MENU

Вывод американских войск из Сирии: кто выиграет, а кто проиграет?

2253 0

19 декабря после обеда один твит президента Дональда Трампа порвал социальные сети и стал информационной бомбой для мировых СМИ и союзников США в Европе. Рассматриваемый сперва как нечто невнятное и пространное, вскоре сообщение Трампа приобрело реальный смысл, когда за ним последовали полу-мистические сообщения СМИ со ссылкой на анонимные источники в Белом Доме. Сообщения быстро захватили заголовки ведущих международных информационных агентств. А уже через полчаса они нашли подтверждение и в стенах самого Белого Дома – США покидают Сирию.

Решение о полном выводе американского военного контингента в Сирии уже в ближайшее время стало, словно громом среди ясного неба. Европейские союзники США, обескураженные столь внезапным и лёгким движением администрации Трампа, не сразу поняли, что к чему. Несколько часов подряд в главных европейских столицах сохранялась тишина. Многие не знали, что говорить. Телефон в Овальном кабинете в Вашингтоне просто разрывался: всем не терпелось узнать, что происходит. Один из самых роковых и ключевых поворотов в кровавой 7-летней войне в Сирии стал реальностью просто так, за 2 минуты, через Twitter Дональда Трампа.

Читайте также: Муждабаев: Надеюсь, в американской политике есть недураки и Трамп будет изгнан из Белого дома и осуждён судом

Пожалуй, я не ошибусь, если скажу, что решение США о выводе своих войск из Сирии стало главнейшим событием сирийского конфликта в уходящем 2018 году. Оно затмило собой даже недавний анонс Турцией нового вторжения на северо-восток Сирии, которое могло изменить баланс сил в стране и регионе. Судя по всему, Дональд Трамп очень постарался, чтобы мировые СМИ не отвлекались на каких-то там президентов Турции с их военными планами, а сохраняли своё пристальное внимание на незабвенном эпатаже американского лидера. В итоге, Трамп блистает ярче, чем когда-либо, а про Эрдогана все уже и забыли.

Впрочем, спустя сутки после объявления президентом США своего волевого решения, уже можно делать некоторые выводы и обозначить контуры дальнейшего развития ситуации в Сирии, которые уже начинают проявляться, если смотреть на ситуацию в срезе региональной и глобальной политики.

Почему Штаты решили выйти из Сирии?

Ещё во время своей предвыборной кампании в 2016 году Дональд Трамп критиковал вовлеченность США в конфликт в Сирии, называя его затратным и бессмысленным. Военное присутствие Штатов на северо-востоке Сирии с 2015 года он считал ненужным и часто говорил, что намерен вывести американские войска. Таким образом, на решение о выводе войск повлияли, в первую очередь, личный взгляд президента на этот вопрос и его давнее желание это сделать, дабы сберечь деньги и не тратить их впустую, по крайней мере, так ему казалось.

Уход США из Сирии вполне соответствует внешнеполитической доктрине Трампа «Америка прежде всего!». Он уже 2 года пытается уменьшить вовлеченность США в различные глобальные процессы в регионах, или переложить ответственность за них на других игроков, в идеале на своих союзников. Его главная мотивация – сохранить влияние при минимальных затратах. В своём последнем твите по поводу Сирии президент США прямо и заявил:

"Неужели США должны быть мировым полицейским на Ближнем Востоке и ничего не получая взамен, тратя жизни людей и триллионы долларов для защиты тех, кто, в большинство случаев, даже не ценят этого? Неужели мы хотим там остаться навсегда?".

По логике Дональда Трампа, который всегда отличался тотальной незаинтересованностью сложными геополитическими играми, и скорее одержимым собственными рейтингами и вниманием СМИ, нежели урегулированием конфликтов за рубежом, военное присутствие США в Сирии и других странах региона – это пустая трата денег и времени. Он и его сторонники считают, что Штаты и так достаточно сделали для Ближнего Востока и мира, и не могут вечно делать работу за других. Президент всегда приводил в пример Афганистан как символ бессмысленности роли США в качестве мирового полицейского.

Спрогнозировать уход США из Сирии было несложно. Я об этом писал на протяжении последних 1,5 лет. Администрация Трампа весь этот период пыталась переложить ответственность за сохранение влияния в Сирии на своих союзников. Сперва была попытка затянуть туда Францию, Британию, Германию и других членов НАТО. Однако конфликт Трампа с европейцами вокруг Ирана, затрат на оборону в рамках обязательств НАТО и идеологические расхождения – всё это помешало планам создать какой-то альянс, ответственный за северо-восток Сирии. Позже, была идея сформировать так называемое "ближневосточное НАТО", о котором писали многие СМИ. Однако отказ Египта втягиваться в конфликт в Сирии и неготовность к этому Саудовской Аравии и Эмиратов похоронил перспективы передать функции Штатов на курдских землях своим арабским партнёрам из Персидского Залива. А попытка США запустить амбициозный план по тренировке и созданию 30-тысячного "пограничного контингента" из числа сирийских курдских бойцов вызвал ответную реакцию Турции, которая вторглась в северный курдский регион Африн при молчаливом согласии России. Поэтому Дональд Трамп, не особенно разбираясь, что ещё можно сделать, просто решил свалить.

При этом доктрина Трампа (если это вообще доктрина как таковая) часто противоречит сама себе. Президент хочет командовать крупнейшей и самой могущественной армией на планете, но при этом сохранять её в пределах страны и не лезть в другие регионы и войны. Он хочет сдерживать Иран, провозглашая его основным врагом Америки, но при этом считает тяжёлым бременем сохранение военного контингента США в Сирии, Ираке и Афганистане. Это всё свидетельствует о том, что у Штатов на самом деле нет чёткой стратегии или доктрины, существуют хаотичные эмоциональные порывы и личные мнения, циркулирующие в голове одного человека и подкрепляемые разными идеями, смешанными с лестью его окружения.

Читайте также: The Hill: Несколько республиканцев раскритиковали заявление Белого дома о начале вывода войск США из Сирии

Вторым фактором, повлиявшим на это решение, стало постепенное вхождение США в клинч с международным правом. Дело в том, что когда Штаты впервые развернули воздушную кампанию в Сирии в 2014 году, а вскоре развернули в её северо-восточных регионах военную инфраструктуру, у них  рукаве была довольно мощная для этого причина: борьба с террористами "Исламского государства". На тот момент боевики контролировали более 50% территории Сирии и являли собой реальную угрозу всему региону. Однако в последующие годы террористы "ИГ" были разбиты как единая военно-политическая сила. В 2017 году они потеряли до 90% территории, которую контролировали в Сирии и Ираке.

Как только угроза терроризма исчезла, вопрос международно-правового статуса коалиции во главе с США на территории Сирии вновь обострился. Если раньше на незаконные, с точки зрения норм международного права, действия Штатов в Сирии закрывали глаза из-за необходимости борьбы с "ИГ", то теперь этот аргумент более не работает. Такая ситуация вынуждала США по-новому обосновывать своё военное присутствие, и даже затягивать операции по зачистке последних мелких анклавов террористов в долине реки Евфрат в Восточной Сирии. Учитывая кризис стратегического планирования в Белом Доме и незаинтересованность Трампа втягиваться в новый ближневосточный конфликт, президент решил принять простейшее решение: уйти.

Кроме того, на решение Трампа повлияло его нежелание платить за удержание курдских земель. Дело в том, что за более чем год после того, как арабско-курдские отряды захватили часть провинции Ракка и северо-восток Сирии, гуманитарная ситуация на этих землях не улучшилась. Дома так и остаются в руинах, дамбу "Ат-Табка" поддерживают в рабочем состоянии только благодаря сирийским инженерам из Дамаска, а коммунальные услуги обеспечивают сирийские государственные службы, получающие зарплату из Дамаска, поскольку курды этим заниматься не хотят. К тому же, увеличивающаяся угроза климатических "шоков" типа наводнений или засухи могла серьёзно ухудшить позицию США на этих землях.

Наконец, одним из последних решающих толчков, открывших дорогу американцам к принятию такого шага, стал ультиматум президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. На днях он анонсировал начало новой военной операции турецкой армии на северо-востоке Сирии против местных курдских отрядов, считающихся в Турции террористами. Невзирая на присутствие сил США и их союзников на северо-востоке, Турция объявила, что всё равно вторгнется на эти территории и вытеснит курдов за реку Евфрат, взяв под контроль их бастион – город Манбидж.

Такой мощный манёвр вынудил США действовать. Дональд Трамп увидел в этом шанс для себя, своих рейтингов и путь к выполнению очередного предвыборного обещания в своём незабвенном стиле. Именно турецко-американские договорённости легли в основу решения США вывести свои войска из Сирии. А формальный повод это сделать пришёлся как нельзя кстати – взятие проамериканскими отрядами курдов одного из последних бастионов террористов "Исламского государства", города Хаджин на реке Евфрат в Восточной Сирии.

Кто выиграет от ухода американцев?

В первую очередь, выиграет сам Дональд Трамп. Его рейтинги пойдут вверх, а он сумеет сыграть карту победителя терроризма и президента, переживающего за жизни собственных солдат, которых он возвращает домой. Собственно, всю эту смесь предвыборно-пафосных меседжей можно увидеть в недавно опубликованном видео-обращении Трампа в связи с решением вывести войска.

Кроме того, от этого решения выиграют две американские оружейные компании, которые щедро финансировали предвыборную кампанию Дональда Трампа, а сегодня являются одним из могущественных лобби в его администрации. Речь идёт о компаниях "Lockheed Martin" и "Raytheon", являющимися одними из главных бенефициаров внешней политики Трампа. Эти же две компании получили большую часть заказов в рамках оружейных контрактов США и Саудовской Аравии в 2017 году на сумму $ 117 млрд. Обе компании ответственны за поставку Турции комплексов ПРО "Patriot" и партии новейших самолётов F35. После ухода США из Сирии они получат возможность продать вооружение Анкаре как часть сделки по Сирии. И "Lockheed Martin", и "Raytheon" сохраняет сильные лоббистские позиции в администрации Трампа.

Уход американского военного контингента был радостно воспринят в самой Сирии. Впрочем, первая реакция населения была несколько смятенной и неопределённой. Люди банально не верили, что США просто так взяли и решили уйти. Некоторое время они считали, что это какая-то уловка, и что Штаты просто выведут часть сил, но большинство оставят. Как бы то ни было, уход американцев – это хорошая новость для сирийского руководства во главе с президентом Башаром Асадом.

Он получит возможность возобновить переговоры о нормализации отношений с курдами. Последние, после ухода американцев, будут прижаты к стенке и зажаты между сирийской армией, Турцией и Ираком. Они будут вынуждены пойти на примирение с Асадом, пытаясь избежать разгрома турецкими войсками с последующей оккупацией их земель. Для Дамаска это прекрасная возможность вернуть как минимум часть восточных и северо-восточных территорий под свой контроль без боя. Это соответствует политике Башара Асада по возвращению ВСЕХ сирийских земель под контроль Дамаска.

Читайте также: Заявление Трампа по Сирии: больше вопросов чем ответов

К тому же, для сирийского руководства военное присутствие США в Восточной Сирии было препятствием на их пути к захвату нефтегазовых месторождений в провинциях Дейр-аз-Зор и Ракка. Теперь его не будет, и сирийская армия получит возможность вернуть их силой или договориться с курдами. А если Штаты выведут и свои войска из юго-востока на погранпереходе "Ат-Танф", то Дамаск сумеет наконец закрыть эту часть границы с Ираком.

От ухода США выиграет и Россия. Вывод американского континента может стать новогодним подарком для Владимира Путина, который мечтал об этом на протяжении последних нескольких лет. На сегодняшний день РФ и так является главным переговорщиком с Европой и соседними странами по ситуации в Сирии, репатриации беженцев и реконструкции страны. Сочинский и Астанинский форматы переговоров, в рамках которых сейчас решается будущее политическое послевоенное урегулирование Сирии, вытеснили проамериканский Женевский процесс. А уход США из Сирии теперь окончательно развяжет Кремлю руки.

Более того, резкое ослабление сирийских курдов откроет россиянам дорогу к установлению с ними контактов и перебиранию на себя функцию США как партнёра и гаранта безопасности для северо-востока Сирии. Россия уже давно пытается склонить курдов к переговорам с сирийцами, дабы примирить их и получить доступ к нефтегазовым месторождениям в Восточной Сирии и стабилизировать северо-восточный регион страны.

Усиление РФ в Сирии в результате ухода американцев позволит им надолго закрепиться в Леванте и получить полное доминирование в Сирии вместе с Турцией и Ираном. А это, в свою очередь, откроет очередное окно диалога с Европой, в отношениях с которой РФ уже несколько лет пытается представить себя как нового, более надёжного и сильного, нежели США, партнёра по безопасности на Ближнем Востоке, способного сохранять стабильность, не допустить нового конфликта и вернуть беженцев домой. Такие диалоги могут усилить сотрудничество РФ и Европы (например, Франции, которая остаётся в Сирии, несмотря на уход США), что даст Кремлю возможность разыгрывать сирийскую и, в более широком смысле, ближневосточную карту для торгов за Украину, Крым, Донбасс, "Северный поток-2" и т.д.

Подобную позицию разделяют и в Иране. Уход США стал облегчением для иранцев. Во-первых, больше никто не защищает курдов, и они уязвимы, а значит, станут более сговорчивы. Во-вторых, ослабление региональных позиций США в результате вывода войск позволяет расширить Ирану поле для манёвра для обхода санкций. В-третьих, иранцы смогут беспрепятственно действовать на территории Сирии, не боясь ударов со стороны США. А Иран, вместе с РФ и Турцией, остаются доминирующей силой для урегулирования сирийского конфликта.

Уход США – это хорошие новости и для соседних с Сирией стран. Ливан, Иордания и Ирак расценивают этот шаг как путь к долгосрочной стабилизации Восточной Сирии и открытию шоссейных и железнодорожных коммуникаций для возрождения региональной торговли. Для всех трёх стран торговля – это путь к стабилизации дефицита бюджета и возвращению сирийских беженцев домой.

Турция – один из основных выгодоприобретателей из решения США. Уход американских войск даёт Анкаре кучу бонусов: возможность нормализовать отношения с Вашингтоном, получить свои заветные  самолёты F35, купив комплексы ПРО "Patriot", решить проблему сирийских курдов самостоятельно и не боясь столкновения с американской армией и воплотить в жизнь свою мечту создать "пояс безопасности" вдоль пограничной зоны в северной Сирии. Для президента Эрдогана уход США – это триумф его недавнего демарша с объявлением новой военной операции на северо-востоке Сирии. Вероятнее всего, вопрос о выводе американского контингента был решён во время телефонного разговора Трампа и Эрдогана на днях, когда они обсуждали наступательную операцию турок против курдов. Сегодня официальная Анкара заявила, что откладывает операцию против курдов. Судя по всему, они решат вопрос уже без США в переговорах с Россией и Ираном.

Кто проиграет от ухода американцев?

Прежде всего, проиграют сами Соединённые Штаты в стратегической перспективе. Их уход – это результат сложной дилеммы, в которую они сами себя загнали в 2013-2014 годах, когда заставили выбирать между Турцией и курдами. Уход США из Сирии лишит их оперативных возможностей влиять на ситуацию на местах. Кроме того, они окончательно лишатся своего главного и последнего союзника в сирийском конфликте – курдов, расценивающих решение Вашингтона как "нож в спину" и "кидалово". Вывод американских войск ещё больше отсечёт Штаты от сирийского процесса, и они с большей долей вероятности окажутся за бортом международных переговоров по послевоенному урегулированию конфликта, которые должны начаться в 2019 году с запуском Сирийской Конституционной Комиссии.

Решение Белого Дома вывести войска спровоцировало настоящий ураган критики в Вашингтоне. Значительная часть политиков и аналитиков раскритиковали решение Трампа, по большей части из-за того, что он выводит войска, и не получает взамен ничего существенного для национальных интересов страны. Один из "ястребов" внешней политики, сенатор-республиканец Линдси Грэм обрушился на Трампа с критикой:

"Это решение – победа для "Исламского государства", Ирана, России, Башара Асада. Я боюсь, что оно приведёт к катастрофическим последствиям для нашей страны, региона и мира в целом. Станет сложнее привлекать партнёров для борьбы с исламским радикализмом. Это также станет демонстрацией слабости Америки".

Противники этого решения напомнили Трампу, что он действует точно также, как ненавидимый им Барак Обама в 2014 году: не выполняет обещания и отказывается бороться с врагами Америки, предпочитая просто сбежать. При этом, по их мнению, Штаты ничего не получают взамен, а лишь ослабляют свои региональные позиции. Сенатор-республиканец из штата Небраска Бен Сасс вообще заявил, что "руководители военных ведомств понятия не имеют, как принималось это решение". А президент Совета по внешней политике Ричард Хаас отмечает:

"Неизвестно, что за условия выхода США из Сирии. Установил ли кто-то какие-то дедлайны? Или проговаривались ли условия выхода с турками, чтобы обеспечить безопасности курдов? Были ли какие-то соглашения с русскими по формату будущего политической системы страны?".

Дональд Трамп, похоже, сам себя переиграл. В 2016 году он манипулировал меседжами в стиле "вернём парней домой" и "закончим ненужные войны", дабы поднять голоса ветеранов, родственников американских солдат и евангелистов. Но когда он стал президентом, он так сильно хотел разыграть свою любимую карту "я – не Обама", что не заметил, как пошёл против своего обещания вывести войска и лишь усилил американское присутствие в Сирии. Он дважды бомбил Сирию в 2017 и 218 годах после вероятного применения химического оружия, расширил военный контингент на северо-востоке и увеличил объёмы поставок оружия и боеприпасов, а также техники сирийским курдам. Всё это необходимо было, чтобы демонстративно показать: Дональд Трамп – это не слабый, немощный и трусливый Барак Обама, а сильный президент, несущий кару с небес всем противникам США, нарушающим ценности, лежащие в основе американского общества.

Однако проблема была в том, что Дональд Трамп не разделяет эти ценности. Он исходил из собственных рейтингов и репутации, а также влияния лобби. И когда пришло время решать вопрос Сирии предметно и полноформатно, он вспомнил о том, что обещал избирателям. И сделал это, наплевав на все предыдущие телодвижения Вашингтона по Сирии.

Это стратегический проигрыш для США, поскольку он похоронил любые планы по долгосрочному сдерживанию РФ и Ирана на Ближнем Востоке, как минимум в субрегионе Леванта. Поэтому неудивительно, что спустя сутки после решения Трампа по Сирии, министр обороны Джеймс Мэттис подал в отставку и написал письмо, в котором прозрачно намекает на то, что не согласен с сирийским манёвром Трампа, считая его подрывом доверия союзников, с которыми даже никто не обсудил это.

С уходом Мэттиса, администрация станет более хаотичной, менее последовательной и больше склонной к непродуманным и иррациональным решениям, роящимся в голове одного человека.

Также в проигрыше оказываются Саудовская Аравия и её союзники из числа монархий Персидского Залива. За две недели до объявления о выводе американского контингента, Саудовская Аравия впервые начала принимать участие в антитеррористических воздушных рейдах коалиции на территории Сирии. Эр-Рияд начал постепенно выстраивать мосты с сирийскими курдами, рассчитывая сделать из них долгосрочного союзника для сдерживания сирийских, иранских и российских сил на западе и юге, а также Турции на севере. Однако решение Трампа развалило все эти планы, и нивелировало попытки администрации выстроить какую-то региональную структуру, на которую Штаты могли бы опираться в своей сирийском анти-иранской политике. У саудовцев и их союзников не остаётся другого выхода, как пытаться вернуться в Сирию дипломатическим мирным путём через переговоры и реинтеграцию Дамаска в региональную архитектуру безопасности, как это было до 2011 года. Поэтому неслучайно, в сирийскую столицу недавно с визитом приезжал президент Судана Омар Аль-Башир – главный эмиссар от Эмиратов. А в ближайшее время в Сирию прибудет президент Ирака Баргам Салих.

Проиграли и некоторые европейские государства, с 2011 года верившие в своё «правое дело» в Сирии. Особенно неприятно пришлось союзникам США, принимающим активное участие в антитеррористической кампании Международной коалиции в Сирии. Для них решение Белого Дома стало неприятным сюрпризом.

В Великобритании не согласились с утверждением Трампа о победе над террористами «Исламского государства». Замминистра обороны Британии заявил, что это не отвечает действительности. Однако премьер-министр Тереза Мэй, пытаясь избежать прямой критики Вашингтона, отметила, что они обсуждали вывод американских войск за несколько дней до этого. Сомневаюсь, что британцы знали об этом, но страх испортить отношения со своим главным союзником накануне неопределённого Brexit, преобладает в правительстве Мэй.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас выразил удивление сменой позиции США по конфликту в Сирии. Буквально неделю назад Вашингтон всеми силами показывал, что его контингент в Сирии останется там до лучших времён. Советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон прямо заявлял, что американские войска остаются в Сирии для сдерживания Ирана и пока он не уберёт оттуда свои силы, то есть навсегда. А специальный представитель США по Сирии Джеймс Джеффри – протеже Болтона – в интервью "Atlantic Council" отмечал, что если Башар Асад ждёт ухода американских сил, то «ему придётся ждать очень долго». Для официального Берлина внезапная смена стратегии и риторики стала полной неожиданностью. Теперь Германия вынуждена бояться, как бы в Сирии без США не вспыхнул новый конфликт. Берлин будет искать нового гаранта стабильности в Сирии, что означает их возможное сближение по этому вопросу с РФ.

Наиболее активной в критике США стала Франция. Они заявили, что террористы "Исламского государства" в Сирии не были побеждены, а их военный контингент на северо-востоке останется на месте, несмотря на уход американцев. Французы не хотят покидать Сирию, оставляя её туркам, россиянам и иранцам. Для них просто уйти и тем самым расписаться в своём поражении – это не лучшая тактика. К тому же, для президента Эммануэля Макрона, находящегося в осаде со всех сторон из-за попытки реформировать страну и протестов "жёлтых жилетов", необходимо демонстрировать активность во внешней политике, дабы отвлекать людей от внутренних проблем и усиливать свои глобальные позиции. Впрочем, самостоятельно удержать северо-восток Франция не сможет, поэтому будет вынуждена искать партнёров, либо среди монархий Залива, либо в Москве.

Проигравшим можно считать и Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил, что решение Трампа вынудит израильтян усилить свою борьбу с Ираном в Сирии. Для него уход США – это мощный пас иранцам, которые, по мнению Тель-Авива, усилят своё присутствие в Сирии, в том числе на границах с Израилем. Это вынуждает Израиль либо снова возобновить авиаудары по про-иранским группировкам в Западной и Восточной Сирии, либо идти на сближение с РФ, выбивая гарантии того, что Иран не будет усиливать своё присутствие. Подобная схема уже сработала в ходе военной кампании сирийской армии в Южной Сирии весной-летом этого года.

Последствия ухода США из Сирии в глобальном масштабе?

 

Решение Дональда Трампа стало эпохальным и открыло ему дорогу к его заветной мечте покинуть те страны Ближнего Востока, где военное присутствие США считается, по его мнению, бессмысленным и затратным. Сразу после объявления о завершении своей деятельности в Сирии, Белый Дом заявил, что выведет половину своего контингента из Афганистана, а также рассмотрит возможность вывести войска из Ирака.

Такая политика администрации Трампа по сути идёт вразрез с подходом Соединённых Штатов к терроризму, вот уже 17 лет доминирующему в кабинетах Вашингтона. После 11 сентября 2001 года в США решили, что лишь долгосрочное военное присутствие Штатов может гарантировать, что террористы не сумеют создать структуру, которая будет угрожать США, и достигнуть американской территории. А местные альянсы, на которой опирается это присутствие – залог стабильности государств, потенциально являющихся рассадником международного терроризма. Впрочем, отныне, после решения Трампа по Сирии и, вероятно, аналогичных решений по Ираку и Афганистану, этот подход умрёт.

Уход США из Сирии откроет массу возможностей для геополитических соперников Штатов на Ближнем Востоке. Вашингтон потеряет свои позиции в Сирии и в соседних странах – Ливане, Ираке, Иордании, Турции, открывая дорогу России, Китаю и Ирану. Расширение оперативных возможностей этих игроков в регионе и укрепление их дипломатических позиций в результате заполнения вакуума влияния, оставленного США, сделают их преобладающей силой на Ближнем Востоке.

Читайте также: Между Трампом и Путиным: что известно о кротах ЦРУ в Кремле

Россия получит шанс стать доминирующей силой в Сирии, что сделает её ценным партнёром для целого ряда государств: монархий Персидского Залива, соседей Сирии, Израиля и Европы. Иран получит дополнительные возможности обходить американские санкции и облегчить давление на свою широкую военно-разведывательную сеть в Леванте. А Саудовская Аравия и Эмираты будут вынуждены перейти от агрессивной и наступательной политики по отношению к Сирии к примирительной и дипломатической риторике на базе сближения с РФ.

Глобально, Штаты всё больше закрываются в себе, забирая ресурсы из других регионов и создавая опасный для региональной безопасности вакуум влияния, который захотят заполнить многие. Это касается не только лишь Ближнего Востока, но и Европы, Африки и Азии. Отставка министра обороны Джеймса Мэттиса и приход на его место кого-нибудь из числа радикалов-трампистов может спровоцировать углубление конфликта между США и их союзниками в НАТО, что ещё больше ослабит альянс. А уход США из Сирии, когда произойдёт через пару месяцев, развалит Международную антитеррористическую коалицию, сформированную в 2014 году для борьбы с террористами "Исламского государства".

Решение Дональда Трампа по Сирии – это фактическое поражение США в этом конфликте и переход от старого либерального мирового порядка, основанного на ценностях, многосторонней дипломатии и общих интересах, к новой международной системе, базирующейся на циничных принципах Realpolitik, геополитических играх больших держав и сухом меркантильном подходе к альянсам и сделкам.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Илия КУСА, для Хвилі


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини