MENU

Аргентина оказалась на грани политической и финансовой катастрофы

4236 0

За более чем два месяца до президентских выборов, назначенных на 27 октября, в Аргентине состоялись так называемые праймериз. По их итогам страна оказалась на грани политической и финансовой катастрофы. Об этом пишет Независимая газета.

На следующий день, в «черный понедельник», местная валюта обесценилась на треть по отношению к доллару США, обвалился фондовый рынок, снизился суверенный рейтинг страны. СМИ запестрели заметками о кризисе «управляемости» по аналогии с ситуацией 1989 и 2001 годов, когда президенты Рауль Альфонсин и Фернандо де ла Руа не смогли завершить свои мандаты и досрочно ушли в отставку.

В течение последующей недели действующий президент Маурисио Макри предпринял попытку отыграть назад и спасти ситуацию: объявил комплекс чрезвычайных мер социального характера, произвел перестановки в кабинете, назначив уже третьего министра экономики, и вступил в диалог с победителем праймериз. Тем не менее обстановка остается чрезвычайно тревожной, и, как пишет корреспондент мадридской Paнs, на улицах Буэнос-Айреса «пахнет кризисом».

Что же случилось в Аргентине 11 августа 2019 года? Почему ни к чему не обязывающие результаты каких-то предварительных выборов возымели эффект разорвавшейся бомбы и вновь вывели Аргентину на первые полосы мировой прессы? Чем объяснить апокалиптические прогнозы о грядущей гиперинфляции, неизбежном дефолте и победе популизма в отдельно взятой Аргентине, а затем и в соседних с ней странах – Боливии и Уругвае, где осенью также ожидаются президентские выборы?

Читайте также: Аргентина и Бразилия могут создать единую валюту

В соответствии с действующей Конституцией и избирательным законодательством президентские выборы в Аргентине проводятся в один или два тура. Победу в первом туре одерживает та пара кандидата в президенты и претендента на пост вице-президента (так называемая формула), которая получает более 45% «за» от числа действительных бюллетеней. Если первая формула набирает не менее 40% голосов, а ее отрыв от следующей пары составляет более 10%, она также становится победителем. Второй тур проводится через 30 дней после первого между двумя парами кандидатов, набравшими наибольшее число голосов. В этом году второй тур в случае необходимости состоится 24 ноября.

В 2009 году тогдашним президентом Нестором Киршнером была проведена политическая реформа, главным стержнем которой стал закон № 25571 «О демократизации политического представительства, прозрачных и честных выборах», в соответствии с которым «президентское голосование» должно было предваряться «одновременными, открытыми и обязательными первичными выборами» (PASO). По результатам PASO каждой партии или предвыборному альянсу предписывалось представить единого кандидата (формулу) на президентских выборах. Эта норма должна была помочь Киршнеру преодолеть диссидентские настроения, назревавшие в Хустисиалистской (перонистской) партии, и стать ее единственным кандидатом на президентских выборах – 2011. (Киршнер планировал вернуть себе штурвал управления страной, но 27 октября 2010 года скоропостижно скончался.)

Несмотря на то что проведение PASO – мероприятие неоднозначное, затратное и не вполне оправдавшее себя в условиях Аргентины в отличие от Уругвая, откуда было заимствовано, Макри не хватило решимости или желания его отменить. Теперь, спустя 10 лет, проведенная Киршнером реформа сослужила хорошую службу главным оппонентам нынешнего лидера, выполнив основную функцию – объединения, пусть и частичного, перонизма вокруг фигуры экс-президента Кристины Фернандес де Киршнер.

Читайте также: Eurasia Review: Россия наращивает свое присутствие в Латинской Америке

Выбор кандидатуры на пост вице-президента имеет особое значение для аргентинских выборов: удачный может предопределить победу кандидата на пост президента, плохой – «утопить» формулу. Макри и Фернандес де Киршнер соперничали и в этом аспекте электоральной игры. Стать претендентом на пост вице-президента Макри внезапно предложил известному перонисту, сенатору Мигелю Анхелю Пичетто. Не менее неожиданной стала и перонистская формула, в которой на роль кандидата в президенты был выдвинут экс-глава кабинета министров Альберто Фернандес, а Кристина Фернандес де Киршнер ограничилась претензией на вице-президентство.

«Рокировочка» никого не обманула. Победа формулы Фернандесов на PASO с более чем 47% голосов, хотя не имела никакой юридической силы, вызвала описанную выше реакцию финансовых и рейтинговых организаций, СМИ, рядовых аргентинцев и власть имущих. Такая реакция объясняется не только тем, что подобного разрыва с голосами, отданными за действующего президента (32%), мало кто ожидал: его не смогли предсказать социологические агентства, замерявшие накануне настроения избирателей, и не подтверждали данные экзитполов. По мнению большинства экспертов, преодолеть разрыв в 15 процентных пунктов Макри может помочь только чудо.

Но аргентинская политика, как известно, удивительна и непредсказуема, так что страхи избирательного штаба главы государства, инвесторов, прессы и избирателей могут оказаться несколько преувеличенными. По крайней мере до 10 декабря, если не произойдет ничего экстраординарного, Макри останется президентом страны, а его электоральные соперники до 27 октября или 24 ноября – всего лишь кандидатами на главные посты в государстве. Только по окончании всех электоральных процедур можно будет пугаться по-настоящему. 

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Наиля ЯКОВЛЕВА


Повідомити про помилку - Виділіть орфографічну помилку мишею і натисніть Ctrl + Enter

Сподобався матеріал? Сміливо поділися
ним в соцмережах через ці кнопки

Інші новини по темі



Правила коментування »  

Новини