MENU

Цензура от Минкульта России: На международном фестивале запретили два кукольных спектакля

673 0

По требованию Министерства культуры РФ из программы Московского международного открытого книжного фестиваля (ММОКФ) исключен показ двух кукольных спектаклей. Речь идет о детском спектакле по пьесе "Душа подушки" Олжаса Жанайдарова в постановке главного режиссера Театра кукол им. С.В. Образцова, лауреата "Золотой маски" Бориса Константинова и взрослом по пьесе Максима Курочкина "Травоядные" в постановке главного режиссера Театра кукол республики Карелия, номинанта "Золотой маски" Натальи Пахомовой. В письме к организаторам ММОКФ за подписью первого замминистра культуры Владимира Аристархова говорится, что "по имеющейся информации, в пьесе "Душа подушки" могут быть усмотрены признаки пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Пьеса "Травоядные" содержит нецензурную брань". В знак протеста против цензуры со стороны Минкульта от участия в Московском международном открытом книжном фестивале отказались Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество "Мемориал", премия "Просветитель",  "Новое издательство", поэт Лев Рубинштейн, журналист Михаил Калужский.

 

Ситуация достаточно простая. Руководство фестиваля, которое является также и руководством ЦДХ, получило письмо, которое представляет собой абсолютно демонстративный пример предварительной цензуры. Формально цензура у нас в стране запрещена Конституцией, однако чиновники Министерства культуры позволяют себе цензурировать программу фестиваля, «поскольку обозначенное мероприятие противоречит принятым в российской культуре традиционным нравственным ценностям». По всей видимости, где-то между двумя стиральными машинами в своей прачечной они сами формулируют, утверждают и объявляют обязательными эти традиционные нравственные ценности. Где-то там, среди мешков стирального порошка, хранятся и скрижали, на которые всё записано.

 

Проблема, собственно, заключается в том, что это — шантаж. Министерство культуры впервые решило поиметь какое-то отношение к этому фестивалю, потому что он стал крупным, многолюдным, престижным, представительным, и чиновники решили как-то к нему подключиться. Минкульт объявил себя патроном ММОКф, пообещал каких-то денег, а за день до его начала под угрозой отъёма всех этих благ решил скорректировать программу. Это торжество принципа «кто заказывает музыку, тот и танцует девочку». Но на фестивалях, и вообще в искусстве, в общественной жизни так не бывает. Человек или учреждение, которое каким-то образом оказывает помощь тому или иному мероприятию, не принимает на себя обязанностей или прав цензора. Такое действие — признак совершенно дремучего диктаторского подхода. Люди, которые принимали решение об этом фестивале в министерстве, знали, как он устроен, знали, каковы его ценности, а тут они пытаются напрямую на это влиять.

 

Это ещё один из элементов того «срыва резьбы», который происходит на протяжении последних нескольких месяцев, когда целый ряд государственных учреждений и чиновников решили, что «теперь можно». То, относительно чего они всегда привыкли стесняться, были скованы рамками закона, приличий, традиций, здравого смысла, теперь стало допустимо, и они считают, что могут себе позволить любое решение по своему усмотрению, и никто не посмеет им перечить. А поскольку руководство фестиваля молча приняло такую постановку вопроса и согласилось убрать те элементы программы, которые чиновникам показались неприемлемыми, то значительное количество участников просто вышло, в том числе «Мемориал».

 

У них было несколько очень важных и очень интересных элементов программы, в частности, в одном должен был участвовать я: большая презентация проекта «Последний адрес», посвящённого увековечению жертв политических репрессий в России. Но очевидно, что проводить что-то подобное в пространстве, превратившимся в танцплощадку, где мальчик из Министерства культуры танцует свою девочку — невозможно и неприемлемо, и все мероприятия будут происходить в других местах. В частности, была подготовлена  выставка мемориальных знаков для «Последнего адреса», который сейчас ищет себе новую площадку.

 

И это решение абсолютно правильное, потому что практика показывает, что попытка что-то перетерпеть и посотрудничать оборачивается только тем, что власть наглеет ещё больше и запускает руки ещё глубже. Такая политика умиротворения агрессора хорошо известна на разных уровнях: на уровне международной политики, на уровне большой государственной политики и на уровне взаимодействия конкретного гражданина с властями. По существу этот подход сводится к мысли «давайте мы накормим чудовище, может быть, оно будет к нам добрее». Практика показывает, что не будет. Чудовище испытывает лишь больший аппетит и жрёт всё менее опрятно и во всё больших количествах. Такая тактика сотрудничества и последовательных уступок себя дискредитировала, потому что она приводит только к тому, власть требует новых уступок, а пространство свободы и законности становится всё меньше и меньше. По существу, речь идёт о добровольном отказе граждан и организаций от своих законных прав, и совершенно непонятно, почему надо добровольно идти на поводу у беззакония, а то, что сделал чиновник Минкульта — это беззаконно, не говоря уже о том, что безнравственно. Поощрять их на этом пути не нужно.

Сергей ПАРХОМЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини