MENU

Российская пропаганда намеренно хочет представить войну, развязанную Путиным, как внутреннее дело Украины, – эксперт

2309 2

Данная статья является вольным авторским переводом некоторых базовых положений главы из книги, вышедшей на английском языке – Tsybulenko E., Francis J.A. (2018) Separatists or RussianTroops and Local Collaborators? Russian Aggression in Ukraine: The Problem of Definitions. In: Sayapin S., Tsybulenko E. (eds) The Use of Force against Ukraine and International Law. T.M.C. Asser Press/Springer, The Hague, pp. 123-144.

Конфликт на территории Украины представляет собой уникальный вызов для международного сообщества, поскольку в целом часто отсутствует понимание правового статуса участников боевых действий и, соответственно, самого конфликта. Агрессия России против Украины имеет место в двух регионах: в Крыму и на Донбассе. Следствием этой агрессивной войны является оккупация и незаконная аннексия Крыма и оккупация отдельных районов Донецкой и Луганской областей (сокращенно – ОРДЛО) с продолжающимися боевыми действиями в этом регионе. Определение РФ, как агрессора и оккупанта официально закреплено в многочисленных резолюциях международных организаций – ООН, ОБСЕ, ПАСЕ и т.д. – наиболее важные резолюции с ссылками на первоисточник приведены в приложении.

Более того, уже после выхода книги, российская агрессия вышла на новый уровень – украинские военные суда были неспровоцировано обстреляны российскими оккупантами в Черном море в исключительной экономической зоне Украины, после чего захвачены. Экипажи были арестованы, включая раненных, и РФ, в очередной раз нарушая все мыслимые нормы права вооруженного конфликта, отказывается даже предоставлять украинским морякам статус военнопленных, пытаясь привлечь их к уголовной ответственности.

За пределами Украины уже достаточно хорошо известно об оккупации Крыма, однако, если не считать специалистов, мало что известно о продолжающейся российской агрессии на Донбассе. Даже несмотря на то, что различные международные резолюции и заявления четко определили данную ситуацию, как  агрессию России и даже «продолжающуюся российскую войну против Украины» (ПАСЕ), фиксировали присутствие российских регулярных войск и прямо требовали их вывода, существуют различные альтернативные и вводящие в заблуждение термины, используемые для описания ситуации.

Читайте также: Хто такий Віталій Комарницький і чи боровся він із сепаратистами у Луганську?

С одной стороны, некоторые определяют коллаборационистов и даже регулярные российские войска как «мятежников» и «сепаратистов» и нередко, как следствие, рассматривают ситуацию на Донбассе как «гражданскую войну», «действия сепаратистов»или «гибридную войну».

Другие маркируют коллаборационистов как «поддерживаемые Россией силы/сепаратисты»или «поддерживаемые Кремлем боевики», что хоть и определяет ситуацию как нечто большее, чем просто внутренний конфликт, все равно вводит в заблуждение, так как камуфлирует прямое участие в конфликте российских регулярных войск.

Иначе говоря, ситуация рассматривается либо в контексте внутреннего вооруженного конфликта (что в корне неверно), либо как наличие двух параллельных конфликтов – международного с РФ и внутреннего с некими «сепаратистами» (ситуация на востоке Украины именно в таком ключе пока рассматривается даже Международным уголовным судом), что тоже вводит в заблуждение. Таким образом, для понимания ситуации крайне важно, чтобы стороны в конфликте были правильно определены в глазах общественности и международного сообщества.

Авторы считают, что категорически неверно рассматривать ситуацию на Донбассе, как отдельный конфликт. На самом деле это продолжение российской агрессии, которая была начата в Крыму. С самого начала конфликта на Донбассе российские Силы Специальных Операций (ССО), которые являются частью регулярной российской армии, принимали активное участие в захвате зданий и раздаче оружия коллаборационистам. Помимо ССО в Украину были направлены российские ЧВК, которые действуют под прямым контролем государства, а также был организован (в том числе через российские военкоматы) рекрутинг и отправка в Украину так называемых «добровольцев». Уже не для кого не является секретом, что непосредственно боевые действия на востоке Украины были развязаны полковником ФСБ Гиркиным (выступающим под псевдонимом Стрелков), который принимал активное участие и в захвате Крыма.

Начиная с лета 2014 года в конфликте начали принимать непосредственное участие сухопутные войска и ВДВ РФ, причем это участие заключалось как в безнаказанных обстрелах украинской территории с территории РФ (ВС Украины не могли отвечать на эти обстрелы из-за опасения спровоцировать более масштабное вторжение), так в прямом вторжении на территорию Украины. Максимальное участие регулярной российской армии – по разным оценкам от 8 до 12 усиленных БТГ, отмечалось во время Иловайских событий, а также во время штурма Дебальцево. Кроме этого, РФ активно поставляла оружие (включая тяжелое) местным коллаборационистам, в т.ч. образцы вооружения, которые никогда не состояли на вооружении ВС Украины. Этот момент принципиален в связи с тем, что пособники оккупантов пытались объяснить наличие у них тяжелых вооружений тем, что они якобы захватили его в боях против армии Украины.

С полным списком частей и подразделений российской армии, которые принимали участие в войне против Украины, а также предоставленной коллаборационистам военной техники, можно ознакомиться в базе данных Inform Napalm. Информация переведена на многие языки мира, включая украинский, русский и английский. Сами коллаборанты неоднократно отмечали, что именно присутствие регулярных российских войск было решающим для победы в боях. На начальном этапе конфликта РФ не утруждала себя даже тем, чтобы найти местных коллаборантов для занятия руководящих политических должностей. Например, первым так называемым «Председателем Совета министров Донецкой Народной Республики» был гражданин России Александр Бородай, тесно связанный с российскими спецслужбами. Отдельно стоит отметить так называемые «гуманитарные конвои» РФ, которые под прикрытием гуманитарной деятельности активно используются для доставки на оккупированные территории оружия и боеприпасов, а также для вывоза погибших российских военнослужащих.

Читайте также: Зеленський має зрозуміти, що війна з Росією може тривати без кінця

Если на начальном этапе войны, воспользовавшись неразберихой военного времени на оккупированных территориях и действовали отдельные неподконтрольные Кремлю бандформирования, то за последние годы все военные подразделения коллаборантов были взяты под полный контроль российским командованием и сведены в два корпуса – так называемые «1-й армейский корпус ДНР» и «2-й армейский корпус ЛНР». Оба корпуса по факту являются частью недавно воссозданной 8-й гвардейской общевойсковой армии РФ.

Вопрос заключается в том, можем ли называть пособников (коллаборационистов) российских агрессоров – «сепаратистами»? Очевидно, что нет. С таким же успехом «сепаратистами» можно было бы назвать войска генерала Власова или режим маршала Петена, которые контролировали некоторые территории во время Второй мировой войны. Но всем было ясно, что держатся они лишь за счет поддержки Вермахта.

Вот и в данном случае термины – «сепаратисты», «ополченцы» и, как следствие, «гражданская война» введены в оборот российской пропагандой намеренно, чтобы закамуфлировать участие в конфликте РФ и представить войну, развязанную Россией, как внутреннее дело Украины.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Евген ЦЫБУЛЕНКО


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини