MENU

Соколовский: Ядерная энергетика Украины еще более зависима от агрессора, чем угольная

4321 0

Прежде чем излагать вопросы энергетики, стоит еще раз напомнить, что очень просто и легко оценивать, анализировать, даже критиковать чужие действия, утверждает в своём блоге на «Новом времени» эксперт Богдан Соколовский. Но очень сложно принимать решения. Особенно тогда, когда исходные позиции отличаются. Поэтому данный материал, основанный в том числе на многолетнем опыте, следует воспринимать, прежде всего, как личное мнение автора.

Электроэнергетика, наряду с газовой и нефтяной отраслями, является одной из трех важнейших составляющих украинской энергетики. А энергетика, в свою очередь - база для развития всех остальных отраслей. Она, без преувеличения, является основой национальной безопасности любого государства.

К большому сожалению, энергетику в нашей стране власти недооценивают, а ее независимость зачастую остается без должного внимания.

До сих пор и неизвестно, занимается ли кто-нибудь в нашей стране инвентаризацией энергетики: сколько и конкретно кто потребляет электроэнергии; где и сколько мы способны ее производить; из чего производим - свое сырье или импортное; если импортное сырье - откуда; какие объекты можно обесточить, а какие нельзя (например, больницы, роддомы). А ведь такую концепцию на заре независимости, еще в 1992-м году, выдвинул тогдашний народный депутат Игорь Юхновский. Его идеи были активно поддержаны Народным Рухом Украины, в частности, Вячеславом Черноволом. К сожалению, во многом благодаря кремлевской пятой колонне, эти реформы были заброшены, как и многое другое.

Можно многое вспоминать о нежелании Москвы видеть Украину независимой. Но остается один неопровержимый факт - и КГБ СССР, и Политбюро ЦК КПСС наиболее ожесточенно боролись с украинским народным фронтом, который в те времена назывался НРУ, а не с другими народными фронтами СССР, включая уважаемые прибалтийские и грузинский. Позже агентура Кремля в большинстве своем переместилась в другие украинские партии и проекты, успешно контролируя НРУ. Именно они активно содействовали олигархизации украинской экономики. В результате «маємо те, що маємо».

Поэтому сейчас стоило бы вернуться к истокам украинской государственности и начинать все сначала, в частности, в энергетике. Нужно признать - мы ошиблись в начале 90-х прошлого века, поверив желающим руководить.

Не секрет, что более 42% электроэнергии в нашей стране производится тепловыми станциями (ТЭС и ТЭЦ). И те, и другие в качестве сырья используют уголь (примерно 2/3 станций) или газ - как правило, импортный. Как украинское государство контролирует тепловую электроэнергетику, мы убедились в прошлом году, особенно в период веерных отключений. Кстати, до сих пор наивным людям, которые немного разбираются в энергетике, непонятно, как можно прекратить такие «веерные отключения» по первому слову президента, если ресурсов не было? Возникает наивный вопрос: электрику можно заменить словом? Напрашивается ответ: скорее всего, ресурсы были.

Проблемы в энергетике объясняются неподконтрольностью Украине некоторых шахт в Донбассе. И это логично. Ибо именно те, неподконтрольные шахты производят большинство так называемых «антрацитных» углей, на которые были спроектированы и работают примерно половина украинских ТЭС и ТЭЦ. Но тогда непонятно, почему всем украинским шахтерам, в частности - на подконтрольных Украине шахтах Донбасса, Днепропетровской области и Львовско-Волынского бассейна - не выплачивают вовремя зарплату? Ведь там, особенно на Львовщине и на Волыни, нет военных действий.

Все это стало ясным в результате «перепалки» между шахтерами и Министром энергетики и угольной промышленности Украины Демчишиным на III съезде шахтеров 21 апреля 2015 года.

Об этом съезде многое говорят: от «шахтеров достало» до «шахтеров организовали и используют». Пока сложно в этом разобраться, хотя дыма без огня не бывает. Но невозможно оспорить тот факт, что зерна недовольства попали в благодатную почву и проросли.

Из упомянутого съезда можно сделать три главных вывода:

Во-первых, приятным было одно - открытие съезда украинским гимном, все остальное - грустно. Надо было видеть этих воодушевленных, поющих украинский гимн шахтеров, чтобы еще раз убедиться, что они граждане Украины, а не какого-то другого государства и смогут за себя и страну постоять.

Во-вторых, неоспоримым остается тот факт, что государство Украина сделало очень мало или ничего, чтобы не допустить роста недовольства угольщиков. Любые волнения, тем более, когда речь идет о шахтерах, необходимо просчитывать и упреждать безотносительно к причине их возникновения. А тут даже никто не снизошел вступить в диалог.

В-третьих - кажется, ребята во власти не понимают, с чем шутят.

Поневоле возникает итоговый вопрос: все это часть очередного спецсценария против Украины?

О министре - отдельный разговор. Но если очень кратко, то несчастна страна, в которой министр не имеет ни профессионального опыта, ни политического. Хотя, с другой стороны, он неплохой парень и заслуживает всяческих похвал - хотя бы за то, что 11 марта сего года честно сказал, что в Украине нелегально потребляется примерно 2 млн тонн нефтепродуктов (хотя другие оценки гораздо выше: 10 - 15 млн тонн) при 8,5 официальных.

Сказал. И что? Открыто уголовное дело? Не слышно об этом состоянием на конец апреля. А где правоохранительные органы страны? Где правительство? А где парламент? Ведь речь идет о 25 - 40 миллиардах гривен, если судить по словам министра. А если по другим экспертным оценкам - то и о сотнях миллиардов гривен. Может, не стоит по миру просить кредитов и сдерживать повышение доходов украинских граждан, а вместо этого начать реально бороться с коррупцией в отрасли и самостоятельно наполнить бюджет? Это лишний раз доказывает, что денег у нас и своих хватает - было бы желание их взять и использовать.

Но все же, что можно сделать с нехваткой украинских антрацитных углей при сохранении уровня добычи других? Замещать импортом и таким образом поддержать зарубежных шахтеров за счет сокращения своих - плохой вариант. Но возможность расширить потребление углей газовой группы и таким образом обеспечить работой своих шахтеров есть.

Для этого нужно дооборудовать ряд ТЭС и ТЭЦ так, чтобы те могли потреблять или антрацитный уголь из Донбасса, или газовый, в том числе из других бассейнов (как, например, в Польше) - на выбор. Этим и должен сейчас заниматься министр энергетики и угольной промышленности Украины. Именно он, а не кто-то другой. А то ведь странно получается: Польшу волнует оборудование украинских станций на другой тип угля, и она выделяет нам примерно 50 млн евро, - об этом на встрече с нашим президентом говорит премьер-министр Польши 8 апреля 2015. А в Украине ни министерство энергетики, ни Кабмин это не волнует - во всяком случае, денег не выделено и в планах не видно, хотя бюджет принимался уже после озвучивания проблемы. Но ведь дооборудование станций и финансирование их теперь не входит в конституционные обязанности президента!

Демчишин на упомянутом съезде сказал, что для переоборудования ТЭС и ТЭЦ необходимо $2 млрд. Хотя то же министерство еще в 2008-м году сообщало о гораздо меньшей сумме (почти на порядок!). Спрашивается, когда Минэнерго Украины было искренним, и кто наказан за неправильную информацию тогда или теперь?

Конечно, угольную отрасль нужно реформировать, модернизировать. Прежде всего - с целью повышения безопасности шахтеров. Скорее всего, в рамках реформирования, придется сокращать рабочие места. Это неизбежность, необходимость, но не цель. Пора отказываться от старых традиций. А то мы все еще живем с ментальностью СССР, когда, несмотря на хорошие слова, на деле коммунистическая партия гарантировала человеку лишь одно - бедность и бесправие.

Но сокращать нужно с умом. И прежде всего так, чтобы не поддерживать рабочих мест в других странах за счет нашей. А то ведь странно получается: с одной стороны, Украина - небогатое государство. С другой - по отдельным группам товаров и услуг мы живем роскошно - за счет импорта. В советское время много продукции завозили в УССР из других советских республик, а теперь - из других стран, в частности, из Китая. Одновременно у нас производилось и производится отдельных видов продукции гораздо больше, чем потреблялось и потребляется. Это, конечно, рыночный и душевный подход. Кто-то на этом хорошо зарабатывает. Но ведь импортируем-то за счет сокращения своих, украинских рабочих мест. А было бы хорошо, если бы рабочие места сокращались только тогда, когда в регионе уже созданы другие.

И это срочное задание парламенту - нужен закон, который обяжет всю вертикаль власти создать в регионе не хуже и не меньше новых рабочих мест, прежде чем сокращать существующие. Самое главное, что таким образом можно было бы и реструктуризировать украинскую экономику в направлении самообеспечения, причем практически безболезненно для работающих людей. Через это проходили многие страны; их опыт можно и нужно изучать и внедрять. Даже опыт СССР.

И последнее: в рамках упомянутого съезда руководитель энергоугольного ведомства заявил о том, что мы увеличим квоту ядерной энергетики за счет уменьшения тепловой. То есть за счет уменьшения потребления угля? А, значит, за счет сокращения добычи угля и, соответственно, - выталкивания на улицу тысяч шахтеров? И это сказано в «подогретом» шахтерском зале? При этом еще и устроены непонятные разборки о закрытии шахт?

И по существу: неужели министр не знает, что ядерная энергетика Украины еще более зависима от агрессора, чем угольная? И подсказать министру некому? Получается, что пятая колонна хорошо сработала и наша страна еще больше погружается в лоно агрессора?

Трудно угадать, кто подставил министра, или кого подставил он. Но одно ясно: проигравшей в результате оказалась Украина. А это не прощается.

Здесь уместно более подробно рассмотреть украинскую ядерную энергетику. Известно, например, что чуть меньше половины всей электроэнергии вырабатывается в последние годы на АЭС. Почти все ядерное топливо на украинские АЭС поставляется из России - от агрессора. Здесь важно отметить, что японско-американская компания Вестингхаус уже более 7 лет занимается адаптацией своего топлива совместно с российским только на двух (из 15) блоках ЮАЭС. И на то, чтобы перенести наработанный опыт на другие украинские реакторы, нужны годы. То есть наивно верить в то, что в ближайшем будущем можно отказаться от российского ядерного топлива.

Если бы Кремль захотел нас окончательно задушить, он бы запретил экспортировать в Украину ядерное топливо (что потенциально возможно). В таком случае не позже, чем через год, наступил бы коллапс всей нашей энергосистемы и, соответственно, страны. Ведь, чтобы заменить ядерную энергетику (а это примерно 90 миллиардов кВт/час в год), например, на мобильные электростанции, необходимо организовать круглосуточную работу свыше 3 миллионов 5-киловатных станций. А это нереально хотя бы потому, что их столько во всем мире нет! Не говоря уже о топливе для них, экологии и прочем.

Получается, что в сегодняшней ситуации (если дальше ничего не делать, да еще и с угольщиками не находить общего языка), если бы РФ захотела уничтожить Украину, она могла бы поставить нас на колени всего за год, причем без единого выстрела и рубля, запретив экспорт к нам ядерного топлива.

Конечно же, этого можно избежать. Но сразу замечу: нам понадобится не меньше четырех-пяти лет. До тех пор проблему можно минимизировать, но не решить полностью.

Богдан СОКОЛОВСКИЙ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини