MENU

Atlantic Council: Донецкие тюрьмы. Взгляд изнутри

3364 0

В 2014-м году, когда сепаратисты под руководством России захватили контроль над Донецком, Игорь Козловский сделал то же, что и многие другие жители города: он не уехал, он остался у себя дома.

Но в отличие от других, Козловский не был сторонником самопровозглашенной Донецкой Народной Республики. Он – украинский патриот, профессор Донецкого национального технического университета, всемирно известный эксперт в области сравнительного религиоведения, в прошлом государственный служащий. У него была другая причина остаться в Донецке: его старший сын страдал от синдрома Дауна и паралича и не мог легко переехать куда-либо.

В конце концов, сепаратисты пришли за Козловским. Они задержали 63-летнего ученого возле его дома 27 января 2016 года. Военный трибунал ДНР признал Козловского – открытого пацифиста – виновным в незаконном хранении оружия и шпионаже, и приговорил его к двум годам и восьми месяцам лишения свободы. Затем его бросили в застенки незаконных тюрем в ДНР, его подвергали пыткам и содержали в бесчеловечных условиях.

Мучения Козловского закончились только 27 декабря 2017 года, когда он был освобожден в рамках крупномасштабного обмена заключенными между Украиной и сепаратистами. То что, происходило с ним в сепаратистской тюрьме, не уникально. Но в отличие от некоторых бывших заключенных, которые молчат, опасаясь за свои семьи, проживающие на оккупированной территории, ученый рассказал об этом на телеканале Громадское. Его история позволяет взглянуть на жизнь на оккупированных территориях изнутри и в существующих там тюрьмах.

Читайте также: Звільнений з полону вчений Ігор Козловський розповів про тортури "русского міра". ВІДЕО

После задержания Козловского бросили в сырой, переполненный людьми подвал, один из многих, который так называемое Министерство государственной безопасности ДНР превратило в тюремные камеры. Ученый рассказал, что условия там были "самыми трудными, просто ужасающими".

Как и большинство политических заключенных, Козловский неоднократно подвергался избиениям и пыткам, это широко распространенная практика в ДНР. Пытки играют неотъемлемую роль в правовой системе непризнанного государства. "У палачей есть задача, и эта задача очень проста: заставить  задержанных клеветать и обвинять других людей, и выбивать признание", – сказал Козловский. Иногда истязатели сами заявляли, что они – прямые наследники советской тайной полиции, НКВД и КГБ.

Часто палачи использовали давление на семью заключенного, чтобы сломать его. "Всегда была угроза, что они окажут давление на мою семью, – вспоминал Козловский, – Они используют наши слабые стороны, и для многих это их семьи".

Но опыт Козловского в тюрьмах ДНР – история не только о бесчеловечности и беззаконии. Она подчеркивает то, в каком положении находятся обычные, оказавшихся в эпицентре одного из главных мировых конфликтов нашего времени.

Читайте также: Майбутнє Донбасу: рівняння, у якому забагато невідомих

Во время пребывания в тюрьме Козловский смог сохранить душевное спокойствие благодаря упражнениям йоги. Он также стал источником психологической и духовной поддержки для некоторых из его товарищей-заключенных. И, несмотря на жестокость ДНР, Козловский обнаружил, что многие из охранников были обычными людьми, которые там работали потому, что не смогли найти другого места. У них не было никакой враждебности по отношению к заключенным, и они часто беспокоились о том, что ждет Донбасс в будущем.

"Эти люди хотят выжить. Многие из них вспоминают о тех временах, когда "здесь у нас была Украина", потому что многие из них беспокоятся о деньгах. "И, конечно же, их интересует амнистия".

Страх, наверное, самая сильная эмоция в нынешнем Донецке. Во время пребывания тюрьме Козловский также сумел пообщаться с заключенными, которые были брошены в тюрьму за неполитические преступления. До этого же они были на свободе и стараясь выжить в суровых реалиях ДНР.

"У них есть чувство бесполезности, – вспоминает Козловский. – Все говорят, что регион нежизнеспособен". Фабрики и шахты, ранее являвшиеся ядром промышленного Донбасса, перестали функционировать. Многие в поисках работы уехали в России или подконтрольные Украине территории.

Читайте также: Плач, цветы, смех, слезы, объятия. Как украинцы встречали освобожденных заложников. ФОТОРЕПОРТАЖ

Возможно, по этой причине репрессивная машина ДНР и пугает людей тем, что произойдет, когда "вернется Украина". Люди, работающие в правоохранительных органах, и особенно в "министерстве государственной безопасности", которой курирует Федеральная служба безопасности России, понимают, что для них пути назад нет.

Тем не менее, Козловский по-прежнему с оптимизмом смотрит на то, что Донбасс может быть мирно реинтегрирован в Украину, особенно если страна сможет восстановить связи с обычными людьми, которые остались на территории, контролируемой сепаратистами.

Он считает, что гражданское общество будет играть решающую роль в оказании помощи в "установлении связи с людьми по другую сторону линии соприкосновения, – сказал он. – Нам просто нужно встретиться с этими людьми, поговорить с ними, чтобы спокойно объяснить нашу позицию".

После почти двух лет тюремного заключения Козловский излучает позитив и спокойствие. Его вера в жителей Донецка и Украины по-прежнему сильна.

"Я всегда говорю своим студентам: для того, чтобы не разочароваться в людях, не нужно создавать идолов, – сказал он. – Я не разочаровываюсь в людях просто потому, что люблю их такими, какие они есть. Я люблю свою страну такой, какой она есть".

Оригинал на Atlantic Council

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO


Сообщить об ошибке - Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Смело делись
им в соцсетях через эти кнопки

Другие новости по теме



Правила комментирования »  


Новости