MENU

Московия до Петра I считала себя частью исламского мира

5999 9

Русское оружие, которомубыло суждено одержать множество великихпобед и быть воспетым поэтами, одновремя было сплошь «мусульманским». Нанего не просто наносили арабские слова,но даже целые аяты из Корана и исламскиемолитвы (ду´а). Зачем это делалось, какэто объяснить сегодня и почему традиционнаяверсия не выдерживает критики? Об этомниже.

В собрании Оружейной палатыМосковского Кремля привлекают вниманиепредметы эпохи XVI-XVII вв., покрытыеарабскими надписями и характернымивосточными узорами. В большом альбоме«Государственная Оружейная палата»приводятся некоторые такие предметы идается краткое пояснение ихпроисхождения.

Авторы альбомапредлагают свое «объяснение» арабскимнадписям на русском оружии. Дескать,русские мастера копировали восточноеоружие, считавшееся лучшим в мире, и,подражая, копировали также надписи нанезнакомом им языке, не особенно вдаваясьв их смысл.

Чтобы понять, насколькооружие с арабскими надписями типичнодля коллекции Оружейной палаты, обратимсяк описи Оружейной палаты МосковскогоКремля, составленной в 1862 году помощникомдиректора Оружейной палаты ЛукианомЯковлевым. Этот редчайший документсуществует лишь в каллиграфическойрукописи и хранится в архиве Оружейнойпалаты Московского Кремля.

Каксказано в описи, при ее составлениивосточные надписи были разобраны муллоюХейреддином Агъевым, братом его муллоюЗейэддином и отцом их ахуном московскогоМухамеданского общества имамом МагометомРафиком Агъевым. Упомянутая бумагаявляется наиболее полной среди другихописей Московской Оружейной палаты,хранящихся в Музее Московского Кремля(Успенская Звонница) в Архиве Оружейнойпалаты, с которыми нам удалось познакомитьсяв 1998 году.

Кроме указанной описиЛукиана Яковлева, в Архиве Оружейнойпалаты мы видели еще несколько рукописныхописей холодного оружия Оружейнойпалаты. Однако, в отличие от описи Л.Яковлева, в них нет прорисовок и переводоварабских надписей на оружии. Этихпрорисовок и переводов почему-то нет ив печатном варианте описи Л.Яковлева,составленном и изданном Филимоновым в1884 году. Таким образом, рукописная описьОружейной палаты Л. Яковлева является,по-видимому, единственным полнымисточником по арабским надписям напредметах Московской Оружейной палаты.

Вописи отмечено 46 сабель, принадлежащихМихаилу Федоровичу, Алексею Михайловичу,Ивану Алексеевичу Романовым, а такжерусским князьям XVI-XVII вв. В описи Л.Яковлева описания сабель снабженыуказаниями вида: «Русская», «Восточная»,«Турецкого образца» и т. д., относящимисялибо к месту изготовления, либо к образцу,по которому изготовлена та или инаясабля. При этом не всегда понятно, чтоименно – место изготовления или названиеобразца - имеется в виду.

Анализданных однозначно говорит, что наиболеезначительную часть холодного оружияМосковской Оружейной палаты составляютсабли. Это не случайно.

Считается,что в XVI-XVII веках сабля была типичнымнаиболее популярным оружием русскоговоина. Так, например, в сборнике «Очеркирусской культуры XVI-XVII веков» утверждается,что традиционным оружием ближнего бояв русском войске была сабля. Ею быливооружены все виды войск (!).

«Оружиемближнего боя в XVI веке стала сабля - ополном ее господстве и широкомраспространении говорят как русские,так и иностранные свидетельства. Так,все без исключения 288 человек детейбоярских и дворян коломничей, 100 человекряшан, в том числе и «новики», толькочто зачисленные на службу «в сабле»,лишь несколько слуг были вооруженыкопьями. Рисунки Никоновской рукописитакже изображают конников всегда ссаблями». Мы приводим здесь два рисункарусских конных воинов из заимствованныхП. П. Епифановым из средневековогоописания Московии С. Герберштейна.

П.П.Епифанов далее пишет: «Десятни - спискидворян и их слуг, составляемые напериодических смотрах, дают наглядноепредставление о вооружении русскойконницы XVI века. Вот типичные записи:«Быти ему на службе на коне, в пансыре,в шеломе, в зерцалех, в наручах, збатарлыке, в сабле, да за ним три человекина конях, в пансырех, в шапках железных,в саадацех, в сабле, один с конем простым(запасным), два с копьи, да человек намерине с юком (вьюком)»; «быти ему наслужбе на коне, в тегиляе толстом, вшапке в железной, в саадаке, в сабле, дачеловек на мерине с юком». В первомслучае представлены оружие и доспехизнатного «дворового» дворянина, вовтором - менее состоятельного«городового».

Сабля была на вооружениипеших войск, а также «пехоты огненногобоя». В статье приведены два рисунка,на которых изображен русский пехотинеци русский воин «огненного боя» XVI века.В XVII веке такой порядок сохранялся довведения Романовыми солдатских ирейтарских частей, построенных ивооруженных на западный манер.

«Главнымударным оружием конницы была сабля. Посвидетельству иностранного наблюдателя,большинство русских конников, одетыхв железные кольчуги, были вооружены«кривыми короткими саблями», болеередкими были палаши».

Несмотря натакую популярность сабли как оружия вмосковских войсках XVI-XVII веков, в описиОружейной палаты 1862 года сабли «московскогообразца» встречаются далеко не такчасто, как можно было бы ожидать. Дажеесли отнести к ним все сабли, относительнокоторых нет указания на тип или местоизготовления.

Так, среди сабель,принадлежащих русским князьям и царямXVI-XVII веков, вплоть до Ивана АлексеевичаРоманова, доля сабель «московскогообразца», согласно документам, составляетвсего 34,8%. Это почти в два раза меньшечисла «иноземных» сабель, доля которыхравняется 65,3%. Та же картина прослеживаетсяи в собрании безымянных сабель и сабельныхполос: 96,2% «иноземных» типов против 3,6%клинков, сделанных не по «иностранному»образцу.

Следует отметить, чтосущественную часть хранящихся в Оружейнойпалате сабель составляют клинки такназываемого «восточного» образца. Так,среди сабель, принадлежащих МихаилуФедоровичу, Алексею Михайловичу, ИвануАлексеевичу Романовым, а также русскимкнязьям XVI-XVII вв., доля сабель якобы«восточного» образца составляет 50% отобщего количества. А среди сабельныхполос – 39,7%, не считая 24% черкасских итавризских сабель.

С точки зренияпринятой сегодня версии русской историиполучается, что собрание традиционногорусского оружия Московского Кремлясостоит в основном из сабель иностранныхтипов. Более того – из сабель, сделанныхпо образцам, принятым во враждебныхвроде как Московской Руси государствах.

Ведь,как считается в традиционной истории,мусульманский Восток, и в частности,Османская империя, был постояннымвоенно-политическим и религиознымпротивником Руси. Да и с западнымисоседями - Польшей, Литвой и Ливонскиморденом - отношения у Московской Руси,как нас уверяют, были далеко недружественными. Трудно поверить, что втакой обстановке на Руси не существовалосвоего развитого производства оружияи его русского, национальногооформления.

Поэтому собрание сабельОружейной палаты в рамках традиционнойистории выглядит неестественным. Онотребует специальных объяснений.

Наоснове традиционной истории логичнопредположить, что крестоносец напишетна щите девиз на латыни, мусульманин -аяты из Корана, а русский воин воспользуетсяхотя бы родным языком. Вместо этого мынаблюдаем засилье так называемого«восточного» оружия на Руси с надписямирелигиозного содержания, выполненнымипочти исключительно на арабском языке.Как правило, это аяты из Корана и обращенияк Богу (ду´а).

Причем речь идет не отрофейном оружии. Сабли с арабскиминадписями на Руси покупались, подносилисьв виде дани и изготавливались в Оружейнойпалате русскими мастерами.

В работеП. П.Епифанова отмечается, что русскиесабли с несколько искривленным клинкомбыли «похожи» на турецкие. «Несмотряна известные различия конструкции -одни имели крестовины лопастями, другие- с шариками, у одних была «елмань»(расширение в нижней части клинка), а удругих не было, - в целом сабли былиоднотипны».

По-видимому, в XVII векерусский и турецкий (восточный) образцыпросто не различались. С другой стороны,они противопоставлялись саблям западныхобразцов - польского, литовского,немецкого.

Аналогичная ситуациявозникает и с зерцальными доспехами, исо знаменитыми «шапками иерихонскими»- парадными шлемами русских царей.Половина «шапок иерихонских», являющихсяважной частью торжественного воинскогонаряда русского царя, имеет религиозныеарабские надписи. Поразительно, чтодругие языки, кроме арабского, при этомне используются.

Есть даже примерпарадоксального, с точки зрениятрадиционной истории, соседства казалосьбы совершенно чуждых друг другурелигиозных символов на «шапкахиерихонских» русских царей. Так, например,на «шапке иерихонской» Михаила ФедоровичаРоманова, работы мастера Оружейнойпалаты Никиты Давыдова 1621 года, в клеймахпомещена арабская кораническая надпись:«Обрадуй правоверных обещанием помощиБожьей и скорой победы». Эта надписьсоседствует с восьмиконечнымиправославными крестами на самом шлемеи с образом архангела Михаила на стрелкешлема.

Другой пример. На зерцалахцарских доспехов первых Романовых,хранящихся в Московской Оружейнойпалате, кириллицей по-русски написанытолько титулы Михаила Федоровича иАлексея Михайловича. Религиозные женадписи на зерцалах выполнены сплошьна арабском языке.

В целом прослеживаетсяследующая, поразительная с точки зрениявнушенной нам версии русской истории,картина. Надписи обычно присутствуютна традиционном русском княжескомвооружении - сабле, зерцальном булатномдоспехе и шапке иерихонской, - котороевходило в «большой наряд» русскихцарей.

При этом кириллические надписисоставляют явное меньшинство и, какправило, обозначают принадлежностьвладельцу. Таковы, например, надпись насабле Мстиславского, надпись на рогатиневеликого князя Бориса Алексеевича, набулаве Михаила Федоровича («Божьеймилостью мы великий Господарь Царь,Великий князь всея Руси Самодержец») ит. д.

В то же время на русском оружиимного арабских надписей. Причем толькоарабские надписи, как правило, содержатрелигиозные формулы на русском оружии.Пожалуй, единственное исключение - этодвуязычная «турецкая» сабля XVI века изсобрания Московской Оружейной палаты,на которой религиозные надписи выполненыи по-арабски и по-русски.

На пятеэтой сабли написано по-арабски: «Во имяБога, благого и милосердного!», «Опобедитель! О заступник!». По обуху тойже сабли идет надпись кириллицей такжерелигиозного содержания: «Суди Господи,обидящьия мя. Побори борющьия мя. Примиоружие и щит и возстани в помощь».

Такоеширокое применение арабского языка настаром русском оружии, причемпреимущественно для религиозных формул,говорит о том, что арабский язык до XVIIвека мог быть одним из священных языковРусской православной церкви. Сохранилисьи другие свидетельства использованияарабского языка в Русской православнойцеркви доромановской эпохи.

Например,драгоценная митра - головной уборправославного епископа, до сих порхранящаяся в музее Троице-Сергиевойлавры. Ее фотография приведена в альбомеЛ. М. Спириной «Сокровища Сергиево-Посадскогогосударственного историко-художественногомузея-заповедника. Древнерусскоеприкладное искусство» (ГИПП «Нижполиграф»,Н. Новгород, год издания не указан). Намитре спереди, прямо над православнымкрестом, помещен драгоценный камень сарабской надписью.

Обилие арабскихрелигиозных надписей на предметах,входящих в состав Большого нарядарусских царей, то есть их парадноговоинского доспеха, и практически полноеотсутствие каких-либо надписей на другихвидах вооружения (за исключением развечто клейм изготовителя на шпагах инемецких мечах) также служит косвеннымсвидетельством в пользу использованияарабского языка на Руси в качествестарого языка традиционных обрядов истарого церковного языка.

Московскиецари того времени, как известно, были вглазах народа наместниками Бога наЗемле. Поэтому они должны были с особымтщанием придерживаться старых русскихтрадиций. В частности - использоватьрелигиозные формулы, записанные«по-старому», по-арабски, на парадномдоспехе, отдавая дань уважения порядкам,по которым жили отцы и деды, которыеосвящены веками.

Этот подсознательныйконсерватизм любого общества, видимо,проявляется и в рассматриваемом вопросе.Понятно, что подобный консерватизмдолжен особенно сильно выражаться приоформлении оружия.

Не вызываетсомнений, что русский средневековыйвоин, как и любой другой, ревниво следилза тем, чтобы на его оружии были толькоправильные, испытанные отцами и дедамисимволы и надписи. Поскольку верил, чтотакие надписи помогут в бою, принесутудачу. А новые, не испытанные отцами идедами надписи, могут оказаться«неправильными» и принести смерть.Поэтому надписи на оружии должны былибыть особенно консервативны.

И ужсовсем абсурдным выглядят утверждениясовременных комментаторов, будто бырусские воины наносили на своем оружии«для красоты» надписи и символы своихврагов. Причем, как мы видим по собраниюОружейной палаты, в массовомпорядке.

Русская традиция писатьна оружии по-арабски была столь сильна,что ей продолжали следовать и в XVIIIстолетии, когда Турция была повсеместнообъявлена извечным врагом христианскогомира. Так, Екатерина Вторая наградилаВеликого князя Александра Павловичасаблей с египетским булатным клинком,содержащим, в частности, на лицевойстороне арабскую надпись: «Нет другогобожества, кроме Единого Бога», «ВсевышнийБоже», «Молящегося Бог хранит».

Ниже- фотографии, сделанные в МузееАлександровской Слободы, современномгороде Александров, в Распятскойцеркви-колокольне, где выставленовооружение РУССКОГО воина.

1. Ножкнязя Андрея Старицкого, сына Ивана III

  

  

2. В музее АлександровскойСлободы, современный город Александров,в Распятской церкви-колокольне, выставленовооружение РУССКОГО воина.

  

   

3. Фотография зерцальногодоспеха, изготовленного для царя АлексеяМихайловича в 1670 году РУССКИМ мастеромГригорием Вяткиным, «одним из лучшихоружейников второй половины столетия».

  

   

4. Шлем князя ФедораИвановича Мстиславского.

  

  

5. Клинок ножа князяАндрея Старицкого. Арабский текстподчеркнут, стрелки указывают на типичнорусский орнамент,что говорит о том чтосделан был русски мастером.

  

   

6. Бехтерц, потерянный,очевидно, в боевой обстановке у р. Вожи(место сторожевой засеки) на Рязанщине.С известной битвой 1378 г.

   

7. Шлем Ивана Грозного,хранящийся в Королевском музее вСтокгольме. Арабскими буквами написаноАЛЛАХ. МУХАММАД.

   

8. В музее АлександровскойСлободы, современный город Александров,в Распятской церкви-колокольне, выставленовооружение РУССКОГО воина. Выставленыкольчуга, щит, шлем. Пояснительнаямузейная табличка сообщает, что это -РУССКОЕ вооружение.В то же время вокругвсего шлема широкой полосой идетсовершенно четкая АРАБСКАЯ НАДПИСЬ.Пояснительная табличка хмуро молчитоб этом. И уж конечно, не дает никакогоее перевода. Причем, здесь никак нельзясказать, что это - МУСУЛЬМАНСКОЕвооружение, в современном пониманииэтого слова. Дело в том, что в мусульманскомискусстве, начиная, по-видимому, с VIIвека, изображения людей и животныхкатегорически запрещены.

 

 9. А на этом русскомшлеме, покрытом арабскими надписями,присутствуют изображения животных,людей, всадников.

10. Парадный булатныйшлем московских царей, который носитназвание «шапка Ерихонская», то естьИерихонская шапка изготовленная РУССКИММАСТЕРОМ Никитой Давыдовым. Краснымобведена фраза «уа башириль му'минин»- «И обрадуй верующих».


Это - часто встречающеесявыражение из Корана. Таким образом,одной и той ЖЕ ЗОЛОТОЙ НАСЕЧКОЙ НИКИТАДАВЫДОВ НАНЕС НА ЕРИХОНСКОЙ ШАПКЕ КАКПРАВОСЛАВНЫЕ СИМВОЛЫ - ЦАРСКИЙ ВЕНЕЦ СВОСЬМИКОНЕЧНЫМ РУССКИМ КРЕСТОМ, ТАК ИАРАБСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ ИЗ КОРАНА! ПричемРУССКИХ надписей на этом РУССКОМ шлеменет вообще. РУССКИЙ мастер Никита Давыдовнаписал на нем ТОЛЬКО ПО-АРАБСКИ.

 

 

           

11. Наглядной иллюстрациейприсутствия во владимиро-суздальскойземле мусульманской культуры и религиимогут служить также монеты того времени.Надпись ЛЯ ИЛЯХА ИЛЯ ЛЛАХ - НЕТ БОГАКРОМЕ АЛЛАХА.

 

 

  

12. Юшман, принадлежавшийцарю Михаилу Романову.

 

 

  

 

13. В музее МосковскогоКремля хранится шлем Александра Невскогос арабскими надписями. в выделенномучастке 13-й аят 61-й суры: «Помощь отАллаха и близкая победа. Сообщи же благуювесть верующим!»

  

 

  

azan 



Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини