MENU

Polityka: Эпоха без ДРСМД – новый этап политической истории

556 0

Появившийся в годы холодной войны Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности – это не первое и наверняка не последнее утратившее актуальность соглашение по вопросам разоружения. Плохо то, что сейчас мало кто вообще горит желанием вести переговоры об уничтожении оружия.

Эпоха без ДРСМД наступила задолго до того, как он сам стал историей. Для нас она началась в момент вступления Польши, Чехии и Венгрии в НАТО, то есть тогда, когда на нашу территорию символически «нацелили» российские ракеты. Их параметры формально соответствовали требованиям Договора, но для Варшавы, Будапешта или Праги они представляли реальную угрозу.

Однако настроения были тогда оптимистическими. Предполагалось, что Россия (пусть даже постепенно) вступит на путь демократизации, внедрения рыночной экономики и распространения прав человека. В отдаленном будущем она должна была стать полноправным членом объединенной Европы и даже НАТО. Мечты рухнули в первые годы XXI века, а потом россияне действительно взяли на прицел важнейшие натовские объекты в нашем регионе, а поскольку дальность ракет систематически увеличивалась, над Западом нависла тень угрозы.

РСД-10 против «Першинг 2»

Историю ДРСМД в последнее время напоминали уже сто раз. Если говорить максимально коротко, его цель состояла в первую очередь в том, чтобы защитить Европу от перспективы ядерного уничтожения в результате развязывания третьей мировой войны. У немецкой границы и тянущегося вдоль нее железного занавеса в начале 1980-х годов находилось 80 тысяч ракет, способных перенести ядерные боеголовки на тысячу километров вглубь территории противника. Советские РСД-10, которые были на тот момент очень современным оружием, ужаснули Запад. Твердотопливная ракета с пусковой установкой на колесном шасси имела три боевых блока мощностью по 150 килотонн, способных с повышенной точностью поражать цели. Она могла в первые минуты войны уничтожить ключевые базы НАТО, командные пункты и аэродромы, а потом – города.

Американцы были вынуждены дать симметричный ответ. Спустя несколько лет в ФРГ появились первые баллистические ракеты «Першинг-2» и крылатые ракеты наземного базирования «Томагавк». Разместить их просил сам немецкий канцлер. Они были способны обрушиться градом на Ленинград, а в первую очередь – уничтожать наступающие российские полки и их командующих. Многие из ракет должны были упасть на Польшу, поскольку именно здесь было удобнее всего задержать второй бросок войск Организации Варшавского договора.

В результате развития ракет средней дальности третья мировая война могла начаться и закончиться в Европе, при этом США и Россия имели возможность не обращаться к использованию своих стратегических сил: континент превратился бы в радиоактивный пепел.

Возможно, Путин плакал

Политики и дипломаты поняли, что это безумие. Американцы начали уговаривать россиян ограничить количество ракет средней дальности в Европе еще при Джимми Картере. Брежнев оказался несговорчивым, но тогда появился Рейган с доктриной технологической гонки. Тем временем экономика в СССР уже трещала по швам, и Горбачев счел, что отсрочить катастрофу поможет снижение военной нагрузки на бюджет.

Договор о РСМД удалось согласовать со второй попытки, после саммита в Рейкьявике. В итоге на металлолом отправили более 2, 5 тысячи штук стоивших сотни миллиардов долларов современных ракет дальностью от 500 до 5 500 километров вместе с пусковыми установками. Многие военные с обеих сторон плакали. Подполковник КГБ Владимир Путин наверняка тоже.

Дело не только в России

Когда 10 годами позднее Путин, придя к власти, вооружил армию «Искандерами» с баллистическими ракетами, он формально не нарушил ДРСМД: заявленная дальность действия комплекса составляла до 500 километров. Для нас это оружие стало символом военного запугивания задолго до того, как кто-либо забеспокоился в Берлине или Париже. Обнаруженные американцами десять лет назад данные о результатах испытаний на степных полигонах оставляли мало сомнений в том, что Россия готовит не соответствующую требованиям договора крылатую ракету, которую можно будет использовать с имеющейся пусковой установкой.

Администрация Барака Обамы не хотела эскалации напряженности и попыталась обратиться к методу убеждения, так что впервые открыто об этой теме она заговорила лишь в 2014 году. Становилось все тревожнее: Россия показала в Крыму, что свою экспансивную политику она может претворять в жизнь в том числе с использованием военной силы. От устрашения она перешла к насилию.

Последние пять лет натовские и американские командующие провели, занимаясь анализом всех потенциальных угроз, так что ракеты, нарушающие ДРСМД, наверняка оказались в их списке на одном из первых мест. Соединенные Штаты, будучи правовым государством, не могли просто нарушить договор, поэтому им пришлось из него выйти. Дональд Трамп, заручившись поддержкой НАТО, призвал Россию к порядку, а когда Путин не отреагировал на этот призыв, ДРСМД перестал действовать. Это лишь одна из версий истории, и мы охотно в нее верим. Она гласит, что США, защищая европейцев, приняли вызов зловещего Кремля и привели к отмене вредного запрета.

