MENU

Wired: Технологическое наследие терактов 11 сентября

4911 0

В свой первый день в качестве штатного сотрудника Агентства национальной безопасности Том Дрейк пришел на работу еще до рассвета. Было прохладное ясное утро 11 сентября 2001 года. Пока он слушал, как директор радиоразведки Агентства по национальной безопасности рассказывал о новом проекте под кодовым названием "Trailblazer" стоимостью в $4 млрд., который должен был улучшить качество слежки агентства в интернете, дверь открыл секретарь и прервал его, сообщив новость: в Северную башню Всемирного торгового центра врезался самолет. Через несколько минут секретарь вернулся: Южная башня тоже подверглась нападению. Дрейк, худой человек с суровыми, глубоко посаженными глазами, встал и произнес то, о чем думали все присутствующие: "На Америку совершено нападение". План модернизации агентства, оказалось, уже устарел.

Читайте также: Теракты в США 11 сентября могли быть организованы представителями властей Саудовской Аравии - журналист

Директор бросился к скоростному лифту, чтобы попасть в оперативный центр, который используется в критических ситуациях, - вспоминал Дрейк. Он и тысячи других сотрудников были отправлены домой, потому что ходили слухи, что Форт-Мид может быть следующей мишенью. Из-за массовой эвакуации и паники образовалась пробка: "Мы просто стояли в пробке, ошарашенные случившимся".

В течение следующих нескольких недель и месяцев, Агентство по национальной безопасности, наряду с остальной Америкой, безусловно, стало другим. "Было ясно, что это будет другой мир... что это не обычный кризис, а многолетний кризис", - говорит Дрейк. Сегодня можно увидеть, как сильно этот момент изменил Америку: то, как вы путешествуете, здания, в которых вы живете, ваши страхи и частную жизнь. Это технологическое наследие 11 сентября, почти неисчислимые изменения видимой и невидимой инфраструктуры повседневной жизни.

Страна скрытого наблюдения

После 11 сентября в Америке возобновилось скрытое наблюдение, и ни одна структура не воплотила эти изменения лучше, чем Агентство национальной безопасности. После холодной войны АНБ стало своего рода ответвлением Пентагона, - говорит Джеймс Бэмфорд, автор трилогии об Агентстве.

Читайте также: Как вспышки терроризма влияют на мировую финансовую систему

К середине 1990-х, АНБ начало позиционировать себя как агентство по предотвращению терроризма. Но для этого требовались фундаментальные изменения: вместо целенаправленного прослушивания правительственных спутниковых каналов, появилась необходимость перехватывать информацию при более разнообразных формах коммуникации, которые использовали террористы, таких как сотовые телефоны и зарождающейся интернет. Поэтому Агентству нужны были деньги.



После 11 сентября, Агентство получило необходимые средства, а также юридические полномочия и политический мандат, чтобы взять на себя грандиозную разведывательную задачу. Патриотический акт, который был ускоренно принят Конгрессом в течение месяца, предоставил АНБ права, которого агентство никогда раньше не имело - собирать информацию от телекоммуникационных и IT-компаний. Положения закона позволили Агентству собирать метаданные каждого американского телефона на протяжении более десяти лет, пока Эдвард Сноуден не разоблачил эти программы в 2013 году, что привело к приостановке их использования.

Оглядываясь назад, нетрудно понять, что закон и мандаты АНБ привели бы к катастрофическим - и очень знакомым теперь - проблемам.

Спустя всего лишь год полноценной работы в Агентстве, Дрейк начал доносить на своих сотрудников, борясь с отказом Агентства обеспечивать защиту частной информации и с тем, что он называл коррупцией в раздутом бюджете программы "Trailblazer", обросшей большим количеством подрядчиков. "Trailblazer" стал началом отслеживания информации, передающейся по каналам цифровой связи, о чем было так много споров за три года после слива информации Сноуденом, которое затрагивает каждый аспект американской разведки и правоохранительных органов: от ЦРУ до местных полицейских участков.

Дрейк был привлечен к ответственности за нарушение правил обращения с секретными данными АНБ - он был осведомителем местной газеты "Baltimore Sun", но настаивает, что никогда не передавал журналистам какие-либо секретные документы. Процесс закончился обвинительным приговором в преступлении небольшой тяжести, но стоил ему работы в разведке. "Проект "Trailblazer" стал полнейшим провалом. Это шесть лет работы и огромные деньги - бесчисленные миллиарды, точного количества которых никто не знает ", - говорит он. "История разделилась на то, что было до 11 сентября и после 11 сентября ", - говорит Дрейк. "Национальная безопасность стала нашей государственной религией".

Изменения, которые можно увидеть

Нигде проявления этой религии не стали более очевидными, чем в аэропортах. Террористы Аль-Каиды превратили самолеты в оружие против мирных людей, что привело к созданию Управления по транспортной безопасности. Авиакомпании передали обязанностей досмотра в аэропортах специализированным работникам, и обеспечение безопасности аэропортов изменилось навсегда.

Политолог Мика Аалтола называет аэропорты в эпоху после 11 сентября "авиаполисами", где такие основные требования, как помещение ноутбуков в пластиковые контейнеры, обыск и сообщения по громкоговорителям о том, что нельзя проносить багаж за незнакомцев "всегда напоминают тот факт, что после 11 сентября выживание находится под угрозой". Он описывает "авиополисы", как "напряженное, нервное и, иногда, весьма драматичное место".

Это касается не только аэропортов. После терактов 2001 года федеральные, местные и государственные правоохранительные органы стали предоставлять защиту торжественным и массовым мероприятиям. С течением времени это привело к увеличению числа присутствующих полицейских на любых мероприятиях: от матчей футбольной команды "Нью-Йорк Джайентс" до концертов Тейлор Свифт.

В то время как многие помнят время, когда поход на стадион сопровождался только сканированием содержания сумки, теперь все привыкли к процедурам, которые не отличаются от линии безопасности аэропорта с металлоискателями и даже обыском. "Я думаю, американскому народу потребовалось почти 15 лет, чтобы привыкнуть к этим идеям, но сейчас, мне кажется, несогласных осталось очень мало ", - говорит Уильям Бэнкс, директор Института по национальной безопасности и борьбе с терроризмом в Сиракузском университете. "Я думаю, мы просто приняли эти изменения в нашем образе жизни".

Согласно исследованию, проведенному учеными в Университете Джеймса Мэдисона, когда-то споры о неприкосновенности частной жизни были острой проблемой, но теперь у большинства американцев даже досмотровые сканеры тела не вызывают возмущения.

"В целом я думаю, что люди, которые летают на самолетах, понимают, что хотят защищенности, и часто могут задумываться над тем, от чего готовы отказаться, чтобы сохранить свою безопасность", - говорит Томас Диллон, специалист информационной безопасности и конфиденциальности.

Бэнкс считает, что в будущем за концертами и спортивными мероприятиями будут следить еще пристальнее, но не столь заметно, с помощью беспилотников, перехватчиков телефонных звонков и биометрических систем в сочетании с базами данных о преступниках (во многих случаях эти средства уже применяются, например, на финале Футбольной лиги). "Не так много людей заметят новые инструменты слежки, но в чем-то они могут гарантировать еще больший контроль, чем физические системы безопасности". В самом деле, физические сканеры видят, что у вас в сумке и в карманах; воздушная и цифровая слежка видит ваше поведение и, возможно, все остальное.

Невидимые изменения

Меры безопасности, предпринимаемые в аэропортах и на стадионах, очевидны, но мир вокруг нас изменился в менее явных формах. Начиная с 2001 года, центры обработки данных сейчас строятся в различных местах, разбросанных по стране, так что интернет и сотовая связь не будет прервана, если будет поражен один из центров. Сегодня все новые небоскребы в США построены вокруг мощного бетонного ядра, возведение которого является новой строительной нормой, требующей большей структурной целостности. Это можно увидеть на практике на примере огромной башни Salesforce в Сан-Франциско, которая станет высочайшим зданием в городе. Жители Сан-Франциско наблюдали за строительством с 2013 года и могли четко видеть стальной цилиндр, который образует своего рода позвоночник. Кроме этого ядра, новые нормы предусматривают широкие лестничные клетки, которые обеспечат быструю эвакуацию людей. Такие базовые изменения требуют более прочной конструкции, но эти крепости-небоскребы выглядят воздушными и легкими. Это бункеры, спрятанные за легким на вид стеклянным фасадом, отражающим облака, их скелет сделан из стали и бетона.



Один из самых известных примеров - место, где находится Нью-Йоркский офис Wired, в центральном офисе издательства Conde Nast в ЦМТ-1. 21-метровое бетонное основание здания, способное выдержать взрыв бомбы, покрыто двухслойным экраном из проволочных панелей из нержавеющей стали со светодиоидными лампами, создающими у прохожих ощущение, будто они смотрят на призму. Вестибюль здания, как сейчас принято во многих офисных постройках, обходится без угрожающих проходных и охранников - их заменили скрытые камеры и другие автоматические отслеживающие механизмы. Иными словами, системы безопасности покрывают каждый квадратный метр ЦМТ-1.

Новые американские посольства проектируются и строятся без уродливых толстых стен и заборов. В новом посольстве в Пекине архитекторы заменили их китайским садом с двориками, зелеными участками и огромным отражающим бассейном. Этот оазис играет роль большого ограждения, защищающего здание посольства от возможной атаки. Архитекторы нового посольства США в Лондоне построили стеклянное кубическое сооружение с рядами окон, которые кажутся открытыми, и окружили его парком, в котором есть большой пруд. В основании стеклянного здания видны бетонные колонны, защищающие и поддерживающие его. Выглядит как пост-постмодернистское смешение брутальности и современного дизайна, но на самом деле это разумный способ усилить охрану так, чтобы никто не заметил. 

Невидимые системы охраны, замаскированные в элегантных открытых пространствах - более мягкий способ создать то, что архитекторы называют «защищенным пространством». Чем больше общественных мест становятся потенциальными мишенями атак, тем выше спрос на защищаемое пространство. И эта потребность породила стремление дизайнеров найти новые способы проектирования общественных пространств, которые являются открытыми и свободными, но при этом незаметно

Оригинал на Wired
Перевод: Андрей САБАДЫР


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини