MENU

О чем Порошенко говорил с Путиным

8818 28

То, как интерпретируют этот телефонный разговор в Украине и в России, значительно отличается. Утверждать мы можем несколько вещей. Первое – разговор все-таки состоялся. Второе – в нем поднималась тема перемирия. Что нужно понимать: единственное, о чем стороны сейчас могут договориться – это прекращение огня.

 

Ни о каком мире, ни о каком мирном договоре между Украиной и самопровозглашенными республиками и речи быть не может.

 

Собственно, семь пунктов, сформулированных Путиным – это условия, на которых он готов это прекращение огня обеспечить. Пока речь идет только о предварительных, самых общих договоренностях. Их еще надо формализовать – по каждому из пунктов, положить на бумагу и только потом подписать.

 

Но сразу же после подписания возникнет проблема: будет ли Путин выполнять взятые на себя обязательства. Ведь нет никаких гарантий, что он не решит в очередной раз поступить по-своему и нарушить все, что можно и нельзя.

 

Кроме того, действия должны быть согласованы. Простой пример: Путин требует, чтобы украинские войска отошли от городов на расстояние, которое не позволило бы им стрелять по этим городам артиллерией и системами залпового огня. Но ведь те же системы залпового огня, только в гораздо большем количестве, есть и у россиян, которые заняли Донецк и другие города Востока. Если Путин хочет, чтобы мы отступили, значит, он тоже должен вывести своих солдат вместе с вооружением на достаточное расстояние, а лучше – сразу в Россию. О договоренностях можно говорить, только когда в действиях сторон есть определенная паритетность.

 

Если речь идет об отводе авиации, то это точно так же касается российской авиации. К сожалению, есть многочисленные сообщения о том, что она участвовала в военных действиях на стороне сепаратистов.

 

Так что, прежде чем о чем-либо договариваться, украинская сторона вправе требовать предварительного вывода российских войск и техники с территории региона. До дружеской помощи РФ у сепаратистов ничего этого не было.

 

И последнее, что будет согласовываться – сперва в Минске, а потом и на более высоком уровне – это режим международного контроля за соблюдением прекращения огня. Для этого нужно будет согласовать населенные пункты, где будут находиться международные наблюдатели. И тут надо понимать: десятков наблюдателей, как это было раньше, мало. Возможно, даже сотен не хватит. Это должен быть куда более широкий круг – возможно, даже не только в рамках ОБСЕ.

 

К сожалению, у меня есть опасения, что этот процесс может затянуться. Кроме того, сепаратисты не скрывают, что хотят расширить свои территории. Соответственно, в ближайшее время они могут решиться на более наглые атаки, чтобы откусить кусок региона покрупнее. Так что в ближайшем будущем нас может ожидать очень серьезная эскалация конфликта.

 

Что касается переговоров – тут мы в самом начале пути. Между формулированием договоренностей и их выполнением может пройти немало времени, а еще больший вопрос – будут ли они выполнены вообще. 

Владимир ФЕСЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини