MENU

Гуманитарная мина

666 0

Ілюстрація – ТСН

При мне такого не случилось бы, заявил президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, комментируя новость о том, что убитый в аэропорту Куала-Лумпур сводный брат Ким Чен Ына сотрудничал с американской разведкой.

От Трампа мы также узнали, что вождь Северной Кореи написал ему еще одно "красивое" письмо. Американский президент де-факто сказал: "Я бы не позволил ЦРУ собирать информацию на врага, используя его окружение". Даже если это был ситуативный блеф, – сложно представить американского президента, который узнает о настолько важных для своей разведки источниках из прессы, – заявление Трампа для многих звучит тревожно. Особенно с учетом того, что Ким Чен Ын продолжает испытывать американское терпение новыми запусками ракет. И отнюдь не собирается сворачивать ядерную программу.

За несколько часов до того, как Трамп высказал уверенность в том, что его новый северокорейский друг держит слово, советник президента по вопросам национальной безопасности Джон Болтон обвинил Пхеньян в неспособности выполнять обещания. "Это ракеты малой, очень малой дальности", – говорит Трамп о последнем испытании. Здесь следует напомнить: от границы КНДР до многомилионного мегаполиса Сеулу, столицы Южной Кореи, меньше 40 километров. Именно там ежедневную угрозу от свихнувшегося тоталитарного соседа ощущают сильнее всего. Есть, впрочем, еще американские базы в регионе. Есть Япония. То, что "мало" для Трампа, – чрезвычайно много для них.

Любопытно, что именно этот аргумент: принципиальную важность наличия пусть и недоразвитого, но ядерного оружия в руках у Кима – использует в своих статьях и выступлениях последнего времени политолог Дуглас Бендоу, в свое время бывший одним из помощников президента Рейгана. В колонке "Значительные дипломатические усилия Трампа в Северной Корее" он отмечает, что последствия возможной эскалации будут ужасными. Вывод, который он делает: лучшее враг хорошего. Не следует добиваться полного ядерного разоружения от Пхеньяна, давайте лучше дружить.

Читайте также: Трамп пригрозил Мексике новыми пошлинами, если парламент не одобрит миграционную сделку

В то же самое время, когда на лужайке перед Белым домом Трамп рассуждает о красоте эпистолярных потуг своего северокорейского друга, Дуглас Бендоу модерирует панель в вашингтонском институте Катона, посвященную попыткам понять Северную Корею. Поскольку умом это сделать, как и в случае с Россией, довольно сложно, слушателям предлагается прочувствовать КНДР сердцем. К этому призывает Хайди Линтон, исполнительный директор организации "Христианские друзья Кореи", свыше двадцати лет присутствующей в КНДР с гуманитарной миссией.

"Друзья Кореи" открывают там центры медицинской помощи больным туберкулезом и гепатитом. Углубляют контакты с местными чиновниками. Из своей второй поездки в Северную Корею Хайди Линтон вернулась в прошлую субботу. Цитируя отчет своей сотрудницы, она говорит о страшных человеческих страданиях, которые необходимо облегчить. Сосредоточиваясь не на том, что видит глаз, а на том, чего глаз не видит. На Божьей воле, направившей гуманитарных крестоносцев на эту войну.

Координатор еще одной религиозной гуманитарной организации – Американского комитета Друзей на службе обществу – Дэниэл Джаспер на этой же панели говорит о том, что их работе очень мешает официальный запрет посещать Северную Корею, действующий в Соединенных Штатах. Нарушители рискуют остаться без паспорта – внутри страны этим документом американцы не пользуются, хватает водительских прав и номера социального обеспечения.

Вне запрета – журналисты и те, кто выполняют "общественно важную работу", но и им нужно разрешение от властей. На получение которого уходит, по словам Джаспера, от пяти до пятидесяти пяти дней. Эта бюрократия, утверждает он, мешает "Друзьям" дружить. Посещать Пхеньян так часто и тогда, когда хотелось бы. Возить корейцев в Штаты, ведь им требуется заполнять слишком много документов, и жители КНДР редко на это идут.

Однако прямой вопрос: что же они предлагают делать с санкциями, введенными за ядерные испытания, – остается без ответа. Они выходят на контакт с Министерством финансов, с Госдепом. Но говорят исключительно о гуманитарной миссии. Которой, видите ли, мешают ограничительные меры. "Я за то, чтобы снять санкции, – говорит мне после панели один из присутствующих журналистов. – Если наши контакты будут усиливаться, если мы будем поставлять в страну достаточно гуманитарной помощи, это неизбежно приведет к трансформации социума. Иначе с Кимом ничего не сделать". Мы дискутируем какое-то время, но Россия и Крым для него не аргумент, хотя в этом случае он – по меньшей мере, в нашем разговоре, на словах – санкции поддерживает.

Цель невинной с виду гуманитарной панели очевидна, это попытка перезагрузки северокорейского нарратива. С одной стороны, она выгодна президенту, которому упрямство Ким Чен Ына мешает продемонстрировать к выборам убедительную историческую победу. Если не смягчается Ким – можно зайти с другой стороны и продать обществу идею необязательности тотального разоружения, по меньшей мере, не в этом и не в следующем году. Не в этой пятилетке. Не при этом Киме и Трампе.

С другой стороны, она безусловно выгодна Киму, которого жесткие санкции лишают кислорода. Американская гуманитарная помощь и смягчение ограничительных мер Пхеньяну жизненно необходимы. Никому в здравом уме не придет в голову протягивать руку помощи лично диктатору, но есть же больные, страдающие, лишенные средств к спасению граждане Северное Кореи. Вам это ничего не напоминает?

Читайте также: Вloomberg: Трамп заявил, что повысит пошлины для Китая, если Си Цзиньпин не приедет на саммит G-20

Задача санкций действительно в том, чтобы ухудшать жизнь. Однако в первую очередь – жизнь режима. Это затяжная, изматывающая все стороны война на выжимание последних соков. Рано или поздно режим начинает поедать себя сам, потому что больше ему не на чем паразитировать. Не все санкции, разумеется, одинаково полезны, и уж точно они ничего не приносят сами по себе, без внятной политики, направленной на удушение режима. Это плотный целлофановый пакет, если угодно, и многое, конечно, здесь зависит от рук, которые его держат. Но всякий раз, когда режим серьезно истощен, поднимается вопрос о слезинке ребенка. Потому что, в отличие от режима, на сытой стороне тех, кто вводит санкции, принято – и физиологически естественно – жалеть детей.

Надо сказать, модератор панели Дуглас Бендоу, известный сторонник политики невмешательства, в смысле уменьшения влияния Штатов на мировую политику, и противник расширения НАТО, еще в 2014 году на телеконференции под названием "Почему Крым не стоит Третьй мировой войны" называл Украину фейковой страной и предлагал позволить Путину делать с нами примерно все, что ему вздумается.

Наблюдая за нынешними попытками Бендоу установить в американском информационном поле мину замедленного действия, заботливо завернутую в религиозно-гуманитарный фантик, невольно рисуешь себе картину: Ким Чен Ын и Владимир Путин в окружении десятков охранников, охранниц и камер, сопровождаемые ликующим до слез народом, бегут стометровку. С кого-то из них при помощи продажных негодяев или полезных идиотов санкции на финише снимут раньше.

Если, конечно, неожиданно не победит здравый смысл. По меньшей мере, в случае Северной Кореи шансы на это по-прежнему немалые.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Яна СЛЕСАРЧУК


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини