MENU

Гонконг предупреждает мир

1477 0

ГонконгИллюстративное изображение

В последние недели одним из наиболее взрывоопасных мест мира стал Гонконг или, как его называют в материковом Китае, специальный административный район Сянган.

История жесткого противостояния между властями и оппозицией берет начало в 2014 году, когда там впервые началась Революция Зонтиков. Она стала ответом на попытку Китая убить там демократию, пишет Иван Яковина в блоге для Нв.

Антикитайская революция в Гонконге

С середины 19 века до 1997 года Гонконг был британской колонией, жители которой сумели превратить мелкий рыбацкий городок в один из мировых финансово-экономических центров.

Во многом это получилось благодаря британской системе права, которая гарантировала свободное развитие предпринимательства, защиту прав личности и собственности, независимое правосудие, а также политическую стабильность. В итоге Гонконг стал скорее западным, чем китайским мегаполисом.

Его передачу под китайскую юрисдикцию многие восприняли с очень тяжелым чувством – мало кому хотелось из свободного капиталистического будущего возвращаться в коммунистическое прошлое. Чтобы избежать никому не нужных осложнений, Великобритания и КНР согласовали для Гонконга особый порядок пребывания в составе Китая, который получил название "Одна страна – две системы".

Читайте также: Протесты в Гонконге: готова ли власть выполнять требования митингующих

Суть его, если коротко, такова: Гонконг, как и ранее, будет жить по собственным правилам, а Пекин возьмет на себя только внешнюю политику и оборону. Однако в 2014 году материковый Китай изменил правила избрания руководства города. Суть изменений была в том, что теперь Пекин получал решающее слово в том, кто, кого и как будет выбирать. Большинству жителей такая система пришлась не по душе, и в 2014 году там несколько месяцев бушевало восстание, названное Революцией Зонтиков.

Его требование было очень простым: ввести прямое всеобщее голосование на выборах городского совета и мэра. Но в Китае решили, что это вызовет хаос, и пустили против митингующих полицейский спецназ, "титушек", слезоточивый газ и водометы. Зонтиками, давшими название революции, участники акций протеста от всего этого отмахивались.

Однако силы были не равны, и китайская полицейская машина сумела все-таки преодолеть сопротивление улицы. Одних активистов посадили, других прогнали из страны. Но всем было ясно, что на этом дело не закончилось.

Жители Гонконга выросли и сформировались в условиях западной политической и юридической цивилизации. Для них отказ от независимого суда и демократического устройства совсем не подходит. Они просто не согласятся с установлением у себя вечного правления Компартии и гулаговской судебной системы.

Но, как вы понимаете, именно это и является стратегической целью Китая. Тихой сапой, шаг за шагом, по капле выжать из Гонконга все британское наследие и сделать его таким же китайским городом, как и все остальные. Для этого в Гонконге постепенно и как бы случайно меняются законы. Власть, за которую народ не голосовал, приводит городские законы в соответствие с китайскими – очень тихо и незаметно для публики. Но и тут бывают осечки.

Весной 2019 года в Гонконге приняли закон, позволяющий выдавать в Китай людей, которых признали преступниками там, на материке. Горожане быстро сообразили, что это приведет к массовой выдаче Пекину гражданских активистов и сторонников демократии, выступающих против Компартии.

Началась новая волна протестов, которая только осенью завершилась победой гонконгцев. Проект закона был полностью отозван из городского парламента. Казалось бы, тут надо праздновать победу. Но нет! Демонстрации продолжились.

Дело в том, что коренная проблема Гонконга никуда не ушла. Там до сих пор нет нормальной демократической системы избрания власти. Поэтому местные начальники работают не на своих сограждан, а на Компартию Китая, которая и назначила их начальниками.

Студенты, которые последние дни защищали от полицейских атак кампус политехнического университета в Гонконге, добиваются именно введения в городе демократии. Ради этого они стреляли по полиции из луков и катапульт, а также забрасывали бронемашины коктейлями Молотова. В Пекине их называют иностранными агентами, но на самом деле они – самые большие патриоты своего города. Они хотят, чтобы он оставался свободным, чего китайцам на материке почти невозможно понять.

Для жителей Гонконга возвращение в Китай в юридическом, политическом и ментальном смысле – это, наверное, даже хуже, чем для украинцев возвращение под власть России. Но у Пекина мотивация ничуть не слабее. С одной стороны, любые проявления недовольства в материковом Китае подавляются быстро и максимально жестоко. Для Компартии Китая никаких компромиссов тут быть не может – стабильность режима важнее всего.

Допустить победы Майдана и демократизации Гонконга власти не могут: иначе люди по всему Китаю подумают, что теперь это можно. Бацилла демократии крайне заразительна, а для правящего в КНР режима – потенциально смертельна. С другой стороны, Гонконг обладает особым статусом. Если попытаться навести там порядок с помощью автоматчиков, можно получить не только народное восстание, но и очень злобную реакцию мирового сообщества.

Полномасштабное применение армии для разгона демонстрантов может даже привести к вмешательству со стороны Великобритании, которая внимательно следит за событиями в своей бывшей колонии. Гонконг там воспринимают скорее как британский, нежели чем китайский город, и очень переживают за его судьбу. Ну, а за спиной Лондона, как старший брат, стоит Вашингтон, который не даст китайцам просто потоптаться на британцах. Ситуация может оказаться очень опасной.

И тут можно вспомнить одно пророчество Стивена Бэннона – одного из самых умных людей в США, автора победы Дональда Трампа на выборах 2016 года. По его оценке, "нет никаких сомнений, что в течение 10 лет США и Китай вступят в прямое военное противостояние". Что же, почти половина этого срока уже прошла.

Уйгурская история

Главная, пожалуй, мотивация действий гонконгских демонстрантов сейчас звучит так: "Мы не хотим повторить судьбу уйгуров".

Уйгуры – народ, населяющий пустынный северо-запад Китая. Эти люди и их земля стали своего рода полигоном, на котором Китай отрабатывает самые разные методы усмирения недовольных и просто непохожих.

Там в ход идет все. И старые методы, типа арестов, пыток и концлагерей, и новые – типа видеокамер с функцией распознавания не только лиц, но и эмоций на этих лицах. Уйгурам фактически запретили изучать их язык, и исповедовать свою религию. У них зачем-то отбирают образцы генетических материалов. Их семьи разделяют, а лидеры – исчезают. А земли уйгуров массово заселяют этническими китайцами.

Все их компьютеры, телефоны и другие средства связи находятся на строгом учете властей. Вся переписка читается, разговоры слушаются, поисковые запросы отслеживаются. О том, что именно делают китайские власти с уйгурами, весь мир недавно узнал из газеты The New York Times, которая опубликовала 403 страницы секретных документов по уйгурам прямо из Пекина.

Читайте также: Гідність сильніша за кулі – гонконгці вийдуть з прапорами України, аби висловити солідарність з нашою боротьбою за свободу

Суть там примерно такая: Си Цзиньпин объявил, что успех экономики не является гарантией от нестабильности в этнических регионах. Поэтому он отдал приказ не стесняться в выборе средств противодействия уйгурскому национальному движению.

Судя по всему, создание сети концлагерей для уйгуров – это личная инициатива товарища Си. Он же призвал максимально широко использовать технологии, но и не забывать о старых методах, типа вербовки агентов среди самих уйгуров. По сути дела, сейчас Китай завершает уже разрушение национальной идентичности этого народа. Если не их самих, то их детей планируется превратить в запуганных и послушных обычных граждан Китая. В идеале они должны полностью забыть язык, историю, традиции и религию своего народа. Над ними должен быть установлен тотальный технологический и идеологический контроль.

Судя по обрывкам информации из Уйгурского автономного района, Пекин уже довольно близко подошел к реализации этой задачи. И реальные уйгуры в привычном значении этого слова скоро останутся только в диаспоре. Все это происходит в той же стране, что и Гонконг. Жители этого города меньше всего хотят по той же схеме полностью лишиться своей идентичности. Да, они сами, в основном, китайцы, но у них есть кое-что не хуже ислама и верблюдов – традиции свободы и демократии.

При этом студенты Политехнического университета Гонконга предупреждают, что если Компартия Китая заберет свободу и у них, то на этом она не остановится. Си Цзиньпиня интересует глобальное доминирование, а вовсе не одни лишь уйгуры и Гонконг. По сути, они предупреждают мир о том же, о чем говорил Бэннон.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Иван ЯКОВИНА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини