MENU

Кадыров пытается распространить свое влияние на весь Северный Кавказ

1611 0

Рамзан Кадыров поручил руководителям пяти районов, пограничных с Дагестаном, подготовить подробные карты с описанием приграничных территорий. Это было во второй половине января, после того, как власти Чечни и Дагестана договорились о демаркации границы между республиками. 16 апреля процесс демаркации приостановлен, пишет Олег Панфилов специально для "Крым.Реалии". Почему?

В другом северокавказском регионе, Ингушетии, продолжаются аресты и суды над организаторами и участниками массовых акций протеста против передачи Чечне части территории. Это беспрецедентный случай, когда не в открытом противостоянии, но два близких народа столкнули из-за двух участков земли, которых Кадыров посчитал своими, то есть, чеченскими. Для малочисленного ингушского народа это было обидным поступком, поскольку почти тридцать лет назад была утеряна четверть площади республики – Пригородный район, объявленный Северной Осетией также своим.

В Москве осторожно наблюдали за ингушскими протестами, но от договора между главами республик, Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым, не отказывались. Скорее всего капризный чеченский лидер настоял на своем, поэтому в апреле в Ингушетии начались аресты и судебные процессы. Еще когда шли митинги в Магасе, в российской газете "Версия" была опубликована статья, в которой высказано предположение, что аппетиты Кадырова в случае успеха в Ингушетии перекинутся на Дагестан.

Кадыров и Евкуров (слева направо) во время подписания соглашения между Чечней и Ингушетией о закреплении административной границы между российскими регионами. 26 сентября 2018 года

"После успеха с Ингушетией Кадыров, очевидно, планирует и дальше расширять республику за счет соседей. На очереди Дагестан, уже отдавший соседям часть Ботлихского района. По крайней мере, так указано в новой карте региона, опубликованной на сайте парламента Чечни. Спорный вопрос и по Ауховскому району, два села от которого чеченцы тоже были бы не прочь отрезать себе", – написал Иван Андреев, скорее всего аноним, скрывающий свое имя из-за опасения попасть в опалу Кадырова.

После того, как Конституционный суд РФ принял решение о передаче ингушской земли Чечне, таким образом отказав инициаторам в проведении референдума, на сайте парламента Чечни появилась карта с новыми границами республики, на которой видно, что часть Ботлихского района Дагестану теперь не принадлежит. Ситуация похожа на ту, что произошла между осетинами и ингушами после реабилитации депортированных народов. Тогда часть Пригородного района, населяемого ингушами до депортации, советская власть отдала осетинам, часть грузинам. После возвращения депортированных ингушей грузины освободили дома и земли, осетины решили, что теперь эта территория их собственность.

Читайте также: Бурлящая Ингушетия: российская власть применяет те же методы подавления малых народов, что и 200 лет назад

Такая же ситуация сложилась в другом дагестанском районе – Ауховском, куда после депортации чеченцев-аккинцев в 1944 году, на их земли вселяли лакцев и аварцев. В конце прошлого года съезд чеченцев Дагестана потребовал вернуть Чечне два населенных пункта – Юрт-Аух (Калининаул) и Акташ-Аух (Ленинаул). И если ситуацию в Ауховском районе можно считать объективной и разрешить доставшуюся от СССР проблему с межэтническим размежеванием, то в случае с Ботлихским районом – это всего лишь прихоть Кадырова, решившего использовать свою близость к российскому вождю.

Кадыров не стесняется утверждать, что все делается в связи с поручением Путина. Правда, в спорах между осетинами и ингушами нет исторической причины – Пригородный района всегда принадлежал ингушам и входил в состав тогда Чечено-Ингушской АССР, а Ауховский район по крайней мере со времен Кавказской войны 19 века был частью Хасавюртовского округа, а потом Ауховского района Дагестана. В этом случае этнические чеченцы-аккинцы, живущие в Дагестане, просто захотели стать жителями Чечни.

Судя по сообщениям из Грозного, еще в конце января Кадыров поручил главам Веденского, Гудермесского, Ножай-Юртовского, Шаройского и Шелковского, граничащих на протяжении 475 километров подробную карту "с четкими описаниями границ". В аппарате правительства Чечни тогда сказали, что волноваться не стоит, это всего лишь корректировка: "где-то, может, на пять-десять метров с той стороны границу сдвинули, где-то с нашей". Среди чеченцев растут настроения, которые с определенной долей можно назвать "великодержавными", когда люди руководствуются историческими событиями, а не реальностью наших дней. Некоторые утверждают, что ингуши и так получили лишнее от чеченской земли, чеченцы должны вернуть территории, населенные аккинцами Дагестана.

Ссылаясь на Путина, Кадыров однажды произнес странную фразу в эфире телеканала "Грозный": "В современном мире в XXI веке руководство государства приняло решение обозначить границы, полностью межевать территории, чтобы в любое время… если будет военное положение, чтобы стопроцентно знали координаты…". Обычно подобное говорят в отношении конфликта между государствами, имеющими нерешенные территориальные проблемы. Но какие границы могут быть внутри Российской Федерации, которые вызовут проблемы во время военного конфликта? И какого конфликта? С кем?

Кадыров на пленарном заседании 18-го съезда партии «Единая Россия» в Москве 8 декабря 2018 года

Северный Кавказ граничит только с Грузией и частично с Азербайджаном, с которыми ни у Чечни, ни у Ингушетии, ни у Дагестана нет территориальных проблем. Но проблема есть с Конституцией Чечни, с принятыми в 2012 году поправками, согласно которым на территории республики должны быть Галанчожский и Чеберлоевский районы, которых формально нет до сих пор: это территории, на которых до депортации 1944 года жили этнические чеченцы, в том числе и на территории Дагестана. Это все равно, что в Конституции РФ в качестве субъекта федерации были бы названы Аляска и Порт-Артур.

В случае с аппетитами Кадырова речь идет не только о тех землях, где жили или живут этнические чеченцы. По данным российского сайта "Кавказский узел", жители Гумбетовского района Дагестана уже говорят о претензиях Чечни на 160 гектар летних пастбищ и не намерены "уступать земли предков". Кадыров же продолжает успокаивать кавказцев: "Между Дагестаном и Чечней нет никаких проблем, которые мы не смогли бы решить с учетом интересов двух республик. Сегодня мы обсудили вопросы по внесению в Единый государственный реестр недвижимости координатных описаний границ республик. Стороны пришли к полному взаимопониманию. Мы договорились о более тесном сотрудничестве при проведении землеустроительных работ на региональном уровне. Подобные мероприятия проходят по всей стране".

Читайте также: Мы все время обсуждаем сроки распада России, а полураспад уже произошел – Портников

Отчасти эта ситуация похожа на сталинское размежевание, когда кремлевский диктатор самовольно определял границы. Последствия того размежевания до сих пор являются плохо разрешимой проблемой почти всех постсоветских стран: не потому, что вольно определялись границы, а потому что в "национальных республиках" оставались титульные народы соседних. В Таджикистане, к примеру, четверть населения – этнические узбеки, в Узбекистане живут несколько миллионов человек, говорящих на таджикском языке. Сложнее всего было провести границы на Северном Кавказе, где живут более трех десятков народов.

В истории Северного Кавказа было несколько попыток объединения территорий, например, раннесредневековые государства Нагорного Дагестана Серир, Кумух, Кайтаг и другие, существовавшие в 4-7 веках. До этого на рубеже нашей эры была кавказская Албания. В 19 веке более двадцати лет существовал Северокавказский имамат Шамиля, объединявший дагестанцев и чеченцев. В 1917 году была создана Горская республика, пока не распустилась через два года, в 1919-1920 годах на территории Чечни и Дагестана был провозглашен Северокавказский эмират.

Это примеры поиска совместного жительства на территории многочисленных народов: и религиозного в имамате и эмирате, и светского, как в Горской республике. Особых территориальных проблем не было, при имаме Шамиле все споры решали с помощью кодекса юридических правил – адатов и шариата. Теперь на Кавказе другие времена – все решается в в Кремле и его ставленниками: у кого-то больше возможности приблизиться к российскому вождю, у кого-то – меньше.

Кадыров – фаворит, получающий огромные деньги на свое содержание и расходы дотационной Чечни. Он был приближен к Путину после смерти отца Ахмата Кадырова, погибшего в результате взрыва бомбы на грозненском стадионе в 2004 году. У Кремля никогда не было кавказской политики, основанной на мнениях экспертов-кавказоведов: так было при Ельцине, так продолжается при Путине, для которого единоличное подчинение дороже экспертов, наблюдающих за деформацией чеченского общества.

Кадыров на фоне портрета своего отца

Кадыров – единоличный хозяин Чечни. Теперь он, судя по происходящим событиям, пытается распространить свое влияние на соседние северокавказские республики. Насколько ему это удастся, зависит от народов Дагестана и Ингушетии, которые пока протестуют. Для Рамзана уже нет препятствий – ни моральных, ни религиозных, хотя решать современные территориальные проблемы просто желанием уже невозможно.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Олег ПАНФИЛОВ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини