MENU

Одна-две могилы на захолустных кладбищах

10111 2

Не так давно на сельском кладбище в захолустье Пластовского района Челябинской области стало одной могилой больше. Могилой, которую относительно долго и очень настойчиво искали – из-за того, кто в ней лежит. Точнее, из-за чего некто в ней очутился.

Этот некто – Иван Кардаполов. Ничем не выдающийся парень 22 лет от роду, уроженец одной из множества разбросанных по широким просторам Российской Федерации Михайловок – такой же непримечательный, как и его родное село, в котором и местных покойников хоронить негде. Неприметный. В том числе и по долгу службы: Кардаполов был разведчиком. Кадровым военнослужащим РФ, которых, как известно, в Украине будто бы нет и не бывает.

Кардаполова нет уже не только в Украине, но и вообще. Он распрощался со своей короткой жизнью и профессиональной неприметностью. А всё потому, что с оружием в руках очутился там, где таких как он «не бывает» да и быть не должно.

Вопреки увещеваниям старшего брата Виктора в своё время Иван Кардаполов подписал контракт и стал сначала военнослужащим РФ, а потом – российским оккупантом. Скорее всего это «потом» было во время аннексии Крыма Россией. В противном же случае на кривую дорожку преступника спецназовец с позывным «Кардан» ступил уже на Донбассе. По велению командования и авторитарного режима, правящего на его родине, Кардаполов отправился разорять родную землю других – украинские Донетчину и Луганщину.

Отправился вместе с братьями по преступлению – сослуживцами из дислоцирующейся в Тамбове 16-ой отдельной бригады специального назначения ГРУ Генштаба Минобороны РФ (в/ч 54607). Вместе с ними во имя воцарения в Украине испускающего дух «русского мира» Кардаполов и нашёл свою смерть – далеко от родительского дома. Где из троих детей в живых остался лишь один. Тот самый брат Виктор, уговоры которого были столь неосмотрительно отвергнуты.

Хоронили российского оккупанта тихо-скромно. И нагло – наврав семье, что усопший «погиб на Кавказе». Хоронили без особых почестей, зато с венками «от отряда», приехавшим на похорон членам которого досталось от бдящего ФСБ. За то, что были в военной форме. Да и вообще – чтоб неповадно было афишировать. Ибо «погиб на Кавказе», а в Украине проходящих службу в настоящий момент российских военных «нет». Едва ли не единственное, чего добились родители, это позволение переложить сына из цинкового гроба в нормальный. И непримечательный.

Кардаполов хотел жениться во время близкого июньского отпуска. Свадьбы сыграть, увы, не удалось, а попасть домой довелось раньше намеченного, 12 мая. Вот только мёртвым и в том самом отвергнутом позже цинковом гробу. Где погиб односельчанин, местные не знают, но наверняка молча догадываются. Недаром ведь разузнававшему была обронена сакраментальная реплика: «По телевизору вот говорят, что у нас войны нет, а ребята домой мёртвые приезжают».

Домой – это в Россию, на кладбища. Такие, как вот это в селе Демурино.

Или как в посёлке Талинка.

Или как в деревне Кук-Тяка.

Таких кладбищ в России много. В захолустье, где одной-двумя могилами становится больше.

Глеб СЕМЕНЮК


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки



Правила коментування »  

Новини