Версия, которой склонны придерживаться эксперты по глобальному раскладу сил, выглядит иначе: российская провокация, приведшая к разрыву ДРСМД, была американцам выгодна. Они смогли освободиться от тесных рамок, ограничивавших их шаги на совсем другом направлении: китайском.

Министр обороны объясняет ситуацию

В последнее десятилетие внимание Пентагона было приковано именно к Восточной Азии (или, если смотреть со стороны Америки, к западной части Тихого океана). Наращивание Китаем военного потенциала заставляет американцев задуматься о том, могут ли они защитить свою сферу влияния и своих союзников. Эти размышления наводят их на мысль, что одного арсенала соответствующих требованиям ДРСМД ракет морского и воздушного базирования будет мало: необходимо как можно быстрее получить ракеты наземного базирования дальностью более 500 километров. Китай, на который ограничения не распространялись, активно создает вооружения, а американцы не могут ему ответить.

Читайте также: Крах ДРСМД стал проблемой для Китая

Если кого-то интересовало, зачем США нужны ракеты увеличенной дальности, ситуацию на прошлой неделе прояснил министр обороны Марк Эспер (Mark Esper), сказав, что видит их в Азии. Он подтвердил (правда, сразу же прикусив язык), что основной целью станет, скорее всего, не Россия. До того как ДРСМД ушел в небытие, американские оборонно-промышленные предприятия, отвечая на запрос армии, начали работу над увеличением дальности существующих ракет. Когда договор утратил силу, оказалось, что они продвинулись настолько далеко, что смогут поставить первые экземпляры уже через два-три года. Это означает, что американцы давно хотели избавиться от ограничений.

Трамп не любит старые договоры

Избавление от рамок ДРСМД – это очередной шаг США, указывающий на то, что они хотят заново сформировать международные нормы, которые сами навязывали в прошлом. Раз изменился мир, значит, должны измениться правила, будто бы говорят политики из лагеря Трампа и сам президент. В первую очередь это касается новейших соглашений, как сделка с Ираном, которая теоретически гарантировала контроль над ведущимися Тегераном ядерными исследованиями, или договора о защите климата, который (тоже теоретически) был призван отдалить перспективу климатической катастрофы.

Важно даже не то, что США избавляются от остатков обамовского наследия, а то, что они на самом деле пересматривают свой взгляд на мир, и в новой системе главным соперником американцев и основной угрозой становится Китай, поэтому прежние ограничения, выработанные в рамках отношений с СССР, утрачивают смысл.

США сами не без греха

Трамп не был первым американским президентом, который отменял международные соглашения по разоружению, а США – единственной страной, которая этим занималась. За последние 20 лет рухнуло несколько столпов глобальной и европейской системы безопасности. Несмотря на это мир продолжает как-то функционировать, а отмена некоторых ограничений позволила повысить оборонный потенциал США и НАТО, а, значит, также Польши.

Речь идет прежде всего об отвергнутом при Джордже Буше – младшем Договоре об ограничении систем противоракетной обороны, который работал в течение 30 лет, распространяясь на СССР (Россию) и США. Документ, подписанный в 1972 году, позволял развернуть только одну систему ПРО по каждой из сторон и лишь на 100 противоракет (вокруг Москвы и вокруг американских пусковых установок межконтинентальных ракет). США добились в сфере этих вооружений преимущества и решили его использовать, а поэтому в 2002 году вышли из Договора. Предлогом для такого шага стали теракты 11 сентября 2001 года. Общественности объяснили, что если вместо самолетов какое-то государство-изгой решит использовать ракеты, американцы не смогут себя защитить.

Потом США создали Агентство по противоракетной обороне и план формирования глобальной системы ПРО, которая сможет обеспечить безопасность и Америке, и НАТО. Следствием этих действий стало создание в польском Редзиково 24 пусковых установок для противоракет SM-3 IIA или расширение в Калифорнии и на Аляске баз, на которых располагаются более крупные противоракеты наземного базирования GBI. Россия сочла это, разумеется, очередной «геополитической катастрофой».

Россияне не лучше

В 2007 году Россия приостановила, а в 2015 году полностью прекратила свое участие в одном из основополагающих соглашений в сфере разоружения, подписанных под конец холодной войны. Это был Договор об обычных вооруженных силах в Европе, переговоры по которому велись с 1980-х годов под эгидой ОБСЕ. В свое время его заключение считалось важной вехой в процессе разрядки между Западом и СССР. В результате было уничтожено огромное количество обычных вооружений, что, по задумке, должно было снизить уровень военной угрозы в Европе. Польша тогда выступала в переговорном процессе на стороне Восточного бока, а процесс сокращения арсеналов затронул в том числе нашу армию.

По мнению США и НАТО, Россия уже при Борисе Ельцине не соблюдала установленные лимиты, даже несмотря на появление поправок, ограничивших потенциал Калининградской и Псковской областей. При Путине ДОВСЕ стал разменной монетой, которую использовал Кремль, говоря об экспансии Альянса. Когда ни у одной стороны не осталось никаких иллюзий, договор официально прекратил существование.

Договоры уже не в моде?

Следует отметить, что прекращение действия Договора об ограничении систем ПРО, ДОВСЕ и (по крайней мере пока) ДРСМД не спровоцировали острых кризисов. Крах соглашений по разоружению был результатом исходящих снизу и становящихся все более интенсивными процессов. Потребность в сохранении фикции отпала. На пороге третьего десятилетия XXI века наметилась новая тенденция: снижение уровня доверия к договорам как таковым, а связанных со сферой разоружения в первую очередь. Свою роль сыграл в этом Трамп, который открыто говорит о своем негативном отношении к старым документам, хотя с новыми дело у него не клеится (как в случае «денуклеаризации» Северной Кореи). Раз в рамках его концепции США перестают играть роль глобального жандарма, а страны, которые могут себе это позволить, должны защищаться сами, какая может быть речь о контроле над вооружениями (в том числе ядерными и ракетными).

Читайте также: Мир без ДРСМД: что скрывает Китай?

Существуют подозрения, что Трамп не имел бы ничего против продажи ядерных технологий Саудовской Аравии. Это поставит под вопрос существование еще одного важного документа: Договора о нераспространении ядерного оружия, сторонами которого выступают США и другие государства «старого ядерного клуба» (Россия, Китай, Франция, Великобритания). Существование этого работающего с 1970 года соглашения отнюдь не помешало другим государствам обзаводиться ядерным оружием. Это сделали Израиль, Индия и Северная Корея, а Иран продвинулся в своей ядерной программе (исследованиями занимались также Ливия, Сирия, ЮАР и Бразилия). Так что, как мы видим, ни один договор не может остановить политиков, обладающих решимостью и соответствующим бюджетом, а одновременно ставящих на первое место не международное право, а стратегические расчеты.

Трамп ведет свою игру

Венчает всю эту разваливающуюся конструкцию продолжающий считаться важнейшим документом в своей области Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Это очередное звено в цепочке договоров ОСВ и СНВ и тоже наследие разрядки. СНВ-III радикально сократил количество развернутых (готовых к использованию) ядерных боезарядов вместе со средствами доставки, доведя их количество до 1 550 у каждой из сторон. Действие подписанного Обамой и Дмитрием Медведевым в Праге в 2011 году договора истечет в 2021 году, но пока нет никаких сообщений о ведении переговоров на тему его продления или замены новым соглашением. Напротив, Трамп в самом начале своего президентства назвал его одним из тех «плохих документов», которые заключал его предшественник, и указал, что СНВ-III дает преимущества России. Одновременно рассказывают, что американский президент задал Путину вопрос о продлении договора. Прошло два года и хотя лидеры провели несколько личных встреч, новостей о том, что Москва и Вашингтон собираются приступить к переговорам, не слышно.

Много актеров на одной сцене

Крах СНВ-III стал бы самым серьезным ударом по системе соглашений в сфере разоружения. Но изменит ли это ситуацию существенным образом? Нужны ли США и России дополнительные стратегические вооружения? Могут ли эти две страны позволить себе наращивать этот потенциал? Американцы заявляют, что их интересует в первую очередь тактическое оружие, поскольку в этой области они всегда отставали от россиян. Что касается стратегических ракет, то им нужно, скорее, обновлять арсенал (находящимся в подземных шахах ракетам «Минитмен-3» уже 50 лет), чем его наращивать. Российскому бюджету, в свою очередь, не потянуть большего количества ракет, кроме того, те, которыми россияне располагают, новее американских. Так что если СНВ-III утратит силу, поражение в первую очередь понесут политики, а на военных это событие отразится мало.

Конец эпохи прежних договоров, который, по всей видимости, грядет, следует воспринимать как новый этап политической истории. Заключению соглашений способствует существование биполярного мира, в котором проще вести переговоры, а раз мы вступаем в эпоху многополярности, придется подождать, пока международное право не приспособится к новым реалиям. Ясно, что в процессе в формировании нового мирового порядка ключевая роль будет отводиться новым державам: Китаю, Индии, Индонезии, Бразилии. Одной из сторон будущих договоров, по всей видимости, выступит Европейский союз, если он, конечно, сможет выработать единую концепцию стратегической политики. В ближайшие годы нам, скорее, предстоит наблюдать распад прежней системы, чем появление новой, если только все не закончится раньше чем-то очень плохим.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Оригинал на Polityka

Перевод – ИноСМИ


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини