MENU

Борьба за деолигархизацию СМИ так и не началась

1089 0

Ночь с 18 на 19 февраля 2014 года была страшной, и вспоминать её совсем не хочется. Однако то, с чем мы имеем дело сегодня, началось именно тогда. Около 5 утра я получила подтверждение от ребят из Самообороны Майдана, дежуривших в больнице Скорой медпомощи в Киеве, что коллега Вячеслав Веремий скончался на операционном столе. Рассылая номер карты для сбора помощи семье Славы, ранним утром я увидела в Фейсбуке пост Отара Довженко, специалиста по мониторингу соблюдения стандартов отечественными СМИ. Карма есть, и есть возмездие, писал Довженко, ведь это тот самый Веремий, который писал о проститутках на Майдане. Стоит ли удивляться, что 4 года спустя активисты и правозащитники в буквальном смысле слова гоняются за титушкой Крысиным, вина которого в гибели Веремия доказана, но которого почему-то никак не могут судить справедливым судом, пишет в своем блоге на Focus.ua Марина Бердичевская.

Читайте также: Методичка "темников" в реальном исполнении

По иронии судьбы, на которую так любят ссылаться борцы за единственно верную точку зрения, четыре дня спустя, 23 февраля 2014 года, редакция майданной газеты "Хроника текущих событий", в состав которой в качестве консультанта входил Отар Довженко, выступила с обращением. Вот его фрагменты: "Мы столкнулись с ситуацией, которую не готовы замалчивать. Сегодня на Майдане у координатора нашей киевской раздачи охранники сцены отобрали и сожгли 12 000 экземпляров тиража, напечатанного на деньги волонтёров. Их не устроил материал, который опубликован в номере… Мы журналисты. Наша задача – описывать реальность, а не корректировать её… Мы просим организации Майдана публично заявить о запрете на любое нарушение свободы слова. Мы просим объявить официальным требованием Майдана внесение законопроектов о защите свободы слова и, в частности, об автоматическом отстранении чиновников любого уровня от должности при доказанном вмешательстве в редакционную работу любых СМИ".

За четыре года после победы Революции достоинства, вынесшей на гребень политической волны многих бывших журналистов и медиаэкспертов, утекло много воды. И кардинальный поворот в сознании заявленного представительского большинства в медиасреде произошёл не сразу. Это и понятно, ведь на повестке стояло немало важнейших вопросов, ни один из которых, впрочем, так и не был решён. О журналистской этике и разработке нового словаря в условиях аннексии, вооружённой агрессии и оккупации в медиатусовке спорили до хрипоты, взаимных проклятий и банов, но так ничего и не решили, провозгласив стандарты Би-би-си "подлостью в условиях войны", а отстаивающих эти стандарты журналистов – "руками Кремля".

О необходимости деолигархизации СМИ не заявлял только ленивый. Де-юре удалось лишь принудить СМИ открывать информацию о конечных бенефициарах, однако де-факто расклад сил на медиарынке не изменился

И сложно сказать, что позволило спустить этот вопрос на тормозах – то ли заявление одного из олигархов после вступления в должность президента о том, что свой канал он продавать не собирается ни при каких обстоятельствах, то ли покупка телеканала "Тонис", теперь работающего как "Прямой". Купил его отнюдь не олигарх, а политик – бывший член Партии регионов Владимир Макеенко, так и не потрудившийся объяснить, откуда у него средства на уставной фонд канала в размере 16,7 млн грн. Не изменилась ситуация и с другими СМИ – телеканалы "Интер", "Украина", ICTV, "112" и другие по-прежнему связывают либо с оставшимися в стране, либо беглыми олигархами.

Однако борьба за деолигархизацию, так и не начавшись на государственном уровне, переместилась в стан самой медиатусовки. И вот уже лидеры мнений рассуждают о том, насколько чистоплотно "кормиться" с рук одних олигархов и нечистоплотно – с рук других. Они без каких-либо доказательств продвигают и отстаивают теорию о том, что определённые СМИ в Украине "отрабатывают политику реванша", и потому всех журналистов, работающих на эти СМИ, необходимо как минимум заклеймить, а как максимум – не нужно защищать. Зачем их защищать, если они по умолчанию в общественном сознании – "пропагандисты", "бойцы невидимого фронта", "пятая колонна", "рука Кремля"? Это не доказанные правоохранительными органами и судами факты, это заботливо взращиваемый в народном сознании миф, такое общее место, новый пункт общественного договора.

Читайте также: Болевые точки: олигархи, война и неизбежность

Результат налицо: ещё два года назад было понятно, что большинство, в том числе и олигархических, СМИ добровольно отказываются от критики действующей власти в период войны. Но тогда было сложно представить, что погромы редакций при участии силовиков, молчаливом попустительстве и даже плохо скрываемой радости медиатусовки станут обыденностью. Невозможно было себе представить, что отжим технологий и обученных специалистов под привлекательной маркой создания якобы новых медиапродуктов станут реальностью. Теперь же невольно вспоминаются истории с отжимом когда-то независимого телеканала НТВ или со сменой руководства в РБК, которое советовало оставшимся работать членам коллектива "не пересекать двойную сплошную".

"Разметка дороги" продолжается. 2 марта в конференц-зале Национального союза журналистов Украины собрались представители лишь некоторых СМИ, из тех, кто помнит, что задача журналиста – описывать реальность, а не корректировать её. Но на заседании выступили не только они. А и директор представительства Freedom House в Украине Мэтью Шааф, который заявил: "Несмотря на значительные улучшения после Революции достоинства, нельзя не фиксировать: политическое и экономическое давление на журналистов и в целом на СМИ заставляют их избегать определённых тем. Уголовные преследования против журналистов и блогеров оправдываются как необходимые в целях национальной безопасности. Во многих случаях мнения, против которых выступает украинская власть, – политические, а не такие, которые представляют угрозу".   

Собственный взгляд на происходящее высказал и заместитель главы Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Бенджамен Моро: "Нас очень тревожит частота и количество нападений на журналистов, штурмы редакций, проведение обысков и факты оказания психологического давления на репортёров. И что ещё больше тревожит: часто на месте событий присутствовали представители правоохранительных органов, но никаких попыток вмешаться они не предпринимали. Не открываются уголовные производства, либо если открываются, то идут с большими задержками".

Читайте также: Запорожье: вырваться из олигархических оков

Моро говорил также о нарушении права на частную жизнь и презумпции невиновности со стороны сайта "Миротворец", об отсутствии прогресса в деле расследования убийства Павла Шеремета, о давлении на суд со стороны праворадикальных организаций в деле расследования убийства Олеся Бузины. С обращением к украинской власти и лично к президенту Порошенко выступил и Комитет защиты журналистов (CPJ), призывая "осудить практику дифференциации журналистов на патриотов и непатриотов", а также "возложить ответственность на должностных лиц за поощрение действий против прессы либо за неспособность расследовать такие случаи".

Похоже, что в международных организациях всё прекрасно понимают, однако политикам, как и отстаивающим запрет на критику власти во время войны медиаэкспертам, а также примкнувшей к ним медиатусовке, на это в принципе наплевать. Сейчас несколько медиаорганизаций начали травлю молодого главы НСЖУ Сергея Томиленко, осмелившегося занять принципиальную позицию, чётко коррелирующую с позицией CPJ: не делить журналистов на "правильных" и "неправильных". Эта позиция, не без участия бывших журналистов, а теперь представителей власти, была названа позицией "защиты русского мира". Образ врага сформирован, осталось сместить с должности Томиленко и создать новый, "правильный" Союз журналистов, который не пересечёт «двойной сплошной".


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі


Правила коментування ! »  
Комментарии для сайта Cackle

Новини