MENU

Пятилетию безальтернативности пакта Путина-Порошенко посвящается

1394 6

Ознакомьтесь, осмыслите и ужаснитесь, чего лишили Украину минские договорняки и в чем состоит опасность их безальтернативности

Почему некоторые «западные лидеры» не воспринимают Украину как самостоятельный субъект международного права? В чем состоит основная причина «зрады» последних пяти лет?

Формирование информационного дискурса о политических событиях во многом зависит от того, какие правовые позиции по отношению к ним занимает государство. Оказывается, что причины всех этих бед стоит искать, прежде всего, в своей стране. 

Приведённый ниже правовой анализ сложившейся общественно-политической обстановки  объясняет, почему не соблюдаются минские договоренности, не будут соблюдаться, и напротив – использоваться агрессором для дестабилизации общественно-политической обстановки в Украине. Что необходимо сделать Украине, чтобы перестать быть объектом более крупных политических игроков, нужно начать реализовывать свою внутреннюю и внешнюю политику, основанную на нормах международного права и защите национальных интересов Украины.  

Читайте также: Олега Сенцова доставили в Москву

Изначально, проблема началась с того, что после аннексии Россией АР и военной оккупации российскими оккупационными войсками и незаконными вооруженными бандформированиями, вступив в должность президента Украины Петр Порошенко, вопреки императивным требованиям пунктов 19, 20 статьи 106 Конституции Украины, Законов Украины «Об обороне», «О правовом режиме военного положения», Устава Вооруженных Сил Украины, не реализовал целый ряд основных правовых и дипломатических мер, а именно:  

а) введение военного положения; 

б) проведение дипломатических переговоров в Совете Безопасности ООН на основании статьи 39 Устава ООН и Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года для решения вопроса о признании Российской Федерации страной-агрессором;

в) инициирование международного формата урегулирования военного конфликта на востоке Украины и деоккупации временно аннексированной Россией АР Крым на базе Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия(далее Будапештский меморандум).

Наличие в Украине условий для необходимости введения правового режима военного положения подтверждаются положениями Закона Украины 2268-VIII «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»;  ряда Постановлений Верховной Рады Украины, в частности: «Об обращении Верховной Рады Украины к государствам-гарантам согласно Меморандуму о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия» от 28.02.2014 №831-VII; «Об Обращении Верховной Рады Украины к парламентам государств - гарантов безопасности Украины и международных организаций» от 02.03.2014 № 845-VII;  «Об обращении Верховной Рады Украины к Организации Объединенных Наций, Европейского Парламента, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, Парламентской Ассамблеи НАТО, Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, Парламентской Ассамблеи ГУАМ, национальных парламентов государств мира о признании Российской Федерации государством-агрессором» от 27.01.2015 № 129-VIII, и других.  

Согласно статье 17 Конституции Украины защита суверенитета и территориальной целостности Украины, обеспечение ее экономической и информационной безопасности являются важнейшими функциями государства, делом всего Украинского народа. При этом правовой режим военного положения, является единственным прямым способом защиты территориальной целостности Украины и одновременно предусмотренным правовым механизмом преодоления агрессии и угроз территориальной целостности, а не так называемые: Антитеррористическая операция; Операция объединённых сил и пр.  

Требования Закона определены в императивной форме.

Статьёй 1 Закона Украины «Об обороне Украины» под вооруженной агрессией считается «вторжение или нападение вооруженных сил другого государства на территорию Украины, а также оккупация или аннексия части территории Украины», «блокада портов, побережья или воздушного пространства, нарушение коммуникаций Украины вооруженными силами другого государства» (абз. 4 - 5).

Несмотря на требования статьи 4 названного закона, предусматривающего отпор вооруженной агрессии против Украины, предусмотренные ею действия не осуществлены.

Закон предусматривает, что:  «в случае вооруженной агрессии против Украины или угрозы нападения на Украину Президент Украины принимает решение о всеобщей или частичной мобилизации, введения военного положения в Украине или отдельных ее местностях, применения Вооруженных Сил Украины, других военных формирований, образованных в соответствии с законами Украины, подает его Верховной Раде Украины на одобрение или утверждение, а также вносит в Верховную Раду представление об объявлении состояния войны».

Согласно Закону Украины «О правовом режиме военного положения» предусматривается эвакуация мирного населения в случае наличия угрозы, размещения населения государством, дополнительные меры поддержки за счет государства.

Чего лишилась Украина благодаря безальтернативности Минска?  

Отсутствие юридически определенного состояния, согласно Уставу ООН, не позволяет Украине обращаться с просьбой о: коллективной самообороне, предоставлении полномасштабной военной помощи, обращаться в международные судебные инстанции по возмещению убытков Россией после завершения войны.

В частности, согласно статье 51 Устава ООН, в случае введения правового режима военного положения Украина будет иметь право на оборону, в том числе коллективную. С позиции международного права, никто не может предоставить Украине военную помощь, потому что если на ее территории не война, вызванная агрессией другого государства, тогда – гражданская война или гражданский конфликт), куда никто не имеет права вмешиваться извне. Именно поэтому на формулировке «внутренний гражданский конфликт в Украине» настаивает Путин – оно отсекает возможности предоставления Украине военной помощи, в том числе – оружия, и в том числе – от США.

Читайте также: Иловайск: пять лет без ответа

Таким образом, политика безальтернативности минских договоренностей вместо будапештских, лишила Украину целого ряда возможностей, как страны, находящейся в состоянии вынужденной обороны от сдерживания российской агрессии, например:

полноценного военно-технического сотрудничества в рамках присвоения Украине статуса ОСВН;  

создания современной и эффективной системы противовоздушной обороны и радиоэлектронной борьбы;  

обеспечения международного посредничества для решения вопросов обмена военнопленных, работы наблюдательных миссий, деоккупации временно оккупированных территорий и пр., на основе Гаагских конвенций 1899 и 1907 г.г., и статьи 33 Устава ООН

помощи со стороны стран-гарантов территориальной целостности Украины по будапештскому меморандуму, в вопросах обеспечения защиты информационного пространства;

применения дополнительных санкций к России за отказ от участия в консультациях в Будапештском формате;       

задействования механизмов привлечения России к международной ответственности за совершенные и совершаемые преступления на основе Резолюции ГА ООН 56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния».  

Порошенко сдал часть страны врагу на растерзание

Вместо реализации вышеуказанного комплекса дипломатических и правовых мер, примерно во второй половине дня, 26 августа 2014 года, в столице Республики Беларусь в городе Минске в Президентском Дворце состоялись переговоры экс-президента Украины Петра Порошенко и президента России Владимира Путина.    В результате этих переговоров возник так называемый «Мирный план Президента Украины Петра Порошенко и инициатив Президента России Владимира Путина».

Затем, 01 сентября 2014 года был подписан неустановленной формы акт под названием: «Протокол по итогам консультаций трехсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию мирного плана Президента Украины Петра Порошенко и инициатив Президента России Владимира Путина», участниками некой трехсторонней контактной группы: послом Хайди Тальявини, Вторым Президентом Украины Л. Д. Кучмой, послом РФ в Украине. Ю. Зурабовым, А. В. Захарченко и И. В. Плотницким. 

С этого момента Украина стала заложником так называемых «Минских договоренностей», которые являются сугубо неустановленной формы бумагами и не могут даже называться «соглашениями», в порядке Закона «О международных договорах» и Конституции Украины, в которой четко предусмотрено, что согласие на обязательность международных договоров предоставляется Верховной Радой Украиной.

Украина является парламентско-президентской республикой, но от оценок минских договоренностей Парламент обоснованно и правомерно уклонился.

Таким образом, Минские договоренности стали выше Конституции Украины, а лица, подписавшие подменили собой Верховную Раду Украины.   

Используя стратегию уничтожения Украины как субъекта международного права, российское руководство после Иловайской трагедии инициировало новое боестолкновение под Дебальцево и навязало Украине заключение 12 февраля 2015 года «Комплекса мер по выполнению «минских соглашений», по которым в пункте 11, страна-агрессор Российская Федерация обязала Украину, причем под контролем своих марионеток:  «Провести конституционную реформу со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей согласованных с представителями этих районов), а также принятия законодательства об особом статусу этих районов), а также принятия законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей….».  

Иными словами, Владимир Путин при договоренности с Петром Порошенко, поставил своих марионеток – представителей российской оккупационной администрации выше президента и депутатов Верховной Рады и Основного закона Украины.  

Стоит обратить особое внимание, что все эти действия были умышленно совершены в интересах страны-агрессора. Поскольку Путин, равно как и обслуживающая его коллективная российская пропаганда войны и зла, постоянно твердят о неком  «внутриукраинском конфликте» и придерживаются только этой позиции ради ухода от ответственности за свои преступления.

Таким образом, действие Мирного плана Президента Украины Петра Порошенкоосвободило  Президента России Владимира Путина и ряд иных, действующих в официальном качестве российских государственных и военных преступников от ответственности за военные преступления в Украине. 

Женевской конвенцией о защите жертв войны, подписанной 12 августа 1949 года, устанавливается ответственность агрессора за действия на оккупированной территории, что в случае признания Российской Федерации агрессором, потребует соблюдения правил ведения войны: обращение с заложниками, недопустимость пыток, и тому подобное. Если нет войны – нет другой стороны, кроме Украины, которая может нести ответственность. Фактически, Украина нивелировала права своих граждан, которые живут под оккупацией, потому что теперь никто не отвечает там за соблюдение прав человека.

Согласно международному праву, любые материальные возмещения потерпевшей стране (репарации) возможны лишь при условии введения военного положения вследствие агрессии другой страны. Это единственный правовой механизм, который позволяет обращаться в международные судебные инстанции по возмещению убытков Россией после окончания войны.

Хитря с терминологией, Петр Порошенко и вместе с ним представители бывшего высшего политического руководства Украины своими преступными действиями и преступным бездействием умышленно блокировали запуск юридического механизма, предусмотренного международным правом в случае агрессии, вероятнее всего умышленно уклонялись от принятия зависящих от них мер, чтобы получить право на защиту мирового сообщества.        

Результатом ошибок, которые уже были допущенные политическим и военным руководством страны в связи с нарушением при выполнении требований, стали почти 14.000 человеческих жизней и миллионы искалеченных судеб.    

В результате бездействия представителей бывшего политического руководства Украины, произошло сужение возможностей защиты прав своих граждан, что является одним из многочисленных эпизодов продолжающегося во времени многосоставного уголовного преступления, а именно, заключения так называемых «минских соглашений» – «мирного плана Петра Порошенко и инициатив Владимира Путина» – и реализации политики их «безальтернативности» в ущерб реализации гарантий безопасности Украины по Будапештскому меморандуму.

Минские договорённости – тяжкое и длящееся обоюдоострое преступление в интересах страны-агрессора

Общеизвестные факты указывают на то, что данное преступление содержат признакам государственной измены в интересах страны-агрессора. 16 ноября 1994 года Верховная Рада Украины приняла Закон No248/94-ВР «О присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года», который вступил в силу 5 декабря 1994 года относительно предоставления Украине ядерными государствами – Российской Федерацией, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Соединенными Штатами Америки – гарантий безопасности, оформленных путем подписания соответствующего международно-правового документа – Будапештского меморандума (ст. 6).

Будапештский меморандум вместе с другими правовыми актами дополняет ДНЯО и усиливают данный режим. Гарантии безопасности Украины по Будапештскому меморандуму является подтверждение странами-гарантами своих обязательств в соответствии с принципами Хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ (принципы ОБСЕ, - уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины и воздерживаться от экономического принуждения, направленного на подчинение своим собственным интересам осуществления Украиной прав, присущих ее государственному суверенитету, а также воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины и неприменения против Украины вооружение, кроме целей самообороны или любым другим образом согласно Уставу ООН.

Гарантии безопасности Украины по Будапештскому меморандуму на принципах ОБСЕ имеют в виду, что обязательства по реализации предоставленных ядерными государствами гарантий лежит в первую очередь на Украине с ее четким соблюдением принципов ОБСЕ. Будапештский меморандумсформировал положения Закона No248/94-ВР, они соответствуют реализации статьи 17 Конституции Украины: «Защита суверенитета и территориальной целостности Украины, обеспечение ее экономической и информационной безопасности являются важнейшими функциями государства, делом всего Украинского народа».

Таким образом, своим отказом от ЯО в обмен на гарантии безопасности со стороны ядерных государств, Украина не просто стала участницей международного режима ядерного нераспространения, но и внесла весомый вклад в усиление и поддержку, как данного режима, так и режима евроатлантической безопасности на принципах ОБСЕ, связав их существование с реализацией Украиной прав, присущих ее государственному суверенитету, и ее территориальной целостностью.

Согласно Конституции, Украина является правовым государством (ст. 1) и признает приоритет принципов международного права (ст. 9). Суверенитет Украины распространяется на всю ее территорию (ст. 2). Международные договоры становятся частью национального законодательства Украины с согласия Верховной Рады Украины.

20 марта 2014 года Верховная Рада Украины приняла Декларацию № 1139-VII «О борьбе за освобождение Украины», в которой призвала международное сообщество воздержаться от международного признания самопровозглашенной «Республики Крым» (по итогам проведенного 16 марта 2014 года в Крыму «референдума» и аннексии Российской Федерацией Автономной Республики Крым и города Севастополя.

27 марта 2014 года политика Украины относительно непризнания измененного статуса АР Крым была утверждена со ссылкой на Будапештский меморандум Генассамблеей ООН резолюцией No68/262 «Территориальная целостность Украины».

9 апреля 2014 ПА Совета Европы в своей резолюции No1988 (2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов», указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, рекомендовала странам-гарантам и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений на основе Будапештского меморандума, которые гарантировали бы независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины (п. 18).

Путем аннексии Крыма и оккупации части территории Донецкой и Луганской областей, а потом и навязывания руководству Украины так называемых «минских договоренностей», Путин подчинил через оккупационные вооруженные силы Российской Федерации своим преступным интересам, осуществление Украиной прав, присущих ее государственному суверенитету, что образует в его действиях состав преступления, предусмотренного статьей 110 (ч. 3), УК Украины.

В свою очередь, проводя в жизнь политику безальтернативности «минских соглашений» с президентом России Владимиром Путиным, которые не были ратифицированы украинским парламентом, Петр Порошенко узурпировал функции законодательной власти Украины и нивелировал ее политико-правовую позицию относительно непризнания измененного статуса АР Крым, которая базируется на гарантии безопасности Украины по Будапештскому меморандуму на принципах ОБСЕ и положениях декларации «О борьбе за освобождение Украины». Данные действия Порошенко П. А. подпадают под состав уголовного преступления по ч. 3 ст. 109 УК Украины.

Одновременно, в действиях экс-президента Украины Петра Порошенко усматриваются признаки преступления, предусмотренного статьей 111 (часть 3) УК Украины, а именно: «Государственная измена в интересах страны-арессора», которые совершены с прямым умыслом.  

Минский процесс исключил Крым из предмета переговоров

«Минский договорняк» вывел за скобки Крым, и, проводя через Президента Украины Порошенко П. А. политику их «безальтернативности», страна-агрессор РФ подчинила своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее государственному суверенитету.

При такой политике невозможна реализация статьи 17 Конституции Украины. Ее результатом стало завершение оккупации Россией украинского Крыма, его беспрепятственное поглощение в юрисдикцию РФ и проведения на ее основе репрессий в отношении украинцев, в том числе, против представителей коренного народа полуострова крымских татар, всех тех, кто сегодня остается верен Украине. Все это, включая активную милитаризацию Россией Крыма с размещением там ЯО, стало значительной проблемой для международного сообщества, что зафиксировано в Крымских резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН.

Минский процесс ради друзей

С резонансного журналистского расследования Bihus.Info «Друзья Президента воруют в оборонке» мир узнал о циничных заработки близкого окружения Порошенко П. А. в период российской военной агрессии против Украины на коррупционных схемах в системе Государственного концерна «Укроборонпром». Возможности для мародерства на войне с использованием такого рода схем указывают на истинные мотивы политики «безальтернативности минских договоренностей». 

Ради Порошенко П. А. такая неконституционная властная конструкция, возможно, позволяла контролировать рентоориенированную структуру прав собственности, наличие которой является необходимым условием для создания коррупционных схем.   

Цена ухода Порошенко П. А. от принципов ОБСЕ и гарантий безопасности Украины по Будапештскому меморандуму и их замена политикой безальтернативности «минских соглашений» – это непрерывная российская агрессия на Донбассе и в целом в Украине, с ее многочисленными жертвами и разрушениями, с коррупцией и мародерством, это репрессии в отношении граждан Украины в оккупированном Крыму.

Согласно основных принципов ООН правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью Украина будет вынуждена нести ответственность перед своими гражданами, потерпевшими от противоправной политики Порошенко П. А. «безальтернативного Минска» с выплатой им надлежащей материальной компенсации.

Это лишний раз подтверждает, что их заключением Российская Федерация подчинила своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее государственному суверенитету, и это сегодня ею активно используется, что привело к политическому кризису в Совете Европы.

Согласно ст. 102 Конституции Украины Президент Украины является гарантом государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдения Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина. В обязанности Президента Украины (ст. 106 Конституции) входит обеспечение государственной независимости, национальной безопасности и правопреемства государства.

«Минские соглашения» и политика их «безальтернативности» де-факто превратил Украину в президентско-парламентскую республику, контролируемую президентом России Владимиром Путиным и его преступным окружением.

Надежда на Владимира Зеленского

Для того чтобы исправить ситуацию в стране, вернуть страну во внутреннее и в международное правовое поле Владимиру Зеленскому и его команде предстоит огромная правовая работа, требующая проявления политической воли и знаний в сфере юриспруденции.   

Отсутствие правового режима военного положения в стране, наличие минских договоренностей вместо апеллирования к международному праву, оставляют мину замедленного действия под деятельность действующего главы государства.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Юрий ШУЛИПА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини