MENU

Биткоин: дым над водой

6375 5

В конце года бывает интересно сравнить прогноз с действительностью, внести коррективы в мировозрение. В статье от 01.12.2018 была использована аналогия рынка криптовалют с Титаником, кораблем – архетипом, образ которого часто используют для историй с нехорошим концом. На тот момент такое сравнение выглядело кликушеством и карканьем, рынок стремительно рос, в СМИ царили ажиотаж и эйфория, со всех уголков мира поступали бравурные новости.

Курс на дату публикации – 11 тыс дол. Впереди еще была вершина в 20 тыс. (или бесконечный рост, как считали многие). Но, в соответствии с сюжетом, где-то в тумане уже крался айсберг. Желающие могли увидеть его, оценить масштаб предстоящего столкновения по данным, приведенным в той же статье. Дальнейшие события известны, как и сегодняшнее состояние рынка. Капитализация обрушилась примерно в 7 раз, курс где- то также. Махина еще не ушла под воду полностью (уровень, с которого началась эта история – 1000 дол.), над поверхностью торчат какие-то конструкции, слышаться крики, из труб валит дым. Есть и надежды на всплытие, связанные с появлением новых инструментов на американских биржах в начале следующего года. Но превращение истории Титаника в "Das Boot" маловероятно, жанр не тот.

Сейчас актуален вопрос, является ли история биткоина типовой, пусть и масштабной финансовой пирамидой, запущенным группой инициативных персонажей, при растерянности, попустительстве или тайной поддержке государственных структур, или это нечто иное?

Были версии, что крипторынок – некий буфер, назначение которого – создание новых кругов денежного обращения, втягивание в себя избыточной ликвидности, уменьшение внешнего долга эмитента основной резервной валюты – доллара. Действительно, на пике стоимости, капитализация рынка доходила до 5% от внешнего долга США, а это существенное значение. Но дальнейшего роста не произошло, показатели упали до ничтожных значений. Если буферная роль для "крипты" и планировалась, она не состоялась. При всех попытках взять ее под государственный контроль, степень хаоса в этой системе слишком высока, и некоторый позитивный эффект мог смениться уже тотальной катастрофой.

Читайте также: Обложат ли виртуальные активы реальными налогами?

Другим важным ожиданием, связанным с крипторынком, является его возможная альтернативность оффшорной индустрии. Параллельно громким процессам в крипто – сфере, шли и идут более тихие, но значительно более масштабные процессы в сфере "оффшоров". В невиданном ранее единении усилий, государства мира уничтожают эту область, используя наряду с проверенными инструментами борьбы с отмыванием грязных денег, более свежие, такие как BEPS (противодействие размыванию налоговой базы), создающей единое информационное пространство для фискалов всего мира, UWO (unexplained wealth order – борьба с капиталами неясного происхождения) и пр. В отношении "оффшоров" следует понимать, что публично декларируемое к ним, негативное отношение – не единственное. Длительное время эта индустрия выступала инфраструктурой для экономического роста. В условиях тотального дефицита бюджетов большинства государств, готовых на все ради сохранения своего "социального" имиджа, выведение инновационных финансовых потоков и центров роста из под фискального контроля было единственной продуктивной стратегией.

Но растущий бюджетный голод потребовал "пустить на мясо" и этих священных коров капитализма. Некоторое время были предположения, что крипторынок заменит оффшорный и станет новой средой развития. Пока такие ожидания не оправдываются, скорее наоборот, все отчетливее звучат голоса фискалов, утверждающих о рисках уклонения от налогообложения и отмывания денег с использованием криптоинструментов. Показательным является пример Беларуси, которая чуть ли не первой в мире легализовала обращение криптовалют и ввела для них льготное налогообложение, пусть и в рамках закрытой системы (Парк Высоких Технологий). Но все планы остались на бумаге, и сейчас популярный аргумент у местных чиновников – как хорошо, прозорливо и предусмотрительно, что ничего не было сделано, иначе мы бы стали виноватыми в создании финансовой "прачечной" в центре Европы, чем бы усугубили свое и без того незавидное положение.

В этом случае настораживает не то, что не сработал отдельный проект, а в том, что не просматривается других альтернатив по созданию глобальной инфраструктуры экономического роста.

Есть точки зрения, с которых криптопроект выглядит наоборот – весьма успешным. Такое впечатление возникает при отнесении "истории биткоина" к области креативной экономики (Creative Economy). Могущественного явления, находящегося в сфере постоянной заботы и внимания всех международных институций, ООН, ЕС, Форума в Давосе и пр. Суть его состоит в перемещении деловой и социальной активности, вместе с сопровождающими их финансовыми потоками, в некое виртуальное пространство, смещение производственных приоритетов и центров создания стоимости с материальных товаров, на идеальные, "креативные". Креативная экономика призвана снять ограничения роста, в которые уперся капитализм, вызванные, прежде всего размерами Земли, пределами роста человечества и его способностей потреблять материальные товары. А также избавляться от экологических последствий такого потребления. Для креативной экономики таких ограничений нет, есть иные – обусловленные физиологическими и психическими возможностями человека.

Базовой моделью креативной экономики, по мнению автора, является театр, институция, способная при ограниченных материальных ресурсах производить неограниченное количество "креативного" продукта: спектаклей, постановок, шоу. В том числе таких, в которых потребитель участвует, не осознавая этого. Uber, Tesla, FB и прочие громкие бренды при внимательном рассмотрении не могут скрыть свою шоу – сущность.

Биткоин вполне может быть такой постановкой. Причем не самой масштабной, учитывая, что прибыльность креативной экономики перевалила за 1 трлн. дол. Любителям легкого обогащения на всей Земле дали поиграть уже не просто в финансовых воротил (эта игра давно доступна в виде фондового рынка или FOREX). На сей раз была предложена редкая и до этого запрещенная игра в печатанье денег. Фактически любой желающий может выпустить свою криптовалюту и разные от нее производные (на сегодня в списке криптовалют несколько тысяч названий, без учета производных инструментов). Редчайшая возможность почувствовать себя монетным двором, Центробанком, ФРС, оказаться среди тех, кто формирует Novus ordo mundi. И очень не дешевая, как оказалось.

В результате криптопроекта, были получены значимые эффекты. Речь даже не о сотнях миллиардов долларов, испарившихся с рынка. Эффекты, связанные с психологией и культурой – теми призрачными областями, на которых строится креативная экономика. Массам было отчетливо продемонстрировано, впервые после появление Интернета, значение глобального информационного пространства, виртуального мира, значимости происходящих в нем событий, возможности по воздействию на мир реальный. В некоторых случаях – даже превосходство над миром реальным. Благодаря участию в криптопроекте, у десятков миллионов людей, если не более, сформировался комплекс убеждений, наметились новые ценностные установки, был скорректирован культурный код в пользу виртуального мира. Закрепились навыки взаимодействия с ним. Сформировалась аудитория, пережившая интенсивные эмоции, приученная к потреблению "креативных" продуктов. И жаждущая продолжения. Аудитория – важнейший актив креативной экономики. Когда она есть -подобрать для нее новый сценарий – дело креативной техники.

Мы не считаем, что криптопроект исчерпал себя. Есть еще ряд позиций, с которых просматривается его будущее. И не только в части обслуживании наркотрафика или создании финансовых продуктов с сомнительным базовым активом. До конца не ясны перспективы использования криптосреды, как интерфейса между отдельными валютными зонами. Разделение мира на такие зоны – одна из актуальных тенденций.

Читайте также: Биткоин мертв

Возможность использования криптовалют для выделения бюджета развития, изоляции его от социальноориентированного, инфляционного государственного бюджета – важная и интересная задача. Тут стоит присмотреться к опыту Венесуэлы. Для Украины это вопрос также чем актуален, даже без венесуэльской инфляции. Специфика структурирования внешнего долга делает значимый экономический рост невыгодным. Этому же способствует игнорирование властью вопроса создания собственных зон экономического роста, которые имеют все развитые и развивающиеся экономики. Как описано выше, использование для этого чужих "оффшоров" и просто развитых юрисдикций, вскоре станет невозможным.

Что касается прогнозов на 2019 г, то в части криптовалют главным трендом может стать повышения внимания фискальных органов к полученным в 2017-2018 доходам, появление соответствующих процедур, разъяснений и санкций. Отсутствие четкого регулирование в этом вопросе, состояние рынка, инфантильность и налоговая безграмотность участников рынка – благодатная среда для новой, неприятной для многих игры.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Александр СИТУХО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини