MENU

В Москве создали цифровой концлагерь

1030 2

Режим Путина

Домашний тиран-алкоголик не может решить ни одной проблемы собственной жизни и жизни своей семьи, зато с домочадцами может сделать все что угодно: хочет – лупит до полусмерти, хочет – плясать заставит, хочет – с кашей съест.

Путин не в состоянии решить ни одну сегодняшнюю российскую проблему. Ни в сфере падающей экономики, ни для преодоления пандемии, не говоря уже о выходе из международной изоляции. Даже такой пустяк, как копеечные выплаты медикам, о который Путин постоянно рассказывал, обернулись для "самодержавного властелина" неразрешимой проблемой.

Зато 24 июня в Москве пройдет большой праздник – парад Победы. Была бы в России действительно независимая социология, можно было бы узнать, какому проценту россиян необходимо, чтобы их деньги были потрачены на громыхание бессмысленного железа по брусчатке. Но одним парадом Победы дело не ограничится. Через месяц, 26 июля, в день ВМФ, состоится военно-морской парад. Но и это еще не все. После этого была анонсирована акция "Бессмертный полк". Учитывая, что 9 мая там тоже что-то летало и стреляло, вместо одного дня победобесия, который был сначала анонсирован как разовый приступ, Путин решил отравлять подведомственную популяцию этим безумием циклически.

Поскольку проводить все эти военные и морские карнавалы в условиях продолжающейся пандемии даже для Путина неудобно, пандемию решено отменить. С вирусом договориться, конечно, не получится, да и не надо. Есть статистика, которая отразит все что надо. Ну, а больные и умирающие… "Доктор" Мясников еще раз объяснит, что кому суждено умереть, тот и так умрет…

Читайте также: Параду смертников в Москве – быть

Единственная проблема – это что делать с тем цифровым концлагерем, который был установлен, например, в Москве. Столичное начальство вошло во вкус и явно не хочет выпускать москвичей из клеток. Яркое свидетельство – программа "Интервью" на "Эхе Москвы" от 26 мая, в которой Алексей Венедиктов беседовал с тремя министрами московского правительства: Лысенко, Данчиковым и Немерюком.

К журналистике это действо не имело ни малейшего отношения, как, впрочем, и все, что в последнее время делает ААВ. Это была оголтелая реклама программы "Социальный мониторинг", то есть главной базы столичного цифрового концлагеря, произведенная совместно министрами Собянина и главредом "Эха", который работал в этой программе подставкой для микрофона, совершенно забыв о своих постоянных уверениях, что журналист должен уметь возражать собеседнику, представляя точку зрения аудитории.

Первым делом министр Немерюк категорически заявил, что у московского правительства даже и мысли не возникает отменить эту программу. Оставьте надежду. И думать не могите.

Потом два других министра сообщили несколько цифр. В программе зарегистрировано 67 тысяч человек. Выписано 54 тысячи штрафов на общую сумму 216 миллионов рублей. Это не значит, что 80,5% тех, кого заставили надеть на себя удавку "Социального мониторинга" (отказаться можно, но тогда принудительная доставка в обсерватор), неминуемо становятся нарушителями закона и наказываются. Как объяснили министры, есть злостные нарушители, которых штрафуют по нескольку раз, ну а сама цифра в 54 тысячи штрафов – это общее число оштрафованных за весь период. Поэтому число заболевших правонарушителей, по оценке газеты "Ъ" снижается до 30% от общего числа попавших в ловушку "Социального мониторинга".

Теперь, для тех, кто не очень в курсе, несколько слов о сути проблемы. Коронавирус протекает очень по-разному. У меня эта фигня длится больше месяца, и, хотя самого вируса во мне нет – до выписки из больницы я получил два отрицательных результата на мазок и два таких же на КТ – ничего еще далеко не кончилось. Ковид ушел, но перед этим почти полностью разрушил организм.

А сейчас представьте себе реальную ситуацию. У вас высокая температура. Болит, ломит и ноет все, что можно: от легких и почек до головы, сердца и суставов. Вы не можете дышать. У вас диарея. Сил нет совсем. Сон, который целебен для любого больного, для вас внезапный и очень редкий подарок. И вот в этой ситуации вы должны – не думать о выздоровлении и стараться выполнять предписания врача, прислушиваясь к своему организму – нет! Как вы могли вообразить такую нелепость! Вы должны поставить на свой телефон абсолютно кривую программу, которая у многих просто не ставится в силу несовместимости с телефоном (за что штраф получаете, естественно, вы, а не криворукие разработчики). После чего вы должны 24 часа в сутки прислушиваться и присматриваться к своему телефону, чтобы не пропустить команду: "быстро делай селфи, мразь!". Если ты, преступный ковидник, в этот момент находился в (пардон) туалете, или принимал душ или лекарство, или – не дай бог! – ночью смог, наконец, на пару часов забыться сном – кара администрации столичного цифрового концлагеря настигнет тебя неминуемо. Кстати, как проявление сверхгуманизма, столичные министры сообщили, что требования прислать селфи посреди ночи были отменены после 29 апреля…

Да, и оспаривать решения лагерной администрации в судах в условиях изоляции бесполезно. Всего на условия карантина в Москве было подано 1806 исков в суд, из них лишь 236 исков в связи с "Социальным мониторингом". Этими цифрами столичные министры трясли в качестве доказательства безупречной работы своей "системы". То есть эти 236 героических личностей, будучи больными, сидя на карантине, умудрились добраться до почты, взять бумажный вариант постановления, после чего подготовить исковое заявление и все документы привезти в суд, уложившись в сроки. Что было физически сделать почти невозможно. Не знаю, возможно, нынешняя судебная система вдруг позволяет все сделать, не выходя из квартиры (очень сомневаюсь, но вдруг), но и в этом случае для больного человека это практически нерешаемая задача.

Читайте также: Россиян морально готовят к повторной вспышке коронавируса

То, что создано сегодня в Москве – это настоящий цифровой концлагерь, подкрепленный для устрашения карательной вирусологией в виде обсерверов. Причем этот концлагерь, естественно, не для всех. Как объяснил простодушный Песков, он не стал устанавливать программу "Социальный мониторинг", и вы знаете, его почему-то не отправили принудительно в обсерватор. Это ковид у кого надо ковид...

Трое министров собянинского правительства в эфире "Эха" упивались своей значимостью и властью над больными людьми. Никакого отношения к здоровью людей весь этот бред не имеет. Какой смысл в том, чтобы, узнав, что зараженный человек гуляет по городу, его штрафовать? Наказание? Месть? Чтобы больше так не делал? Может, лучше воспринимать больных людей как больных, а не преступников и послать к человеку медработника, чтобы выяснить, что произошло. Возможно, больному стало плохо и он, не дозвонившись ни до кого, выполз в аптеку за лекарством. Глядишь и не было бы таких диких случаев, как все новые штрафы, выписываемые профессору РУДН Карабулатовой за постоянные нарушения карантина. При том, что женщина уже больше года прикована к постели…

Впрочем, о чем это я… В России – оккупационный режим Путина. Он очень занят. Проводит парады оккупантов. В Москве – цифровой концлагерь гауляйтера Собянина. Есть оккупанты. А есть их прихвостни, коллаборационисты, которые оккупантов обслуживают. Одного из них зовут Алексей Алексеевич Венедиктов.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і YouTube

Игорь ЯКОВЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини