MENU

Жизнь других

889 0

Яркая черта последних пяти лет в "республике" – выехала та прослойка богатых и власть имущих, кто задавал тон в моде, бизнесе, досуге. Все те, кто мог позволить себе обед в самом дорогом ресторане Луганска, кто менял машины, кто одевался из Италии, подбирая носки к трусам или наоборот. И это весьма упростило жизнь всех остальных, потому что ушло то жёсткое расслоение на классы, которое всё существеннее прослеживалось до 2014 года, пишет Татьяна Иванова в блоге для ТСН.

Для сливок общества был построен гольф-клуб на выезде из Луганска, открывались бутики брендовой одежды, рос косметический сервис и строились автосалоны. Это давало рабочие места всем остальным. И когда клуб местных миллионеров из "республики" вышел, оказалось, что единственной возможностью увидеть ту, другую жизнь, для многих стала доступность разбитых обстрелами всех этих элитных заведений – кафе "Мансарда" в Парке Щорса, гольф-клуба, автосалонов.

"Я, когда попал в гольф-клуб, там уже ничего не было. Нас наняли снимать и вывозить тротуарную плитку с дорожек для перепродажи. Уже ничего другого там не осталось. Но мне повезло – я нашёл шар для гольфа. Дома лежит, теперь и у меня что-то оттуда", – рассказывал мне знакомый.

"Ты успел сходить в "Эпицентр", когда он горел? Я слышал, люди даже землю для цветов оттуда тащили. Эх, жаль, меня там не было. Мне столько всего нужно домой! Пару тренажёров я бы точно себе взял" Или, в общем, абстрактно: "Ты успел чем-то поживиться, когда можно было? Я так, по мелочи. А слышал, люди попадали в магазины после обстрелов. Вот тем повезло".

Читайте также: 73% ничем не помогут Зеленскому в тяжелой и неравной игре с Путиным

Но если говорить о расслоении общества, самыми состоятельными сейчас стали… пенсионеры. И здесь ирония не уместна. Речь идёт о тех стариках, кто ещё вовсе не старик, обременённый болезнями. Лучше всех живут те пенсионеры, кто успел выйти на пенсию ещё до 2014 года, а после оформил все необходимые для получения пенсии документы и здесь, и в Украине. И даже это ещё не все – возраст даёт возможность ещё работать, а пенсионные выплаты в купе с зарплатой позволяют неплохо жить самому и помогать детям и внукам.

Отношение у самих пенсионеров ко всему происходящему разное. От штампа "мне все должны" до "не скажу никому, чтобы не сглазили". Хотя каждый понимает, что это то везение, которое когда-то непременно закончится, нужно только суметь правильно распорядиться им.

И здесь возраст и жизненный опыт оказываются верными союзниками пожилых людей – кто-то учит внуков на эти деньги, кто-то помогает стать на ноги детям в новой стране, кто-то собирает деньги. Есть те, кто умудряется покупать валюту и сразу же отправлять её внукам за границу, где, по их мнению, живётся ещё сложнее. Очень многие не скрывают: "Я эти деньги держу в руках всего пять минут – после сразу же перевожу дочери (внучке, сыну и т.д.)" Есть и те, кто просто передал пенсионную карточку детям, а сам только ездит на процедуру идентификации.

Ещё один интересный показатель – отдых по профсоюзным путёвкам от "республики" в Крыму последние несколько лет. Основной контингент отдыхающих – работающие пенсионеры, кто сумел накопить необходимые 12000 рублей (4651 грн) за десять дней отдыха, и оплатил отдых там внукам.

Из людей среднего возраста отдыхают по такой цене единицы – слишком дорого. Отдыхе семье обойдётся в 36000 рублей (13953 грн) + деньги на карманные расходы. Такие отдыхающие просто теряются на фоне пожилых людей, а обеды в столовой частного пансионата могли бы сойти за столовую дома престарелых – очень уж хрупкий и возрастной контингент там собрался.

Это тема особых шуток, что самые денежные сейчас – старики. Но вместе с тем это то святое, над чем шутить можно очень осторожно. В том же Крыму старики кричат громче остальных отдыхающих: "Я к вам из Луганска приехал, я войну пережил, а вы мне такой номер даёте?!" И имеется в виду вовсе не Вторая мировая, а события последних пяти лет, которые по мнению многих должны давать право на льготы и особое отношение к ним. Есть такой местный стереотип, что война досталась именно Донбассу, а это даёт право на особое отношение как минимум.

Пенсионеры чувствуют и зависть по отношению к себе, и некоторую брезгливость ими. Поэтому стараются выдвигаться на рынки тогда, когда схлынула толпа учащихся и спешащих на работу по утрам. На рынках они долго и придирчиво выбирают продукты. Продавцы молчат – понимают, что клиент пришёл денежный. Берут не только самое необходимое, а и могут позволить себе изыски – конфеты, которых ещё не пробовали, твёрдый сыр, хорошее мясо. Собственно, это та старость, о которой многие могут только мечтать – возможность не экономить на питании, изредка покупать себе одежду, ходить в профилактических целях к врачу.

Но здесь очень многое зависит от самого старика – это уже вопрос не столько денег, сколько характера и привычного уклада жизни. Кто-то даже с двумя пенсиями живёт впроголодь, потому что деньги отбирают пьющие дети или дети создали ту атмосферу, когда пенсионер не имеет возможности сам распоряжаться своими же деньгами – типа, что ему там нужно уже в этом возрасте, всё у него есть, а вот нам жить нужно. Но есть и те, кто умудряется не только безбедно жить, но и откладывать деньги на путешествия, на отдых в санаториях, на летнее оздоровление.

Читайте также: Журналістка: Російська агресія – це силовий спосіб примусити суспільство відмовитися від Майдану

Пообщавшись ближе с такими пенсионерами, кажется, что это тот благополучный класс европейских стариков, кто на старости лет может, наконец, пожить для себя. Но опять же – это скорее вопрос уклада жизни и характера. Общее и у тех, и у других в том, что они боятся потерять украинскую пенсию и все вытекающие из этого преимущества жизни. На словах и скорее от злого сглаза пенсионер будет говорить, что он устал, что ему надоело, что он уже не может и не хочет ничего, но при этом будет упорно идти за своей пенсией, стоять в очередях, снимать койку за 100 грн где-нибудь в Меловом или в Станице.

И ещё – о пенсии стали говорить осторожно и шёпотом, только с надёжными людьми. Эти поездки за деньгами стали лазейкой, той кроличьей норой, о которой лучше никому не знать. "Я тебе вчера весь день звонила, ты трубку не брала, все нормально?" "Уже нормально. В себя прихожу". "За пенсией, наверное, ездила? Я так и поняла". И обиды такая таинственность не вызывает.

Дело даже не в недоверии к кому-то, а в банальном суеверии – скажешь наперёд, поездка сорвётся, отменится, что-то случится. А самое страшное, что случается чаще всего, это не очередь или сложности перехода, а… смерть, потому что именно в таких переходах старики умирают больше остальных. Поэтому и берут с собой не только документы, а и листок с номером – кого набрать в случае того самого страшного исхода, если в этот раз что-то пойдёт не так. 

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Татьяна ИВАНОВА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини