестки, нарастали разногласия между партнерами по коалиции. Пытаясь перебрать на себя больше контроля над переговорами с МВФ, Дияб наступил на интересы крупных банкиров, от которых зависела реализация выдвигаемых Ливану требований.

В итоге, у него вышел конфликт с руководством Центрального банка и Ассоциации банков Ливана. 

Кроме того, шиитская часть коалиции поссорилась с христианской из-за вопроса взаимоотношений с США, Саудовской Аравией и Сирией. А коронавирусная пандемия и вовсе столкнула лбами «Хезболлу», контролировавшую Минздрав, и христиан-маронитов, отвечавших за финансы.

Давление внешних сил

Взрыв в порту Бейрута обнажил уязвимые места правительства, чем воспользовались внешние игроки — Франция, США и Саудовская Аравия. С помощью нехитрых технологий и лояльных организационных сетей, им удалось раскачать ситуацию в Бейруте, сфокусировав народный гнев против правительства, что и подтолкнуло Дияба к отставке, окончательно уничтожив его легитимность в глазах населения.

Запад и Саудовская Аравия узрели в этом возможность использовать кризис в своих интересах: ослабить про-иранскую «Хезболлу», переформатировать правительство под себя, привести к власти лояльных людей, перезагрузить систему новыми выборами и навязать властям свои условия и требования в обмен на гуманитарную помощь и кредиты.

Рост народного недовольства после взрыва

Взрыв в порту стал сильной психологической травмой для населения. Спустя столько лет перманентного кризиса и финансовых трудностей, разрушение порта окончательно добивает средний городской класс, который и выплеснул на улицы 8 августа, требуя отставки правительства. Пережить такую катастрофу премьер-министр Дияб политически не мог.

Из всех вышеописанных причин я считаю именно внешний фактор главенствующим в данной ситуации. Если бы международные игроки хотели, они могли бы обеспечить Ливан куда большим запасом прочности через координированные гуманитарные поставки, разблокирование финансовой помощи, ослабление санкций против банковской отрасли. Но они решили этого не делать, а вместо этого воспользовались уязвимым положением правительства, чтобы ускорить отставку.

Основными последствиями ухода правительства будут:

Рост анти-элитарных настроений

Люди будут всё больше разочаровываться в своих элитах. Не понимая до конца, чего от них требовать, протестующие радикализуются. Вряд ли правящий в Ливане класс способен дать демонстрантам кристально чистого, не запятнанного работой в системе, но опытного управленца-технократа. Соответственно, с каждым новым назначением, токсичность очередного правительства будет расти, а с ним и протестный потенциал в обществе. Внешняя помощь, если не приведёт к качественным изменениям политической конфигурации в Ливане, может лишь отсрочить очередной взрыв, направленный против ВСЕХ элит в Бейруте.

Обострение внутриполитической конкуренции

Разговоры о досрочных парламентских выборах приведут к очередным дебатам о новом законе о выборах, порядке проведения голосования, борьбе за округа и делёж министерских портфелей и парламентских квот.

Читайте также: Спецслужбы Ливана за две недели до взрыва просили президента и премьера срочно убрать опасные вещества из порта Бейрута — Reuters

В результате, Ливан снова погрузится в ещё один раунд внутриполитической борьбы за власть между этно-религиозными общинами друзов, суннитов, шиитов и христиан. Первым боем станет избрание нового компромиссного для всех премьер-министра Ливана.

Региональное противостояние за влияние на Бейрут

Вместе с разговорами о новых выборах, вернётся соперничество внешних сил, которые стоят за той или иной политической силой в Ливане. Саудовская Аравия, Франция и США попытаются протянуть на пост главы Кабмина своего человека, намереваясь нейтрализовать «Хезболлу» и про-иранскую фракцию христиан. Иран и его союзники будут обороняться, сбрасывая токсичность на своих противников и срывая им планы по организации невыгодных выборов или назначения враждебных им кандидатов. Если надо, стороны могут прибегнуть и к оружию.

Всплеск насилия в результате разбалансировки системы

Попытка отыскать новый компромисс будет ещё сложнее, чем в предыдущий раз. Не найдя его, стороны неизбежно придут к вооруженному конфликту, как к последнему способу разрешить накопившиеся разногласия. 

Если же одна из сторон попытается пойти в обход привычного компромисса, и нарушить баланс сил, произойдет разбалансировка системы, которая спровоцирует всплеск насилия и эскалацию вооруженного конфликта. И так, и так — риск войны остается крайне высоким.

Эрозия основоположных институтов на фоне кризиса элит

В условиях социально-экономического кризиса и подрыва доверия между властью и обществом, продолжится десакрализация институтов президента, парламента и правительства. К этим институтам ливанцы и так уже не питают особого доверия. Осталось лишь разрушить авторитет лидеров их общин, с которыми они тесно связаны. 

Учитывая, что народный гнев за ситуацию в стране во многом связан именно с кризисом старых элит, которые уже более 40 лет при власти, проблема развала старого общественного договора не за горами. Эрозия общественных институтов ускорит процесс дезинтеграции правящего консенсуса, разбалансировки системы и выхода из-под контроля внутренней ситуации в Ливане.

В качестве заключения, надо сказать, что отставка правительства Ливана показала, что попытка локализовать кризис через новое технократическое правительство провалилась. Сам Кабмин оказался слабым, внешние игроки не сильно заинтересованными помогать Ливану, а население не готовым к самоорганизации для выдвижения своих кандидатов в политику.

Читайте также: Столица Ливана полыхает: протестующие штурмуют правительственные здания. ФОТО

Отставка снова возвращает нас к напряжённым временам активного противостояния Ирана и США. Из-за действий администрации Дональда Трампа на иранском направлении (выход из «ядерной сделки», давление на Сирию, восстановление санкций, убийство Сулеймани и т. д.) «ливанский компромисс» между Вашингтоном и Тегераном, неформально заключенный еще в 1990 годах, практически рухнул. Отставка Хассана Дияба может оказаться одним из последних гвоздей в крышку гроба этих договоренностей, что потенциально может превратить Ливан в новую «горячую точку» на Ближнем Востоке.

Впрочем, с рисками приходят и возможности. 

Гонка за восстановление порта Бейрута, конкуренция в гуманитарных поставках в Ливан, а также битва за то, кто вытащит экономику страны из ямы, может стать источником восхождения новых игроков на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Речь идет о возросших за последние 10 лет ролях Китая, Турции, Эмиратов, Катара, РФ, Марокко и других стран.

Отставка правительства, в которой активную роль сыграли про-французски настроенные ливанские элиты, продемонстрировала весьма уверенную и смелую попытку Франции вернуться в большую левантийскую политику. 

Визит президента Франции Эммануэля Макрона в Бейрут 5 августа, организация им международной видеоконференции доноров для оказания помощи Ливану, взятие под личный контроль дела о расследовании взрывов в порту — всё это гармонично вплетается в амбициозную глобальную повестку Макрона, которая предполагает возвращение Франции своего былого «величия» и возрождения влияния в своих бывших колониях.

Наконец, последнее. 

После взрыва в порту Бейрута и отставки правительства Ливана, Украина попадает в очередной водоворот ближневосточных процессов, которые не до конца понимает. С учетом начавшейся борьбы за влияние и власть в Бейруте, Украина может потерять свои традиционные экспортные позиции в Ливане (их перетянет кто-то другой из-за разрушения Бейрутского порта), а восхождение новых игроков выталкивают нашу повестку ещё больше из регионального поля. 

Для Украины ситуация в Ливане — это и шанс усилить свое информационное, политическое и гуманитарно-техническое присутствие в этой стране, и риск потерять всё, что осталось от наших пост-советских позиций в Восточном Средиземноморье, которые в значительной степени были утрачены в связи с началом конфликта в Сирии в 2011 году, а сейчас держатся лишь на ограниченных связях с Турцией и на торговле с Египтом.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Илия КУСА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини