MENU

С чего начинается родина?

1621 9

Последние месяцы мы ведем разговоры о границах нашей страны. О тех, которые нужно защищать, за которые стоит сражаться и умирать. Оказалось, для большинства они разные.

 

Для меня Украина начинается с первого указателя, с первого пограничного столба. Я получила ее родиной в подарок. Случайно. Просто оказалась тут в 1991 году. Может, поэтому и отношусь к ней с особым трепетом, как к чужой ценности, которую нельзя прозевать.

 

Севастополь, Одесса, Донецк, Киев - одна разная, но неделимая страна. Такой досталась мне. Такую хотела бы передать своим детям.

 

Каждый отнятый кусок воспринимаю трагедией с фантомными болями.

 

Ощущение такое в меньшинстве. Для Киева Украина там, где нет жлобов, МАФов и быдла, для Ивано-Франковска, где говорят на украинском, для Львова, где ненавидят Россию, для Донбасса и Крыма наоборот - где нет памятников Бандере, где не переводят фильмы и не учат язык. Первые готовы отсечь все, что мешает, как им кажется, двигаться вперед и развиваться. Вторые согласны даже сменить паспорта, лишь бы не делить страну с «фашистами».

 

Родина для большинства украинцев - узкое пространство комфорта и единодушия, а не богатство разнообразия. Место, где полностью и беспрекословно разделяют твои собственные ценности. Остальное, отличное - надо отбросить, отрезать с пренебрежением и ожесточенной брезгливостью. За ненадобностью.

 

«Пусть отделяются, не хочу жить с ними в одной стране», - это Киев.

 

«Они будут стрелять нам в спину», - это Львов.

 

«Сепаратисты, предатели!» - кричат одни.

 

«Фашисты! Бендеровцы», - другие.

 

Донбасс в столице считают нахлебником и головорезом, Киев на Востоке, как ни странно, почти тем же.

 

Война только обострила вопрос о том месте на карте, за которое украинец готов воевать с реальным врагом.

 

«Я не хочу умирать за Донбасс», - заявляет Волынь.

 

«А я не хочу воевать за Крым», - поддерживает Винница.

 

А за что готовы? Многие - за Киев. Еще больше - за Львов. Почти все - только за свой дом. Только за безопасность близких.

 

А за Житомир и Полтаву? За Харьков? За Славянск, в котором, кстати, более 70% населения этнические украинцы, считающие украинский родным? К счастью, есть те, кто готов воевать и за них.

В добровольческие отряды на Востоке страны собираются воины из всех регионов. Донбасс, Львовщина, Киевщина, Херсонщина, Николаевщина, Днепропетровщина становятся в ряды защитников родины. Всей. Разрозненной. Но своей.

 

Именно эти люди меняют извечное украинское про хату с краю, показывая, что своя - это каждый дом на границе (в данном случае с РФ), который нужно сберечь и защитить.

 

В противном случае, у украинцев появится много родин. Разных. Галичина, ДНР. Что-то еще. Возможно, они действительно будут настоящими (у центра страны - европейскими, у востока - русскими, у запада - украинскими) и в перспективе более успешными. Но при любом варианте это будут очень, очень малые родины. И речь не о размере.

Анастасия БЕРЕЗА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини