MENU

Россия попала в две старые ловушки

2692 1

Зюганов Платошкин

На лево-оппозиционном и "революционном" небосводе РФ взвилась и резвится с начала года новая комета – Николай Платошкин, начальник штаба движения "За новый социализм". О яркости этой "кометы" можно исчерпывающе судить по дебатам 10 мая в Ютубе между двумя докторами исторических наук Платошкиным и Игорем Чубайсом, братом известного Анатолия Чубайса, от которого он отмежевался. Платошкин на них сидел под флагом СССР и обличал флаг РФ как власовский. Оно конечно, правда, но до сожжения флага РФ на камеру не дошло, что заставляет усомниться в искренности всего Платошкина, обещающего решить все проблемы одним пролетарским ударом кувалды.

Платошкин полгода столь энергично выступает и ведёт себя как гопник с дипломом доктора наук, что стал своим хамством раздражать даже старожилов левого подвала на России, которые и сами так умеют. Ещё больше их раздражает то, что Кремль не только дал Платошкину "зелёный свет", но и команду спичрайтеров. Товарищам по борьбе с антинародным режимом очень обидно.

Этого эффекта отчасти и хотел добиться Кремль, выводя на орбиту Платошкина в процессе подготовки к переформатированию власти в РФ. Левый фланг беспокоит по-своему Кремль и появление на нём свежего оратора и организатора Платошкина, должно решить ряд тактических и стратегических задач, чем исключить неожиданности в момент переформатирования.

Читайте также: Смертельная школа для России

В тактическом аспекте Кремль беспокоят КПРФ и Зюганов. Беспокоят именно тем, что они давно живут в вертикали власти и имеют деньги, структуру, организации и штабы на местах. КПРФ – это вполне лояльная фракция в партии власти, но автономная и с 10-15% "ядерного" электората, который при попутном ветре можно увеличить раза в два. Эта автономность со всем остальным и беспокоит Кремль. Там не без оснований опасаются, что при переделе власти КПРФ может "забыковать", потребовать для себя больше, чем имеет, и шантажировать всех остальных, угрожая социалистической революцией.

Лично Зюганов сам на такое, вряд ли, пойдёт, но есть сомнения, что он контролирует всю партию. Среди функционеров и актива КПРФ с "нулевых" есть неформальный раздел на "сталинистов" и "троцкистов". Первые считают, что в прошлом всё было здорово, и расходятся между собой лишь в оценке: Хрущёв с разоблачением Сталина – это плохо или хорошо. Практическое резюме у тех и других – надо гнуть старую линий. "Троцкисты", в отличие от них, считают, что в прошлом была допущена роковая ошибка с высылкой и убийством Троцкого и репрессиями остальных, которую надо исправить. Поэтому у них практическое резюме – от прошлого надо максимально отмежеваться, вернуться в октябрь 1917 г. и сделать вторую попытку заново построить коммунизм.

Разногласие скорее умозрительное, чем практическое, и те, и другие обычно спокойно уживаются в КПРФ. Но в момент переформатирования искренно верующие среди тех и другие могут выстрелить из пушки "Авроры", не спрашивая разрешения у Зюганова или вынудив дать его. Стрелять будут по принципу: вперёд, за коммунизм, а уже после взятия Зимнего будем разбираться за какой: по Сталину или по Троцкому. Те, кто в КПРФ мало озабочен историей и вопросами вероучения, могут задать Зюганову сугубо практический вопрос: чувак, тут власть делят, а почему мы с тобой клювом щёлкаем, и присоединиться к сталинистам, к троцкистам, и даже к бухаринцам или маоистам.

В Кремле допускают такие подвижки в КПРФ и на левом фланге в целом, несмотря на всю его контролируемость. Поэтому загодя продвигают Платошкина на "Аврору". Мало ли чего. Вдруг набегут фаны социализмов и коммунизмов, а на "Авроре" уже Платошкин и твёрдо говорит: слушай мою команду, а кто не слушает, тот враг народа и революции. На случай, если набегут анархисты инсценировали пензенское "Дело "Сети". Правильно мыслят, сначала надо захватить "Аврору" и лишь затем почту, телеграф и Зимний.

Кремль регулярно тревожат две мысли. Первая о том, что Зюганов и КПРФ не смогут всегда и исчерпывающе контролировать левый фланг, и вторая, что там может завестись ещё и кто-то левый, но не некоммунистический. В среде анархистов больше десяти лет как принято обижаться, когда их называют левыми, чтобы продемонстрировать своё полное отмежевание от коммунистов как предателей борьбы за права и освобождение трудящихся. Революционная волна 2014 г. в Украине тоже нанесла сильный удар по имиджу коммунистов и не только в Украине.

Читайте также: Конкурс на бесчеловечность от Путина

Такие опасения Кремля не беспочвенны, и он периодически пытается их решать. Но всё это проблемы текущие, тактические и можно сказать, второстепенные, в сравнении с той стратегической проблемой, которая досталась ему по наследству от СССР. Она причина не только появления "кометы" Платошкин на тусклом левом небосводе РФ, но и одна из базовых причин роспуска СССР.

В стратегическом аспекте Кремль сильно беспокоят, как не удивительно, те, кто хотят настоящего социализма, называя его для краткости "назад в СССР". Беспокоят по той же причине, по которой КПСС была вынуждена начать политику Перестройки, имея целью в финале свой самороспуск и отказ от строительства коммунизма как национальной идеи советских людей.

СССР после 70 лет существования неуклонно приближался к социальному взрыву и, чтобы его не допустить Политбюро ЦК КПСС как на пожаре было вынужденно "зажечь встречный огонь" и заявить о возврате к подлинным и ленинским ценностям социализма. В совокупности это было названо политикой Перестройки. Если бы не Вторая мировая война, то социальный кризис в СССР созрел бы раньше, и сложно сказать, какими были бы варианты выхода из него. Послевоенная разруха отсрочила кончину СССР минимум на 10-15 лет. Не будь той войны, и поколение 1960-ых, а возможно и часть поколения 1950-ых, родились бы в других государствах, а не в СССР.

Причина – полное несоответствие советского строя обещаниям большевиков. В 1970-ые это несоответствие стало настолько очевидным, что в "низах" советского общества шутили, если бы Ленин воскрес, то опять сделал бы революцию. В "верхах" его тоже видели. Поэтому вполне официально стали употреблять термин "реальный социализм", соглашаясь этим с обвинениями западных левых, что социальный строй в СССР далёк от настоящего социализма. Эти обвинения звучали уже от Розы Люксембург и "коммунистов советов", затем от троцкистов и других левых. Их долго называли либо клеветой, либо пытались свести к критике частностей, либо списать на какие-то трудности и обещать исправить.

Но в 1970-ые стало настолько понятно и очевидно, что социальное, имущественное и правовое неравенство в СССР имеют системные причины и их нельзя устранить, не изменив сам строй, что это признали в руководстве КПСС. В результате появилось понятие реальный социализм в стране развитого социализма, а построение коммунизма к 1980 г. перенесли на неопределённый срок. Самый главный план: построение коммунизма оказался провален, и на фоне этого краха все предыдущие пятилетки за три года стали выглядеть абсурдом.

Провал построения коммунизма к 1980 г. и вынудил Политбюро ЦК КПСС через пять лет начать Перестройку и искать способ, как вообще избавиться от обещания коммунизма. Запад гуманно попытался помочь СССР, так сказать, вернуться в лоно семьи, и подсунул идею Олимпиады в Москве. Но КПСС сама всё испортила вторжением в Афганистан.

Однако, хуже было другое. Друзьям СССР на Западе можно было втолковать, что да, в СССР не социализм, но мы думаем над этим, и большинство их принимало такой ответ в своём комфортном далёко. Но советских людей такой ответ не устраивал, тем более, что КПСС его и не особо озвучивала внутри СССР. Из всех экранов и утюгов продолжалось по-прежнему успешное строительство коммунизма, но мало кто верил в это.

В некий абстрактный коммунизм как в справедливое общество ещё верили по инерции, но в то, что он воплощается в СССР, верили всё меньше и меньше. Этот разрыв между реальностью и постулатами советской религии нарастал и с неизбежностью вёл к тому, чем и раньше заканчивались такие несоответствия – к массовому мировоззренческому кризису и к социальному взрыву. Другие факторы – товарный дефицит, самовластие начальства, сословность в образовании и здравоохранении, имущественное неравенство и так далее накладывались на этот зреющий кризис и приближали развязку.

Это несоответствие реальности и постулатов религии уже взрывалось не раз. В Европе оно стало причиной реформации Яна Гуса в Чехии, а затем реформации Мартина Лютера и других в Германии. Энгельс в статье "К истории первоначального христианства" писал, что в мусульманских странах несоответствие реальности постулатам "Корана" каждые сто лет приводит к революциям под лозунгом возврата к заветам Мухаммеда и к полной смене элит. Современный всплеск идеи возврата к законам шариата и истинному исламу, осуществлявшийся в частности "Братьями мусульманами" в Египте после свержения Мубарака и ИГИЛ, наглядно иллюстрирует правоту Энгельса. Некоторые наблюдатели из местных в Сирии и Ираке прямо называли игиловцев странными людьми, говорившими на языке раннего ислама и одевавшимися в одежды той эпохи.

Читайте также: Саша Сотник: Владимир Ильич Габышев фронтально наступает на дряхлеющую фигуру недо-Распутина

Как писал Энгельс, никаких подлинных революций в таких случаях не происходит. Всё заканчивается лишь восстаниями и основательным истреблением старых элит, а их место занимают выходцы из низов и всё начинается заново, чтобы повториться через сто лет. В вопросе о периодичности в сто лет с Энгельсом можно поспорить, но в целом его вывод верный.

В СССР, в силу его мировоззренческих координат, это несоответствие вело к призыву вернуться к заветам Ленина, а не Мухаммеда или Христа, и соответственно к идее о новой социалистической, а лучше истинно коммунистической революции. Стус, Абовин-Егидас и десятки тысяч других интеллектуалов были такими же реформаторами религии и сторонниками приведения реальности в соответствие с ней, как Лютер и Гус. Даже Левко Лукьяненко начинал с того, что искренне требовал истинного социализма и самостійності Украины.

Украинский политический термин "самостійність" никогда не был синонимом термина "независимость" (незалежність), почему и использовался параллельно с ним, и означал сохранение федеративных или конфедеративных связей с Россией. Но имперская Москва не хотела обсуждать даже такие вариант. "Братский союз народов СССР" был такой же фикцией, как и реальный социализм.

Нынешний имперский плач за СССР как великой страной, которую развалили враги и предатели, это полный абсурд. Не было такой страны СССР, как не было никогда таких стран как Австро-Венгрия или Византия. В "великом и могучем" языке производят как обычно подтасовку и подменяют понятием государство понятие страна. СССР был не страной, а государственным образованием имперского типа, основанным на религии коммунизма. По всем критериям СССР – это такое же теократическое государственное образование, как и Ватикан. От признания его теократией, возглавляемой религиозным вождём, удерживает только официальное осуждение в СССР религии. Но это осуждение было всего лишь подменой старых религий новой религией по имени марксизм.

Руководителям СССР было не суть важно, под какими лозунгами их будут бить. Будут это призывы вернуться к заветам Ленина, к законам шариата или к общему мировому цивилизационному пути развития, к свободе и демократии. Хоть к традициям предков-язычников. История показала, что атаки пошли со всех направлений.

Но базовой и самой реальной угрозой была именно атака с позиций возврата к чистоте идей Ленина. Политбюро ЦК КПСС не стало ждать массового явления социалистических Лютеров и крестьянской реформации с новым Томасом Мюнцером и поручило Горбачёву начать "революцию сверху". В Политбюро заседали не гении, но точно не предатели и не враги советского строя, которых информировали о наблюдениях Энгельса и других людей и объясняли, к чему всё идёт. Миссия Горбачёва в целом удалась, особенно в Казахстане и в Средней Азии, где президентами стали бывшие первые секретари компартий. Старую элиту не только не вырезали, но даже не привлекли к какой-либо ответственности. Более того, она сохранила свой социальный статус, приросла имуществом и пристроила к делу своих детей.

Социальные структуры и отношения в РФ, по сути, мало чем отличаются от реального социализма в РСФСР. Те, кто сейчас в РФ требуют снова социализма либо жулики, как Платошкин, либо не умеют пользоваться своим интеллектом, либо он у них отсутствует, а с памятью на России всегда была крупная проблема. Путинисты своим культивированием ностальгии по СССР сами вырыли себе яму и подвели РФ к той черте кризиса, к которой после идеологического краха 1980 г. подошёл СССР. Теперь они нервного дёргаются и создают таких персонажей как Платошкин, Грудинин и Удальцов, чтобы в неё не упасть, поскольку веры в то, что Зюганов сможет удержать ситуацию под контролем у них мало.

Призрак коммунизма опять бродит по России, а в Кремле никак не решатся вынести Ленина из мавзолея, чтобы навсегда избавиться от этого призрака. Не решаются по той причине, что не могут честно признаться в своих имперских намерениях и маскируют их под ностальгию за мифической страной СССР. Новоявленная организация "Российское имперское движение" уже попала в США под запрет как террористическая, и так будет с каждой новой попыткой Кремля задекларировать РФ как империю.

В Кремле знают: быть откровенными империалистам в ХХI в. нельзя, но очень хочется. Если нельзя, но хочется, то приходится цепляться за Ленина и СССР. Это ведёт РФ к ещё одной яме, которую можно назвать кризисом имперской идеологии.

КПСС долго ходила вокруг неё и старалась не упасть, для чего формально отказалась от идеи экспорта мировой революции с территории СССР, вопреки Ленину утвердила построение социализм в одной отдельно взятой стране, и в итоге согласилась на мирное соревнование социализма с капитализмом. При этом она контрабандой экспортировала пролетарскую революцию в Корею и Анголу, а в Венгрию, Чехословакию и Афганистан осуществляла неприкрытые интервенции, которые сильно опустили имидж СССР даже в среде левых.

Горбачёв старался извлечь СССР из этой навозной ямы империализма и стал отовсюду выводить войска, но было уже поздно, и он не смог удержать СССР от распада. С этой частью своей миссии Горбачёв не справился, за что его и не любят российские имперцы. Ельцин погрузил РФ в эту яму неглубоко, а Путин оккупацией Крыма опустил по самую макушку. Опустить опустил, но свободно плавать в ней как откровенному империалисту ему не дают.

Поэтому в Кремле сейчас осторожно зондируют ситуацию и отправили на пробу часть своих профессоров, экспертов, писателей и силовиков-отставников сознаваться, что они империалисты и были ими всегда. Кремлю интересна какой будет реакция населения на такие признания, чтобы наверняка знать, можно ли переименовать РФ в Российскую империю, или лучше этого не делать. Это отражение того мировоззренческого кризиса в РФ, когда империалисты в раздумьях: стоит говорить, что мы империалисты и открыто требовать себе 1/6 земного шара, а лучше половину, или нет.

Независимо от того, какой вариант они предпочтут, РФ после оккупации Крыма попала надёжно в две старые ловушки – коммунизм и империализм. Горбачёв вытащил СССР из первой без больших потерь, но не справился со второй. Нынешние хозяева Кремля прочно увязли в обеих. Пока наблюдаем за тем, как они дёргаются, боясь утонуть, и ищут способ выкарабкаться.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube

Сергей КЛИМОВСКИЙ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини