MENU

Рост ВВП 40%: возможно ли это в Украине?

308 0

рост ВВП

Опыт Израиля, США, Евросоюза, в частности Финляндии, и многих других стран показывает, что создание эффективного государственного фонда для финансирования венчуров и стартапов позволяет привлечь в страну в десять раз больше инвестиций, чем было вложено денег изначально, пишет в своем блоге на сайте "Новое время" замминистра цифровой трансформации Александр Борняков.

Первым такую программу запустил Израиль еще 35 лет назад. Сегодняшний Израиль – пример для подражания десятков других стран, которые не смогли достичь такого же технологического успеха. При том, что он десятилетиями живет в состоянии войны.

В 1985-м это государство не очень отличалось от остальных. Но потом произошли две вещи. По программе репатриации в Израиль из СССР переехали почти 750 тысяч евреев, среди которых — множество инженеров. Второе — была запущена программа Йозма, которая дала возможности и деньги вернувшимся «мозгам».

Результаты принято называть экономическим чудом. Но чудом это не было. К программе привлекли профессиональных венчурных капиталистов. При этом к управлению допускался один израильский и один американский или европейский партнер с опытом работы с технологическими компаниями. Они работали под контролем членов правительства в совете директоров. Фонд использовался для инвестирования 10 дочерних венчурных фондов с капиталом $20 млн каждая. Из них 8 млн венчурный фонд получал от Йозмы, остальные 12 — от партнеров. Если инвестиция была успешна — партнерам позволялось выкупить долю государства за сумму объема инвестиций — все те же 8−10 млн, что не могло не привлекать. С этого начался рынок венчурного капитала в Израиле. В результате за семь лет фонд инвестировал 200 миллионов долларов, было создано 4000 компаний, которые привлекли 7 миллиардов иностранных инвестиций.

Читайте також: Куда бы я инвестировал миллион... Конечно, в айти, а вы?

Сейчас технологические компании как огня боятся вмешательства государства. Но при правильной реализации аналогичного проекта, мы можем быстро подтолкнуть венчурную и стартап индустрию. Примеров успеха полно: Великобритания, Финляндия и ЕС в целом. Каждая страна разрабатывает свои механизмы работы Фонда фондов. Например, для нашего времени и условий актуальна британская система. В 2005 году страна запустила программу Enterprise Capital Funds, чтобы привлечь инвестиции в развитие высокотехнологического бизнеса, при том что на рынке средств было недостаточно. Фонды-участники отбирались на конкурсе, они получали до 50% своего размера, но до 30 миллионов евро. За 11 лет эти компании привлекли больше миллиарда евро инвестиций. Создав свой Фонд фондов, украинское государство обязуется вкладывать в венчурные фонды, которые привлекают инвестиции, те же 50%. Остальные 50% венчурный фонд должен будет привлечь от частных инвесторов. Сейчас из-за высоких рисков для инвесторов, среди которых война, у венчурных фондов есть сложности с привлечением денег. В случае участия государственного фонда — и, немаловажно, наших иностранных партнеров — они смогут продолжить свою работы, риски будут снижены, деньги начнут приходить чаще.

Мировые примеры доказывают, что вмешательство государства может и должно подстегивать рынок. Вопрос в том, как это сделать грамотно.

Из опыта Израиля можно, в частности, взять идею пригласить в совет директоров признанных мировых специалистов. Они лучше всех знают правила этой игры. Ведь и в Йозма их позвали не просто так — они должны были научить израильтян.

Пока доверие к нам довольно высокое, и мы тесно связаны с европейскими партнерами, есть довольно много международных фондов, готовых совместно с государством профинансировать Фонд — это и Европейский инвестиционный фонд, и Европейский банк реконструкции и развития, и Катарский фонд. И сейчас уже есть более 20 фондов венчурного и частного капитала, которые потенциально могут получить финансирование.

Но для начала необходимо обеспечить начальный капитал фонда. На данном этапе отдельной статьи финансирования для такого проекта в государственном бюджете нет. Чтобы идея сработала, необходимо порядка 200−250 миллионов долларов стартового капитала. Условие иностранных инвесторов — минимальное государственное финансирование в объеме 5−10% общей суммы.

Читайте также: Как выбрать инвестора: руководство для стартапов

На этом этапе сейчас все зависит от Министерства финансов. По сравнению с государственным бюджетом, эта сумма не так велика. Но выход может быть в десятки и сотни раз большим. Начать с принятия нового закона об институтах совместного инвестирования. Действующий написан в 2009 году — и он безнадежно устарел, ведь 10 лет назад понятия венчурных инвестиций не существовало в принципе.

В результате средний размер инвестиций в отдельный фонд может составить около $20−50 миллионов, который, в свою очередь, будет инвестировать от 250 тыс. до $5−10 млн в стартапы или компании (в зависимости от стадии развития). Фонд фондов c объемом капитала $200 млн будет инвестировать в фонды в соотношении 50/50%, поэтому общая сумма инвестиций достигнет $400−500 млн.

Возможно, это не выиграет для нас войну. Но мы выиграем 100 тысяч новых рабочих мест, развитие инноваций и возможность запустить свой бизнес без страха, что на каком-то этапе человека подведет его собственное государство.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Олександр БОРНЯКОВ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини