MENU

Без Крыма и бутылочной вони

12498 3

Каждый из нас старается оценить территориальные потери Украины на своем уровне. Пытаемся представить, как изменится жизнь без донбасского угля, горловской нефтехимии и крымского вина. О вине спорят особенно много. Оно продукт массового пользования и, как разговоры о погоде, постоянный повод коммуникаций.

В сознании украинского обывателя словосочетание «крымское вино» вошло с советских времен, когда под брендами Молдавии, Грузии и Крыма на полках гастрономов по всему СССР стояли продукты из винограда, выращенного где угодно, даже в Алжире. В те годы было принято славить крымские, алазанские и днестровские долины, но производить вино далеко за пределами этих климатических зон, вплоть до Новосибирска, Минска и других краев, где сосны с березами растут лучше лозы. Мы унаследовали советское пренебрежение к законам мирового виноделия и потому до сих делаем шампанское в Киеве, Харькове и Артемовске, то есть за сотни километров от виноградарских регионов. Крым же в том месте, где необходимо для рекламы и массового производства. Ему и сдали все козыри. До 1985 года Украина располагала сырьевой базой в 300 тысяч гектаров виноградников, больше, чем в Молдавии и Грузии, однако не считалась винодельческой республикой. Лоскутное одеяло и славу благодатного для лозы края перетянул на себя Крым, как отдельная республика. Хотя тогда и теперь винодельческий потенциал степного северного Причерноморья (Одесская, Николаевская и Херсонская области) намного превышал и превышает крымский. Но сто лет рекламного воздействия на умы потребителей дают о себе знать. На момент оккупации полуострова виноградники винных сортов занимали лишь четверть общего украинского поля. А это всего лишь 17 тыс. гектаров по завышенным оценкам самих компаний. Однако Крым производил более половины отечественного вина, активно закупая виноматериалы в других областях и республиках. Так было все годы независимости. Реклама и официальная риторика твердила о «золоте крымских долин», покупках местных плантаций французскими актерами, а в жизни происходила масштабная фальсификация и дискредитация винодельческих принципов.

• Крым всегда славился креплеными и десертными винами, то есть теми, куда добавляется спирт. Для этого, использовался не продукт дистилляции виноградного сока, как везде в мире, а зерновой ректификат. Проще говоря, водка. После того, когда большевики выбросили в море гроб с великим виноделом князем Львом Голицыным, его ученики, крымские энологи 20-х и 30-х годов, разработали вульгарные технологии виноделия вопреки наставлениям Льва Сергеевича, всю жизнь боровшегося против крепленых и полусладких вин, изготовленных с использованием свекловичного сахара и зернового спирта. Так появился официальный фасад Крымского виноделия, с бюстом поруганного князя, историческими подвалами Массандры, известным институтом «Магарач». За фасадом же расположились заводы и компании, производящие основную часть суррогатных вин Украины. Конечно же, в институте и на холмах крымских гор работало немало достойных людей и опытных мастеров. Некоторые из них, к счастью ли к горю, не дожили до времени очередного сокрушения пантеонов, некоторые покорились судьбе, исполняя профессиональные обязанности в рамках предписаний свыше. Суть, как раз в этих предписаниях. В советские и постсоветские времена Крыму были делегированы все полномочия в области стандартов виноделия. Именно здесь, в национальном институте «Магарач» (он пока так и остался национальным, без государственного уточнения) в кругах крупнейших производителей суррогатных вин определялись стандарты для винодельческой отрасли Украины. Здесь появился первый в стране газохромотографический анализатор, способный выявить все нюансы состава вин, здесь находился центр координации отрасли с OIV (Международной организацией вина и винограда) и здесь по коридорам ходили люди с учеными степенями, внушающими трепет. При всем при этом, институт поддерживал не международные правила, а свои, замкнувшиеся на интересах горстки производителей «шмурдяка». Так называют в народе напиток из виноградного сока, зернового спирта и свекловичного сахара.

• Когда корабль под названием Крым, загруженный до отказа поддельными и переименованными портвейнами с мадерами, российские пираты отвели от украинских берегов, наступил горький и радостный миг прозрения. Оказалось, крымские вина, винами являются только в Крыму и Украине, а везде, в том числе и России, они - винные напитки. Для крымских «винонапиточников» это, разумеется, не проблема. Важно чтобы сохранилась норма прибыли от производимого продукта, который чукотские оленеводы будут пить так же охотно, как 96 и 40-градусный. Состав ведь тот же. Поэтому не думаю, что местных унификаторов сусла это расстроит. Потеряв связи и вес на международном рынке, они компенсируют потери Сибирью.

Для украинского потребителя тоже все хорошо. С полок исчезло около 30% напитков низкого качества, плохо влияющих на работу печени и почек. Разве не повод для радостей? И хотя на полках наших супермаркетов все еще встречаются торговые марки крымского происхождения - они, либо из старых запасов, либо сделаны из винограда, выращенного не под пятой оккупантов, и разлиты на наших заводах. (Читайте вторую этикетку).

• Но, если говорить серьезно, то потеря Крыма может стать приобретением для всей винодельческой отрасли страны. Центр принятия решений переместится в Киев, где хоть и существует «шмурдячное» лобби, но уже не такое влиятельное без «научной и финансовой базы» полуострова. Есть надежда принять законы, привязав производства к виноградникам, и утвердив международные стандарты для украинских вин, где все будет оцениваться, как везде в мире - с происхождения каждой капли сока, что попадает легендарным напитком в наши бокалы.

Правду говорят: дорога к счастью начинается в горе. Мы потеряли Крымское виноделие и Артемовский завод шампанских вин, но избавились от тяжкого наследия прошлого и приобрели возможность открыть новую главу своей жизни. Может, не во всей, но винодельческой - точно. Два года назад в Украине насчитывалось около 70 тыс. га виноградников. Из них, так называемых классических европейских и грузинских сортов Каберне-Совиньон, Мерло, Саперави, Шардоне, Алиготе, Рислинг, Ркацители, из которых производятся любимые нами игристые и тихие вина, не более 35 тысяч. Основная часть их находится в Одесской и других степных областях. Так что без вина, сухого и полезного, мы не останемся. Просто, надо высаживать больше лоз, и не уставать стремиться к лучшему всем любящим и делающим историю нового поколения вин без советской задушки. Так на языке дегустаторов называют бутылочную вонь - неприятный запах, выдающий вина низкого качества. Спирт и сахар - транквилизаторы этой вони.

Александр ПРИЛИПКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини