MENU

История парня, который создает муралы в городах Донбасса. ФОТО

2282 0

История парня, который создает муралы в городах Донбасса. ФОТО

Художник из Северодонецка Ян Птушко завершил создание мурала «Торецк – город будущего», над которым работал с коллегой Золтаном Надь. Теперь на стене девятиэтажки можно увидеть читающую девочку в шахтерской лампе и футуристичным урбан-пейзажем. Сам автор назвал эту работу «Мечты».

Это уже шестнадцатый масштабный рисунок Яна в городах Донецкой и Луганской областей. Для Свои.Сity в формате монолога он объяснил, как делает промышленные и шахтерские города ярче.  

О первом мурале

Рисовать на стене приносит мне больше удовольствия, чем рисовать на бумаге. С 13-ти лет я начал делать граффити во дворах Северодонецка. По специальности я – юрист, работал в налоговой, но понял, что это не мое. Уволился, чтобы начать рисовать профессионально. Появилась идея разрисовать дом, я загорелся этим. Так и ушел в паблик-арт.

Первой была двухэтажка в Северодонецке. Маленький старый дом в спальном райончике. Я его немного облагородил. Закупить краску нам помогла местная организация – Кризисный медиацентр. Работа называется «Цветы города», делали ее ко Дню города. Я пробовал, щупал почву, потому что непонятно было, как люди отреагируют. Взял простой цветочный сюжет, чтобы «зашел» всем. Чтобы никто не мог сказать, что нарисовал не то или не к месту.

У людей появился интерес к тому, что я делаю. После первого мурала я понял, что нужно двигать дальше эту тему. Познакомился с Анной Боровой, советником ПРООН (Программа развития ООН. – Свои). Она в меня поверила и подтянула в их проект: я поехал на тренинги, научился писать заявки. Получил первый микрогрант: мне выделили деньги на краску и оплатили автомобиль-вышку. Тогда я расписал автовокзал в Северодонецке и корпус университета.

Читайте також: Тараканівський форт – одне з наймістичніших місць в Україні. ФОТО

Теперь я постоянно мониторю гранты и подаюсь на те, где есть социальная и культурная составляющая. Сам подался на «Лейпцигскую премию» – начал практику рисования с детьми. Мне нравится этот коннект с молодежью и со всеми, кому это интересно.

Об авторском стиле

На Донбассе мои рисунки можно увидеть в разных городах. Они узнаваемы. Мой стиль – это чистая динамика. Он живой, его можно встроить в любую среду, подогнать под любую плоскость. Этими линейками я могу довести куда угодно. Если это спокойный спальный район, где не нужны эти цвета и брызги, беру пастельные тона – получается спокойная динамика.

Авторское для меня всегда интереснее, чем коммерческие заказы. Я зачастую даже настаиваю на своих эскизах, даже иногда скидываю цену, чтобы договориться и «проталкивать» свое творчество. Либо если человеку уж очень нужен Винни Пух, я его обыгрываю и предлагаю свой вариант.

В тупую брать чужую картинку и рисовать мне абсолютно не интересно. Например, девятиэтажку-«коммерцию» я точно делать не буду. Если мне дадут рисунок и скажут, нарисуй нам вот эту Афродиту, я скажу – нет. Либо предложу свой авторский эскиз, либо извините – ищите другие варианты.

О необычных объектах и бюрократии

В родном городе я расписал два троллейбуса. Один ездит, а один гниет: деталь какая-то сломалась. Времени на работу было совсем мало. Мне давали день-полтора, троллейбусы же в «трафике», нельзя их надолго останавливать. Вечером мне их загоняли, сам их мыл и зачищал от ржавчины, потому что в троллейбусном управлении к этому отнеслись без энтузиазма. Рисовал с раннего утра и до позднего вечера.

 бы очень хотел расписать элеватор. Но это очень проблематично. Подходящего нет. В Старобельске они огромные, прямо необъятные. Мне нравятся такие нестандартные объекты.

Сейчас в основном рисую на стенах. Тяжело найти подходящий объект, договориться о нем, это занимает много времени. Хотя сейчас уже проще. Но раньше я лоб разбивал, чтобы получить разрешение нарисовать на интересных мне стенах.

На меня так смотрели: «Мальчик, ну что ты придумал тут!»

Например, как было со стеной теплицы в местной школе: мы дошли до начальника отдела образования, бюрократия страшная – у одних она на балансе, другие за нее отвечают. Я расписал своей краской на полном энтузиазме. А недавно позвонила директор и говорит: у нас тут строят новую, приходи рисовать. Сработало!

Поэтому, кстати, я не люблю рисовать фасады жилых домов: все эти ОСББ, сборы подписей, архитектурные советы и исполкомы. Стараюсь максимально от этого отойти.

О муралах в Торецке

В этом проекте, «Торецк – город будущего», мы пошли на встречу друг другу на этапе эскиза. Изначально моя концепция рисунка была такая, что девочка смотрит на природу. Были горы, полярные медведи – это был готовый материал. Ребята попросили немного его доработать, ведь концепция их проекта – город будущего. Так на рисунке появились высотки, футуристические шахты. Я назвал этот мурал «Мечты».

Вид с высоты здесь реально крутой: мы заехали на девятый этаж, осмотрелись – просто кайф

Нам видно все, даже дома на оккупированной территории. Шахты очень круто смотрятся. Сам рисунок в люльке, конечно, не рассмотришь – очень близко. Я рисую маленький нос девочки, а вблизи он просто огромный.

Муралы в Торецке. Фейсбук-страница Яна Птушко

В этом городе это уже третий рисунок. Друзья смеются, что Торецк стал моей мастерской. В прошлом году на открытии фестиваля я за день сделал здесь стену в парке с зеленым абстрактным рисунком «Эко». Он так классно вписался там на кинотеатре. И под Новый год расписывал здесь музыкальный колледж: там тоже фирменный фон и скрипка, выбрал ее из-за пластичности.

О технологии и краске

Чтобы перенести рисунок на стену, я использую проектор. Мне так удобней, ведь можно за час вечером с вышкой все набросать. А на следующее утро уже можно работать. Если ставить леса, что-то размечать – можно неделю возиться.

Когда эскиз и фон готовы, я их сканирую и в Photoshop вручную заливаю, подбираю тона, набираю палитру. Дальше просчитываю проект.

Читайте також: Анна Ахматова і Слобідка-Шелехівська: точка спокою, краси природи та згустку пам'яті. ФОТО

Это нитрокраска. Вся импортная, к сожалению, украинских аналогов нет, поэтому она дорогостоящая. Она быстро сохнет, долго держится, не выгорает. Если это солнечная сторона, какие-то тона будут блекнуть со временем. Самый капризный цвет – розовый, он горит, и кремовые тона немного.

Краска вредная, в помещении с ней можно работать только в респираторе, на улице мы рисуем без. Уже привыкли.

Одного баллончика хватает на квадратный метр рисунка. На девятиэтажку их уходит 300 штук

Иногда рисую сам, иногда с напарником. Девятиэтажку сам я бы рисовал очень долго, а с моим коллегой Золтаном Надь в две руки «заливаем» быстро.

Я изначально готовлю стену: мы ее зачищаем, грунтуем. Фон белый полностью прокатываем – это обязательное у меня условие. На голую стенку ничего наносить не буду, потому что ничего хорошего из этого не выйдет: краска будет впитываться и не даст цвет, который должен быть. На этой девятиэтажке, насколько я знаю, были большие дыры. Кто-то помогал ребятам их зашпатлевать.

Нас часто фотографируют за работой. Присоединиться, естественно, к нам никто из наблюдателей не может, потому что для такого нужна лицензия на высотные работы. Хотя, и к такой высоте быстро привыкаешь.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

UAINFO


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини