MENU

Как стать лучшим футболистом в мире: фильм-драма в трех актах от Роберта Левандовски

415 0

Поляк рассказывает о своем становлении как футболиста, людях, которые помогли ему добиться успеха и о многом другом.

Об это пишет издание The Players Tribune, сообщает UAINFO.org.

Несколько дней назад я проснулся в постели, обернулся и увидел что-то странное, лежащее рядом со мной на подушке. 

Вы наверняка знаете это чувство, когда вы просыпаетесь от действительно хорошего сна, и все вокруг по-прежнему кажется сном. Вот и моя первая реакция на эту штуку была такая: "Что это? Как это попало сюда?". Затем я схватил эту штуку и подумал: "Ух ты! Это не сон!". Это РЕАЛЬНОСТЬ! 

Я вдруг осознал:

"Парень, тебя назвали лучшим футболистом мира. И ты взял трофей с собой в постель!".

Мне действительно пришлось пристально смотреть на этот трофей, чтобы понять, чего я достиг. Если честно, я до сих пор не до конца осознал это. 

"Дети из Польши не должны быть лучшими в мире"

Позвольте мне кое-что объяснить о поляках, и тогда, может быть, вы поймете в чем дело. Перед церемонией я, конечно же, понимал и осознавал, что провел отличный год в мюнхенской Баварии. Я знал, что могу выиграть награду. Возможно, я даже заслужил это. Но у нас поляков есть комплекс неполноценности. Никогда еще никого из Польши не называли лучшим игроком мира. В детстве у вас просто нет суперзвезд, за которыми нужно следить. Скауты всегда говорят что-то вроде: "Он довольно-таки хорош... для польского парня". Таким образом, у нас всегда присутствует ощущение, что никто никогда не добьется самых престижных индивидуальных наград. 

Дети из Польши не должны быть лучшими в мире. Этого просто не должно было случиться. Поэтому, когда я получил трофей, я не мог в это поверить. Я знаю, что фраза "вся жизнь пробежала перед глазами" считается клише. Но со мной действительно это произошло, когда я получил награду. Я увидел свои первые шаги с мячом, свои первые игры на грязных полях и всех людей, которые помогли мне добраться до этой точки. 

Это было как в кино. Вся драма разыгрывается в трех действиях, и я хочу поделиться с вами этим фильмом. Потому что я знаю, что сейчас есть по крайней мере один ребенок в Польше или в другом месте, который сильно мечтает о таком же. Он оценит этот рассказ. 

Акт I: Причастие

Когда я был ребенком, я впервые причастился в поместной церкви. Для тех, кто не знаком с католической религией, скажу, что это действительно особенный день. Он начинается с мессы в церкви, а потом мы празднуем всей семьей. 

Проблема была в том, что у меня была игра в этот день, и очень далеко. Поэтому перед стартом церковного торжества мой отец, Кшиштоф, немного поболтал со священником. Это было в моем родном городе Лешно, крошечной деревушке в 40 минутах к западу от Варшавы, поэтому мой отец знал всех там. 

Папа сказал священнику: "Послушай, отец, могли бы начать мессу на полчаса раньше? Или же обрезать последние 10 минут? Видишь ли, у моего сына сегодня игра".

Вы можете не поверить, ибо это звучит немного безумно, но священник, хорошо знавший меня, согласился: "Конечно, а почему бы и нет? Мы знаем, как сильно Роберт любит футбол. Мы справимся быстро".

В миг, когда причастие закончилось, я перекрестился, и мы с отцом помчались к машине и уехали! И да, конечно, мы выиграли ту игру.

"Некоторые родители считали моего отца сумасшедшим"

Следующая история подводит итог моему детству и хорошо резюмирует моего отца. 

Когда я начал играть в футбол в пятилетнем возрасте, в Лешно не было команд для детей моего возраста, поэтому мне приходилось играть с детьми на два года старше. Это было тяжело, потому что я был очень стеснительным и худым, а два года для этого возраста – большая разница. На протяжении многих лет я также играл за команду в Варшаве, и мне приходилось ездить по часу в каждую сторону, чтобы добираться до тренировок.

Если бы не родители, которые постоянно отвозили меня на игры и тренировки, моя футбольная мечта оборвалась бы еще до того, как она начала осуществляться. 

Они оба, и мать, и отец, были учителями физкультуры. Поэтому после уроков в школе отец вез меня на тренировку, ждал два часа, пока мое занятие закончится, а затем отвозил домой. В клубе не было раздевалок, поэтому после тренировок под дождем, что случалось достаточно часто, я возвращался в машину весь в грязи. Потом мы проезжали в темноте около пятидесяти километров и возвращались домой в 10 часов вечера. 

Так что да, для моего отца это была чуть ли не ежедневная четырехчасовая поездка. И все это просто ради того, чтобы я мог тренироваться. Некоторые родители считали его сумасшедшим. Я не шучу. Я не раз своими ушами слышал, как родители других ребят спрашивали моих родителей: "Почему вы это делаете?".

А мои родители никогда не говорили, что делают это потому, что хотят, чтобы их ребенок стал профессионалом. Вместо этого они отвечали, что это происходит только лишь потому, что у Роберта есть мечта, и он искренне любит эту игру. Они никогда не хотели разбогатеть за счет меня. Никогда. 

"Роберт! Доверься своим инстинктам"

Вы знаете, многие родители оказывают давление на своих детей, чтобы те добились успеха. Я многократно видел, как отцы стояли за полем и постоянно кричали на своих 10-летних сыновей. Когда я был ребенком, это была не очень хорошая мотивация. И дело не только в криках. Дело еще и в том, что эти родители не знают, каково быть спортсменом. Они не понимают, что твоя любовь к футболу должна исходить от сердца. 

Даже когда я был молод, уже были люди, которые считали, что я слишком маленький и худой для футбола. Но мои родители всегда учили меня думать самостоятельно, игнорировать то, что говорили другие люди. Они всегда говорили мне одну фразу, и мне потребовались годы, чтобы понять, что они имели в виду. 

Они говорили: "Роберт! Доверься своим инстинктам". 

Это хороший урок для нападающего, да и вообще для кого-угодно. 

Акт II: Отвержение

Когда мне было 16 лет, отец умер после продолжительной болезни. Мне до сих пор очень трудно описать, насколько мне было тяжело. Когда ты мальчик, есть определенные вещи, о которых ты можешь говорить только со своим отцом. Это различные темы о взрослении и становлении мужчиной. 

После его смерти мне часто хотелось поговорить с ним об этих вещах. Очень часто случалось, что мне хотелось просто позвонить ему по телефону. Даже на 10 минут. Но я не мог.

Моя мама пыталась помочь мне, чем могла, и я очень уважаю ее за то, что она для меня сделала. Она должна была быть и матерью, и отцом. 

Читайте также: "Бавария" сенсационно вылетела из Кубка Германии от команды Второй Бундеслиги. ВИДЕО

В то время я играл за резервную команду одного из крупнейших клубов Польши — Легию. Мы играли в третьем дивизионе. Примерно через год, в 2006 году, мой контракт истекал, и клубу пришлось решить, хотят ли они продлить его еще на год. 

К сожалению, тогда я получил серьезную травму колена, и некоторые люди в клубе не думали, что я когда-нибудь вернусь к своей лучшей форме. Это было ужасное время, и я спросил клуб, что они собираются делать. Они даже не удосужились послать ко мне тренера или технического директора. Они прислали секретаря... который сказал мне, что контракт продлен не будет. 

Это был один из худших дней в моей жизни. Мой отец ушел. Теперь моя карьера рушилась. Узнав об этом, я вернулся к машине, где меня ждала мама. Она сразу поняла, что что-то не так. И я просто не мог ничего с собой поделать... Я заплакал. Я рассказал ей, что случилось.

Мама была неимоверно сильной. Она сказала: "Хорошо, мы должны продолжать работать. Нет смысла думать о прошлом. Мы должны что-то делать".

"В глубине души я всегда знал, в какой стране хочу играть"

После этого она связалась с небольшим клубом Знич-Прушкув из того же дивизиона. На самом деле они хотели подписать меня пару месяцев назад, но тогда я думал: "У них никаких шансов. Почему я должен был покинуть Легию, чтобы поехать в Знич-Прушкув?".

Но теперь я был просто счастлив, что они все еще хотели меня. Я перешел туда и начал свое восстановление. Я был в таком плохом состоянии, что даже не мог нормально бегать. Одна из моих ног отставала от другой, как будто у меня вокруг лодыжки был цементный блок. Выглядело это комично, понимаете? 

Читайте также: Почеттино определился с главной трансферной целью "ПСЖ" на лето

Представьте, если бы я тогда послушал хейтеров? Может, та травма остановила бы меня. Но я думал только о том, что большие таланты уже играют за такие клубы, как Бавария, Барселона и Манчестер Юнайтед. 

И вот я был в третьем дивизионе Польши, пытался вспомнить, как нужно бегать. Конечно, я многому научился из-за всей этой неопределенности и трудностей. Мне пришлось много работать над своей уверенностью. И мне нужно было много времени, чтобы вернуться в форму. Но когда я это сделал, я стал забивать буквально в каждой игре.

Четыре года спустя меня засыпали предложениями, все из которых подразумевали, что я наконец покину польский футбол. Было неимоверное количество слухов, множество людей говорили мне, что делать. Я мог их слушать, и поехать в разные команды, на просмотр или на контракт. Но я всегда помнил, что мне говорили родители: "Доверяй своим инстинктам". 

В глубине души я всегда знал, куда хочу пойти. Вскоре мне позвонили и оттуда. 

Акт III: Пари 

Однажды я заключил пари с Юргеном Клоппом. 

Это был 2010 год, я уже провел несколько месяцев в Боруссии Дортмунд. Честно говоря, это было очень тяжело. Когда я приехал, я с трудом говорил по-немецки. Я знал только "Danke" и "Scheisse". 

Погода была дождливая и серая. А с Клоппом интенсивность тренировок была очень и очень высокой. Я отчаянно хотел доказать свою нужность команде, а Юрген хотел бросить мне вызов. Поэтому в первые несколько месяцев мы заключили небольшое пари. 

Если я забиваю 10 голов на тренировке, он дает мне 50 евро. Если я этого не делаю, 50 евро с меня. 

Первые несколько недель мне приходилось платить почти каждый раз. Он смеялся. Но через несколько месяцев ситуация изменилась. Я загребал деньги. Итак, однажды он сказал: "Стоп! Достаточно! Теперь я вижу, что ты готов".

Но по правде говоря, я не был так уж готов. Матчи очень отличаются от тренировок. 

В том сезоне я часто выходил со скамейки запасных. Я больше играл во второй половине сезона, причем на позиции "десятки", позади нападающего. Хотя ясно, что моей любимой позицией было место "девятки". Тем не менее, я должен сказать спасибо Юргену за те шесть месяцев. Я очень много узнал о том, как играть глубже и как игроки должны двигаться перед нападающим. 

"Я мог поговорить с Юргеном, о чем угодно. Я мог ему доверять"

Когда начался второй сезон, я все еще не был железным игроком стартового состава. Я тоже чувствовал, что Юрген чего-то хочет от меня, но я не понимал, чего именно. Итак, после действительно тяжелого поражения от Марселя в Лиге чемпионов, кажется, мы проиграли 0:3, я пошел к нему. Я сказал: "Юрген, пошли. Мы должны поговорить. Просто скажи, чего ты от меня ждешь".

Я не могу вспомнить все, что он мне сказал, мой немецкий по-прежнему не был идеальным, но благодаря нескольким словам, которые я все-таки знал, и по языку его тела, мы поняли друг друга. Мы отлично побеседовали. 

Через три дня я оформил хет-трик плюс ассист в матче против Аугсбурга. Мы выиграли 4:0, и это стало для меня поворотным моментом. Это было что-то ментальное, какая-то вспышка. И я думаю, это как-то связано с моим отцом. 

В то время я не думал об этом. Но теперь я понимаю, что мой разговор с Юргеном был похож на один из тех, которые я хотел бы иметь с моим отцом. Один из тех разговоров, которого я так и не получил за много-много лет. Я мог поговорить с Юргеном о чем угодно. Я мог ему доверять. Он семейный человек и очень сочувствует тому, что происходит в вашей личной жизни.

"Юрген никогда не забывал, что мы в первую очередь люди, а во вторую – футболисты"

Юрген был для меня не только отцом. Знаете, каким он был тренером? Как "плохой" учитель. И я имею в виду это в лучшем смысле этого слова. 

Позвольте объяснить. Вспомните, когда вы учились в школе. Какого учителя вы запомнили больше всего? Не того, который облегчал вам жизнь и ничего от вас не ждал. Нет, нет. Вы помните плохого учителя, того, кто был с вами строг. Того, кто давил на вас и делал все, чтобы получить от вас максимум усилий. Это учитель, который в итоге сделал тебя лучше, верно? И Юрген был таким. 

Он многому меня научил. Когда я приехал в Дортмунд, мне хотелось сделать все быстро: сильная передача, одно касание. Юрген сказал мне успокоиться — при необходимости делать два касания. Это было совершенно против моей натуры, но вскоре я стал забивать больше голов. 

Когда у меня начало получаться, он призвал меня снова ускориться в решениях. Исключительно одно касание. Но я продолжил забивать. Он замедлил меня, чтобы ускорить. Звучит просто, но на самом деле это было гениально.

Юрген никогда не забывал, что мы в первую очередь люди, а во вторую — футболисты. Я помню, как однажды мы были в раздевалке после выходных. И, знаете, классическую ситуацию, когда игрок выпивал, чтобы изо рта не пахло алкоголем, нужно съесть много чеснока на утро. Итак, Юрген пришел перед тренировкой и начал обнюхивать. 

Он был похож на охотничью собаку. Нюх, нюх. Нюх, нюх…. 

Наконец, он сказал: "Я чувствую запах… Это чеснок?" 

Конечно, он знал, в чем дело. И мы знали, что он знал. Но он просто оставил вопрос в воздухе и ушел, не сказав больше ни слова. На мгновение воцарилось молчание, а затем мы все посмотрели друг на друга и начали громко смеяться.

Урок: никогда не пытайтесь обмануть Юргена Клоппа. Этот мужчина слишком умен! 

"Самым важным человеком в моем успехе является моя жена"

Конечно, Юрген был не единственным, кто помог мне заиграть на хорошем уровне в Германии. Когда я перешел в Баварию, я многому научился у таких тренеров, как Юпп Хайнкес, Пеп Гвардиола, Карло Анчелотти, а теперь и Ханси Флик. Просто играть за Баварию — это действительно неимоверный образовательный опыт, потому что требования очень высоки, а клубная культура настолько профессиональна, что вы постоянно вынуждены повышать свои стандарты, и вы это делаете. Но без помощи близких я бы не провел такой год. И самой важной из них была моя жена Анна. 

Мы познакомились в университете, когда я играл за Знич Прушкув. Она изучала питание и физкультуру. Когда мне было около 26 лет, мы начали думать о том, как использовать ее знания, чтобы улучшить мою диету и мой психологический подход к игре. Мы говорили подробно о каждой проблеме. В тот момент я понял – всех молодых футболистов нужно учить одной важной вещи: всякий раз, когда вы рассказываете о своих проблемах, а не хороните их в себе, их сразу становится легче решать.

Это был большой, большой шаг в моем развитии как футболиста — и как человека. 

"Мы играем, потому что нам это нравится"

Когда я оглядываюсь на все, что произошло в моей жизни, когда у меня в голове крутится этот фильм, я понимаю, как мне повезло. Вы никогда не выиграете титулы в одиночку. Все трофеи, которые я когда-либо держал в руках, или брал с собой в постель, были выиграны всеми товарищами по команде, которые помогли мне прогрессировать. Я бы также включил сюда своих друзей детства. Мои тренеры. Моя сестра. Священник, который позволил мне раньше оставить причастие. Моя мама, которая была рядом со мной, когда я был на самом низком уровне.

И, конечно же, мой папа. Он не дожил до того момента, когда я стал профессиональным футболистом, хотя мне хотелось бы думать, что сейчас он наблюдает за всеми моими играми с более высокого места, с лучшего места. Именно он впервые положил мяч мне в ноги и никогда не позволял мне забыть, почему я играл в футбол. 

Не ради трофеев. Не ради денег. Не ради славы. Нет. Мы играем, потому что нам это нравится. 

Спасибо, папа!

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Перевод – Football.ua


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини