MENU

Иловайск: пять лет без ответа

1539 1

Иловайск: пять лет без ответа

Иловайск начался со лжи. С победных рапортов и парада во время военного вторжения.

Власть лгала всем: тем, кто находился в окружении, их семьям, что стояли под стенами администрации Порошенко, лгала каждому из нас.

Ровно пять лет назад произошёл последний акт Иловайской трагедии.

Длившееся все эти годы прокурорское расследование нашло одного виновного – Путина.

Спору нет, именно он принёс смерть, разрушения и оккупацию на нашу землю. И власть должна намного больше делать для привлечения его к ответственности.

Однако обвинение Путина не снимает ответственности с тех, на кого была возложена организация обороны страны.

Война – это всегда жертвы. Она каждый день уносит жизни солдат, и винить командиров в этом нельзя, – у нас кровожадный и очень коварный враг.

Но нельзя забывать и прощать преступное бездействие высшего военно-политического руководства страны и абсурдные, а в некоторых случаях преступные приказы этих людей. Право распоряжаться человеческими жизнями неотделимо от ответственности за них.

Иловайская трагедия – это не события одного дня войны. Это взаимосвязанная череда событий, без тщательного расследования которых общество не получит честного ответа о причинах произошедшего и виновных в потерях, которые понесла страна и армия.

Читайте также: Военный: Даже если будут асфальт под нашими ногами целовать – не прощать! 

Временная следственная комиссия парламента VII созыва начала расследование Иловайской трагедии с событий в т.н. Секторе Д, начиная с 20-х чисел июля 2014 года.

Именно в этот период проявилась неспособность Верховного Главнокомандующего Петра Порошенко принимать адекватные решения, и сформировался специфический стиль управления войсками, который иначе как централизованной безответственностью назвать невозможно. Война, армия и обмен заложниками превратились в темы пиар-кампании главы государства.

Организация обороны страны в режиме т.н. АТО была построена на искусственных взаимосвязях, противоречащих законам Украины и статусу органов, подразделения которых принимали участие в военных действиях. Формальным центром координации военных действий был штаб АТО, имевший скорее виртуальный характер. Вместо необходимого в условиях войны единоначалия, управление войсками было построено на незаконном совмещении должностей и неформальных связях между представителями различных ведомств.

Все перечисленное заложило предпосылки для последовавшего через месяц массового вторжения регулярных войск Российской Федерации и окружения Иловайска.

Первоначальная задача группировки Сектора Д состояла в изоляции района АТО и закрытии участка государственной границы Украины с Российской Федерацией протяжённостью 140 км на участке Изварино – Кумачево. Необходимо было перекрыть возможность незаконного пересечения государственной границы отрядами российских наёмников и каналы обеспечения противника вооружением и боеприпасами с территории России. Кроме того, на группировку Сектора Д возлагалась задача по обеспечению беспрепятственного подвоза нашим войскам боеприпасов и материально-технических средств в направлении Петровское – Степановка.

По состоянию на 23 июля 2014 года наши силы в Секторе Д состояли из большого числа разрозненных подразделений общей численностью до 4000 личного состава. Большинство были измучены систематическими ракетно-артиллерийскими обстрелами с территории Ростовской области России и фактически отрезаны от основных сил Сектора и возможностей снабжения боеприпасами и продовольствием.

После начала новой фазы вооружённой агрессии – массированных обстрелов наших войск с территории Российской Федерации – стало очевидно, что реализация первоначального замысла перекрытия войсками государственной границы уже невозможна. А после полной утраты контроля на участке в районе Изварино удерживать линию границы ценой человеческих жизней стало просто преступно.

Необходимо было срочно принимать решения и либо, если были резервы, существенно усиливать группировку, закрывать изваринский разрыв и повышать плотность наших войск и огневых средств в Секторе Д, либо кардинально менять задачи и тактику действий на этом участке обороны. Одновременно, в условиях невозможности ответа на провоцирующие обстрелы с территории РФ, Президент и МИД Украины должны были предпринять исчерпывающие меры по пресечению таких обстрелов путём организации массированного международного вмешательства ООН, ОБСЕ, стран-гарантов по Будапештскому меморандуму и европейских лидеров.

Альтернатива была одна – отвод войск из зоны поражения РСЗО и артиллерией, расположенными на территории Российской Федерации.

Читайте также: За Иловайский котел придется ответить. И не только россиянам

Ничего из перечисленного сделано не было. Так теряли время, измеряемое человеческими жизнями.

Ответом руководства АТО и Генштаба на регулярные доклады командования Сектора Д о фактическом положении дел были агрессивные обвинения в трусости и угрозы уголовного преследования.

Родным и близким наших бойцов, пытавшихся под стенами Администрации Президента, Минобороны и Генштаба привлечь внимание руководителей к трагическому развитию событий, отвечали пустыми обещаниями и рассказами об информационных диверсиях противника.

Внутри страны и за её пределами власть продолжала говорить об антитеррористической операции. И каждый день этой лжи и бездействия приносил все новые и новые потери.

Вся "система организации обороны страны", сформированная в этот период, была основана на игнорировании требований закона "Об обороне Украины".

Чтобы ясно представить, что привело к Иловайской трагедии и впоследствии в "Минский дипломатический котёл", достаточно проанализировать действия Российской Федерации в летней кампании 2014 года и реакцию на них Петра Порошенко – Президента Украины и Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами страны.

Война в этот период прошла следующие достаточно заметные фазы.

Первая – со слегка замаскированным участием России, – использование наёмников из числа местных жителей и граждан РФ, которые обеспечивались оружием и боеприпасами с территории государства-агрессора.

Вторая, – начавшаяся в середине июля, – обстрелы наших войск с территории Российской Федерации.

Третья – ограниченное участие российских регулярных войск в боевых действиях на нашей территории с применением тяжёлого вооружения. Один из таких эпизодов зафиксирован в отчёте комиссии Верховной Рады: "В 04.00 13 августа основной командный пункт Сектора Д доложил руководству штаба АТО о танковой атаке района сосредоточения батальонной тактической группы и командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады силами приблизительно 20-ти танков РФ и пехоты противника. Доклад оставлен без внимания и расценён как паника".

Каждый такой переход агрессора к новой фазе войны должен был сопровождаться своевременным изменением тактики действий наших войск и максимально возможными дипломатическими усилиями украинского руководства по недопущению развития новой фазы вооружённого конфликта.

Вместо этого продолжалось лживое АТО, позволяющее агрессору изображать миротворца, а многим нашим партнёрам рассуждать о внутренней природе конфликта на Донбассе. Командование и штаб АТО по-прежнему управляли войсками в ручном режиме, игнорируя доклады и предложения командующих Секторами.

В результате хаотичных решений Киева и частичной утраты управления войсками численность группировки Сектора Д в течение месяца сократилась в четыре раза и на утро 23 августа 2014 года составила около 1000 человек. Оставшиеся были в значительной степени деморализованы большими потерями, которые лишь за предшествующий месяц составили 125 человек убитыми и 706 ранеными.

Все перечисленное создало условия и спровоцировало переход к следующей фазе агрессии – беспрепятственному массированному вторжению регулярных войск Российской Федерации и последующему окружению Иловайска.

Вторжение российской армии практически не повлияло на стиль руководства украинскими войсками. Доклады с передовой о реальном положении дел игнорировались, а вместо приказов звучала нецензурная брань и угрозы.

Принимая парад 24 августа 2014 года, Главнокомандующий Вооружёнными Силами Украины Петр Порошенко знал, что в это самое время российские войска окружают Иловайск. Знал и продолжал лгать. Каждый день.

В очередной раз, по уже накатанной колее, родным и близким наших бойцов, попавших в окружение, власть отвечала пустыми обещаниями и рассказами о дезинформации со стороны противника.

Когда же грянула трагедия, украинская верхушка, умело манипулируя общественным сознанием и регулируя темп и направление прокурорского расследования, стала назначать виновных, при этом всячески избегая личной ответственности за преступные действия и не менее преступное бездействие в критических ситуациях.

Так, за пять лет обществу вбрасывались разнообразные версии на тему операции по взятию Иловайска – от самодеятельности добробатов до коммерческой войны олигарха. На самом же деле документы говорят об ином – войсковая операция по освобождению Иловайска была частью замысла, утверждённого лично Порошенко, а конкретный план этой операции был утверждён командованием и штабом АТО.

Документы дают однозначный ответ на вопрос, кто и для чего принял решение брать Иловайск – крупный железнодорожный узел на пути окружения Донецка. Вот только в них нет ответа на многие другие вопросы.

Почему, после того как наступление на Иловайск захлебнулось на полпути и достаточных резервов для его продолжения не было, руководство АТО не приняло никакого решения? Для чего продолжали гибнуть люди?

Для чего, после того как стало ясно, что в Иловайске мощные укрепления и нашим войскам противостоят серьёзные силы, в бой были брошены малочисленные батальоны МВД, вооружённые стрелковым оружием?

Кто и для чего дал команду информационно-аналитическому центру СНБО 20 августа 2014 года, за четыре дня до известного парада, лгать на всю страну о полном взятии Иловайска нашими войсками?

Почему, после получения 23 августа информации о начале массированного вторжения российских войск и все дни, пока кольцо окружения Иловайска не сомкнулось окончательно, Верховным Главнокомандующим не было принято решение о выходе войск из окружения?

Для чего дважды предпринимались попытки деблокирования Иловайского котла, заранее обречённые, с учётом соотношения сил, на провал и неоправданные человеческие жертвы?

Почему, когда 26 августа из Москвы поступил запрос на передачу десяти взятых в плен российских десантников в обмен на целый пакет условий, включающий беспрепятственный выход нашей группировки из Иловайска, Пётр Порошенко в течение более чем двух суток, аж до прорыва наших войск из котла, так и не дал ответа? Почему двумя днями позже он отдал этих десантников российской стороне практически без условий? Почему самоустранились от своевременной выработки решения посвящённые в суть вопроса члены СНБО Ложкин и Климкин?

За полтора месяца работы Временной следственной комиссии по расследованию Иловайской трагедии удалось сделать главное – доказать взаимосвязь всей совокупности событий, приведших к тяжким последствиям, по горячим следам зафиксировать основные факты и не допустить их замалчивания.

Первоначально прокуратура, как и Временная следственная комиссия парламента, расследовала Иловайскую трагедию как цепь взаимосвязанных событий, и Генеральный прокурор Виталий Ярема согласился с предложением комиссии парламента и добавил к перечню расследуемых эпизодов две попытки деблокирования котла.

Однако позднее, под давлением Банковой, расследование было сведено лишь до последнего эпизода – прорыва группировки из окружения. Это позволило избежать многих неудобных вопросов и, говоря о потерях, оперировать лишь цифрой погибших и раненых при прорыве из Иловайского котла.

За пять лет прокурорского расследования Иловайской трагедии меня, как главу Временной следственной комиссии парламента, так и не удосужились допросить в качестве свидетеля. И более того, во время презентации результатов этого прокурорского расследования, устроенной в Верховной Раде Генеральным прокурором Луценко, лишили возможности задать вопросы. При этом ни один из выводов парламентской комиссии никогда не был поставлен под сомнение. Власть их просто проигнорировала.

В своём отчёте Следственная комиссия парламента указала на вопросы, расследование по которым не было завершено в связи с истечением полномочий Верховной Рады VII созыва. У нас не было даже тени сомнения, что Верховная Рада следующего, VIII созыва, в состав которой были избраны новые лица – комбаты и волонтёры, – сформирует новый состав комиссии и закончит начатое нами парламентское расследование.

Сегодня, в пятую годовщину последнего акта Иловайской трагедии, в день, когда истекли полномочия Верховной Рады VIII созыва, вынужден констатировать факт, что уходящая Рада лояльность по отношению к Порошенко поставила выше интересов общества и долга перед защитниками Украины и не стала продолжать расследование.

Более того, лишь один из народных депутатов, впервые избранных в парламент осенью 2014-го (Владислав Бухарев), нашёл время ознакомиться со всеми материалами расследования Иловайской трагедии. Остальным это было не интересно. Или Банковая посоветовала не ворошить прошлое.

Вот такая она, реальная украинская политика.

Читайте также: Иловайские истории: Знать. Помнить. Делать выводы

Каждый эпизод этой трагедии – пример мужества защитников страны и одновременно пример глупости, подлости и трусости человека, который, рассчитывая на нашу короткую память и сиюминутные эмоции, снова пытается изображать из себя патриота Украины.

Иловайск начался со лжи, но не должен ей закончиться.

Только в этом гарантия не повторения таких трагедий.

P.S. К большому сожалению, общество вспоминает о своём долге перед погибшими защитниками страны лишь к очередным датам.

Так было в 2015-м, 16-м, 17-м годах, когда за неделю до годовщины Иловайска мой телефон становился красным от нескончаемых звонков разнообразных СМИ.

Аномальным стал предвыборный 2018-й, когда Банковая, избегая неприятных вопросов Порошенко, пыталась искусственно сместить информационную волну на начало августа – разгар отпусков. Это было заметно даже невооружённым глазом.

Сегодня мы все наблюдаем иную картину – большинство телеканалов хранят гробовое молчание. Это прямой результат информационной оккупации Украины Кремлем и демонстрация реальной "независимости" многих украинских СМИ от олигархов и ряженых патриотов, у которых для страны есть иная повестка дня.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Андрей СЕНЧЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини